Agenda | Агенда Матери

Том XI, 1970, Часть I

   ТОМ-11. 1970год(част-1ая)
   Слушать|Скачать|Агенда ТОМ 11-1
   ТОМ-11. 1970год(част-2ая)
   Слушать|Скачать|Агенда ТОМ 11-2

25 марта 1970 Все продолжает быть очень трудным. Вещи становятся все более сложными и трудными, и в то же время, сила становится все большей, даже удивительно. Но для людей, которые любят быть спокойными (смеясь), это досадно! У тебя есть что-нибудь? Принес что-нибудь, есть что сказать? У меня письмо от Маркиза, моего друга. Он просит твоей помощи... Для чего? Чтобы изменить свою жизнь и избавиться от своих материальных и финансовых проблем. Думаю, он очень богат? Но он хочет избавиться от всего. А!... если бы он дал это Ашраму! (Мать смеется) У него много капиталов вложено в земли, в усадьбы и т.д., и он говорит: я мог бы передать все это в руки какой-нибудь финансовой организации, и посмотреть, что произойдет, или же я сам должен заняться этим, ликвидировать это, а затем прийти в Ашрам? (после молчания) Если он придет, то надо, чтобы он пришел с деньгами, потому что ситуация критическая. Тратится в три раза больше, чем зарабатывается, так что... Это нечто вроде постоянного чуда. И расходы увеличиваются. Этим утром D6 сказал мне, что так дальше не может продолжаться. И это так. И к тому же правительство увеличивает налоги в пропорции один к десяти -- в десять раз больше. Так что вот так. Мы на грани... разорения. Так что я не могу больше принимать в Ашрам людей, кроме тех, кто способен не только удовлетворять свои нужды, но и немного помочь Ашраму. Это очень-очень-очень трудно. (долгое молчание) То, что можно было бы назвать "царством денег", подходит к концу. Но период перехода от того устройства, которое было в мире до настоящего момента, к тому устройству, которое будет (через сто лет, например), этот период будет очень трудным. И так оно и ЕСТЬ. Промышленность была хорошим средством зарабатывания денег -- сейчас же с этим покончено. Правительство забирает всю прибыль. Здесь у нас есть мелкие промышленные предприятия, и они были освобождены от налогов при условии, что они дают 75% своей прибыли Ашраму -- теперь же они изменили свой закон, и теперь это не 75%, а все. Ашраму? ( Ты хочешь сказать, Государству? Нет-нет! Государству они дают все; но раньше мы добились того, что предприятия Ашрама освобождались от налогов при условии, что 75% прибыли они дают Ашраму; теперь же 75% заменили на все 100%. То есть, все предприятия Ашрама должны отдавать всю свою прибыль Ашраму, иначе их облагают налогом. Но это не так уж плохо! (Мать смеется) Да, но это знак времени! Для них это неплохо, потому что со мной (смеясь) всегда можно договориться! Но есть и другие организации... Большинство людей открывают свои предприятия, чтобы заработать деньги на жизнь -- они больше не могут. Они не могут, потому что личные расходы больше не допустимы. Личные расходы "не допускаются" с самого начала. Вспоминаю, как давным-давно моя мать открыла... нечто вроде птицефабрики, не знаю точно, что это было, потому что она хотела немного увеличить свои доходы, и тогда... (это было пятьдесят-шестьдесят лет тому назад), это было очень просто, совсем не сложно; она открыла свое дело и продавала кур, яйца и т.п.; она лично тратила деньги и устраивала все дела... И в один прекрасный день от нее потребовали отчета! И они чуть было не наказали ее очень строго, потому что она брала эти деньги на личные расходы -- она не поняла!... Это меня позабавило. Это было пятьдесят лет тому назад, а то и больше. Ты понимаешь, мне это кажется странным состоянием духа. Зачем вы работаете? Естественно, вы работаете для того, чтобы заработать на свою жизнь -- это не законно. Вы должны работать, но дело -- это вовсе не ваше личное! Вы не имеете права урезать расходы на предприятии, которое сами же и открыли! Мир находится в глупости, которая не имеет себе равных. Так что, естественно, это должно прекратиться, это не может длиться. Как? Что произойдет? Я не знаю... Естественно, их расчеты совершенно ложны (расчеты правительства): они все больше опустошают страну! Так что они действительно находятся в критической ситуации. Но уже давно начали открывать, что все налоги, поборы, все это ведет просто к разорению страны, ни к чему другому... Закроются почти все предприятие, почти все. Так что... Делается масса напрасных вещей. Все это исчезнет, но...

Я нахожусь в связи со всем: приходят увидеться со мной; весь мир идет ко мне жаловаться, они приходят ко мне, чтобы рассказать мне о том несчастном состоянии, в котором находятся вещи: власть имущие, частные лица, весь мир. И я вижу это: это становится ... невозможным. Что делать, чтобы жить? Неизвестно. Потому что в основе всего были заложены деньги -- деньги -- и, естественно, все пытаются заработать их. Сейчас это больше не работает. Невозможно зарабатывать деньги, и невозможно не зарабатывать их все время, так что же делать? -- Надо изменить все. В России они попытались устроить так, чтобы за это было ответственно государство, но это... (смеясь) привело к тому, что правительство набивает себе карманы, а вокруг -- нищета. Так что, поскольку у них не много воображения, то они хотят вернуться к тому, что было раньше. Но это не дело: надо пойти чуть дальше. Земля поделена на такие маленькие кусочки, и каждый кусочек настроен против другого... Нужна мировая организация. И кто же ее возглавит? Надо, чтобы это были люди с мировым сознанием, по меньшей мере! (Мать смеется) иначе дело не пойдет. Так что... предстоит очень трудная сотня лет, очень трудная. Потом, возможно, появится что-то... (молчание) Есть много людей, которые пишут нечто подобное тому, что написал тебе этот человек (Маркиз)! Таких людей много, во всех странах. Они измучены положением дел. Они говорят: "Не надо больше частной собственности!", но у них не много воображения, так что они еще не нашли, что делать. (молчание) Систему трудодней и шкалу качества или степени проделанной работы. Где это практикуют? Я не знаю, это в моем воображении! А! это в твоем воображении. Но это не очень хорошо. Нечто, что основывалось бы на работе. Да. Система трудодней. Тогда можно говорить, что, к примеру, трудодень кули оценивается в единицу, а трудодень инженера стоит пять, это все. Для этого надо ввести целую организацию. Надо будет... нужно нечто подобное в Ауровиле. Основанное на работе. Да, на деятельности. Можно определить работу как деятельность на коллективную пользу, не эгоистическую. (молчание) Трудность состоит в том, чтобы оценить вещи. Ведь для этого надо обладать очень широким видением. Система денежного обращения была удобна тем, что была механической... А другая система не может стать совершенно такой же, так что... Но, например, идея, что у жителей Ауровиля не будет денег -- не будет денежного обращения -- но чтобы есть, к примеру, ведь все люди имеют право есть, естественно, но... С чисто практической точки зрения можно представить, что будет возможность выбора кухонь, в соответствии со вкусом или нуждами каждого (например, есть вегетарианские кухни, не вегетарианские кухни, диеты и т.д.), и тогда, те, кто хочет получить питание с той или иной кухни, должны что-то делать взамен. Следовательно, работать, или... Это трудно организовать практически, совершенно практически... Ведь в можно предвидеть множество земель вокруг города, чтобы они выращивали сельскохозяйственную продукцию в больших количествах для потребления в городе. Но для обработки этих земель сейчас нужны деньги или же материалы. Так что... Сейчас я сталкиваюсь со всеми проблемами во всех деталях, и это не просто! Надо понимать. Ведь идея состоит в том, что в Ауровиле не будет таможен и не будет налогов, и что у ауровильцев не будет частной собственности. Вот так, на бумаге это очень хорошо, а когда дело доходит до практики... И проблема всегда одна и та же: ответственность должна лежать на тех, кто имеет сознание... универсальное, не так ли, иначе... Личное сознание не способно управлять -- мы видим это на примере правительств, это ужасно! (долгое молчание) Есть один психологический момент: это очень интересно, что материальные потребности уменьшаются пропорционально росту духовного сознания. Это не (как об это говорил Шри Ауробиндо), это не аскетизм, и все дело состоит в том, что внимание, концентрация перемещается в другую область... С чисто материальным существом все ясно, его удовлетворяют только материальные вещи; а все те, кто живут в эмоциональном существе и внешнем ментале, их интерес направлен к... например, к произведениям искусства, они хотят жить в окружении красивых вещей, которые доставляли бы им радость. Сейчас это люди кажутся вершиной человечества, но совершенно... то, что можно было бы назвать "центральная область" (жест чуть выше земли), это вовсе не всевышняя область. А мир организован так, что люди, которые не имеют эстетических потребностей, поворачиваются к очень примитивной жизни -- это не хорошо. Нужно такое место, где жизнь... где бы рамки самой жизни не были бы индивидуальным делом, и чтобы красота была бы естественным обрамлением определенной степени развития. Сейчас, из-за того, как устроены вещи, надо быть богатым, чтобы иметь возможность окружить себя красивыми вещами, и это источник несоответствия, так как богатству обычно сопутствует весьма посредственное, заурядное сознание. Так что везде несоответствие и беспорядок. Нужно -- нужно красивое место -- красивое место, где нельзя было бы жить, если человек не обладает определенной степенью сознания. И это должны решать не другие люди, а это должно решаться совершенно спонтанно, естественно. Так что же делать?... Подобные проблемы начали возникать в Ауровиле, и это вызывает очень интересные вещи. Естественно, средства очень ограничены, но это тоже составляет часть проблемы, которую надо решить. (долгое молчание) Условия для того, чтобы организовывать -- чтобы быть организатором (не "правителем", а ОРГАНИЗАТОРОМ) -- условия для того, чтобы быть организатором, должны быть такими: нет больше желаниям, нет - предпочтениям, нет - привязанностям, нет - отвращению -- совершенная ровность ко всем вещам. Естественно, должна быть искренность, это само собой: как только есть неискренность, так сразу же наступает искажение. И тогда организовывать будут только те, кто, находясь при том условии, будут способны различать вещи. А сейчас вся человеческая организация основывается на видимом факте (что есть ложь), общественном мнении (что есть другая ложь) и моральном чувстве, что есть третья ложь! (Мать смеется) Так что...

(молчание) А! ты прочел последние ответы на "Афоризмы"? О твоем переживании Бога? Да, я не уверена, что ясно выразилась... Я не уверена, что это можно опубликовать! Она спросила: "Что Шри Ауробиндо подразумевает под 'радостью быть противником Бога'7 ?" Ты отвечаешь: "По поводу этого Афоризма я тоже вынуждена сказать, что точно не знаю, потому что он никогда не говорил со мной об этом. Но я могу сказать о собственном опыте. До 25 лет я знала только Бога религий, того Бога, что сотворили люди, и я его нисколько не признавала. Я отрицала его существование, но с уверенностью, что если Бог таков, то он мне отвратителен. К 25 годам я нашла внутреннего Бога, и в то же время я узнала, что Бог, описываемый в большей части западных религий, есть ни что иное, как Большой Противник. Когда же я пришла в Индию..." А! сколько же раз нужно к этому возвращаться... Мне было 25 лет, а я родилась в... семьдесят восьмом году. Значит, это было в 1903. А я приехала в Индию в 1914. Надо отметить это. Это к 1903 г. я имела переживание внутреннего Бога. "Когда я приехала в Индию в 1914 и узнала об учении Шри Ауробиндо, то все стало очень ясно." Я не люблю говорить о себе. Только... (да, это то, чего я не знаю: сохранится ли мое тело -- я не знаю об этом ничего, и это меня не интересует), но, кажется, что не будет полезно, если это тело уйдет. Послушай! (молчание) Не уйдет: изменится. О! изменится... Это возможно? Но если это невозможно с твоим телом, то как это будет возможно с другими телами? Нет... Я не знаю. Для человека кажется доказанным, что требуется еще много рождений, чтобы сделать прогресс, и будут промежуточные рождения очень скоротечные, будет форма, которая не сохранится. И тогда, может быть, те люди, которые имеют сейчас тело немного... (как сказать?) развитое или "продвинутое", будут иметь детей, которые сами будут... вот так (жест лавинообразного движения), а затем эта ступенька исчезнет. Я не знаю. Ведь это факт, что для самого существования требуется эта зависимость от чего-то материального, так что, естественно, каждый шаг приносит старую трудность, которая снова возвращается. Этот вопрос питания... Все это находится под наблюдением и в данный момент (под наблюдением очень тщательным, которое я могла бы классифицировать как почти научное), что же, клетки сознают божественную Силу и мощное воздействие, оказываемое этой Силой, но они также сознают, что для их жизни, даже на стадии трансформации, еще нужно это поступление, которое приходит снаружи -- и вместе с этим каждый раз проглатывается новая трудность... И все, что я говорила по поводу функционирования (изменения функционирования) доказывается все больше и больше, но есть то, что остается (питание), и тогда желудок и все остальное, и кровь и... И тогда, учитывая все это, можно ли представить (я не знаю(, можно ли представить нечто, что работало бы подобным образом и не приходило бы в негодность? что было бы способно на постоянный прогресс (может длится лишь то, что постоянно прогрессирует)? Что способно на прогресс?... В настоящий момент, это вот так... (жест баланса).

Все, что было автоматическим, почти исчезло -- это приводит к большому ослаблению с точки зрения способности; это заменяется сознанием, которое имеет определенное могущество, которого не было прежде: есть улучшение. Но, в конечном счете, что же, с точки зрения обычной жизни, я не могу больше делать то, что я делала тогда, когда мне было двадцать лет, это совершенно очевидно. Возможно, я знаю в сто тысяч раз больше, чем прежде, но... Это тело, само тело знает -- оно знает , оно спсобно знать все, что он не знало в тот момент -- но с точки зрения чисто материальной... (Мать качает головой, показывая неспособность своего тела). Может ли это возобновиться? Я не знаю. Это еще вопрос. Я не знаю... И это не может длиться, только если не возобновятся его способности; как об этом очень здраво говорил Шри Ауробиндо: кто захочет продолжать существовать в теле, которое утратило все способности?8

Ведь у тела слабое зрение, плохой слух, оно больше не может ясно говорить, ... в конце концов, не может свободно передвигаться, не может больше поддерживать свой вес -- подобные вещи. Может ли это, такое, как оно есть, ЭТО (Мать щиплет кожу своих рук), будет ли оно способно трансформироваться через Силу? Возможно ли это? -- Узнаем об этом, когда это будет сделано, и не раньше! Мне это кажется совершенно возможным. Очевидно, логически, ты прав, потому что там есть способность лечить; так что, если есть способность лечить, то есть и способность предотвращать разрушение. Очевидно. Но все возможности есть там! Вопрос заключается пр??? ???мен и грязен -- всегда. То есть, там всегда сумерки -- едва ли видно -- и грязь. И это не мнение, не ощущение: это материальный ФАКТ. Следовательно, это сознание (телесное) уже сознает мир... который больше не подчиняется прежним законам. Клетки совершенно, абсолютно убеждены, что... (я выражаюсь самым простым образом) Всевышний всемогущественен, ты понимаешь? Только, то, в чем они не убеждены, это ХОЧЕТ ли Он (смеясь), чтобы это было так или по-другому, то есть, хочет ли Он, чтобы трансформация шла в уже существующем теле или поэтапно. Но тогда на это потребуются века и века... Да, естественно! Но кажется, что МОМЕНТ настал? На это нет совершенно никакого ответа. О! но я очень хорошо знаю, почему нет ответа! Потому что (как сказать?... надо выразиться совершенно по-детски) физическая материя очень ленива, так что... (смеясь), если бы она была уверена, то она бы расслабилась и распустилась! Единственно то, что завоевано (почти тотально), это: больше нет желания, нет предпочтений (жест недвижимости). Это заменено на... "Только то, что Ты хочешь." Не выбирать, не говорить: "Это лучше того" -- что Ты хочешь. Это состояние естественное и спонтанное. (молчание) Хорошо (смеясь), посмотрим! Нет, я не думаю. Что? Я не верю. Потому что, иначе, действительно потребуются века, века и века. Да. Но века -- это почти ничто для Всевышнего. Да, очевидно. Для него это... Но все же мир пришел к такому острому состоянию страдания и боли, что... Да. Это момент, когда ОДНО тело может достичь достаточного изменения, чтобы дать человечеству конкретную надежду. Да-да... Только, возможно, это может быть как пример. Да, возможно, но не только, потому что в тот день, когда эта Мощь до такой степени войдет в материю, ты будешь иметь возможность перейти в другое тело, которое будет уже готово. А! но эта возможность уже есть. Я постоянно предвижу это -- необычайно... Ты знаешь, маленькие чудеса все время, все время. (молчание) Есть, очевидно, ОДИН момент, когда это произойдет.

________________________________________

28 марта 1970 (Мать протягивает ученику записку) Это то, что я получила в связи с конференцией "New Age Association"9 ["Ассоциация Нового Века"]. Они задали вопрос: "Состоит ли цель жизни в том, чтобы быть счастливым?..." Тогда я ответила: "Это как раз переворачивать вещи с ног на голову. Целью человеческой жизни является открытие Божественного и его манифестация. Естественно, это открытие сопровождается счастьем, но это счастье является следствием, а не целью самой по себе. И будет ошибкой принимать следствие за цель жизни, что и является причиной большей части бед, которые постигли человечество." Только что они подумают под "счастьем"! Да! каждый думает, что это его личное маленькое счастье, и как раз от этого все беды. Они написали "to be happy" ["быть счастливым"]: "Is the aim of life to be happy?" ["Состоит ли цель жизни в том, чтобы быть счастливым?"]... Это ЧУДОВИЩНО! Как раз это и вызывает деформацию, является источником всего. "Я счастлив, если я убиваю кого-то -- вот я и убиваю кого-то!" (Мать смеется). Да, всегда в центре ставится маленькая личность. Да, всегда-всегда! (молчание) Что ты принес? Ничего?... Есть кое-что из Шри Ауробиндо, ты читал это? По поводу четырех стадий боли? 422 - Есть четыре стадии боли, которые Бог причиняет нам: когда это просто боль; когда это боль, которая является причиной удовольствия; когда боль является удовольствием; и когда это только неистовая форма наслаждения. Ты отвечаешь: "Если Шри Ауробиндо говорит о моральной боли, как она есть, то по своему опыту я могу сказать, что эти четыре стадии, о которых он говорит, соответствуют четырем состояниям сознания, которые соответствуют внутреннему развитию и степени единения с божественным сознанием, достигнутым через индивидуальное сознание. Когда это единение совершенно, тогда больше нет 'неистовой формы наслаждения'. Если же речь идет о физической боли, претерпеваемой телом, то это переживание не идет в так ясно определенном порядке; тем более что, чаще всего, единение с Божественным приводит к исчезновению боли." Да, это мое переживание, о котором я тебе рассказывала. Я не знаю, действительно ли он говорил о физической боли?... Как он выразился? "...A fierce form of delight" ["свирепая форма восторга"] Такое переживание я имела в 1912 году (в 1912 или 13, я не помню), в Париже. Я была в Париже. Я тревожилась по поводу того, что кто-то должен был вернуться из поездки в определенный час, но часы шли и шли, а он все не приходил. В тот момент я испытывала нечто вроде тревоги, я спрашивала себя, что же произошло. И эта тревога вдруг... Ведь я уже осознавала свое психическое существо (уже давным-давно), и эта тревога вдруг достигла такой необычайной силы, что это произвело (жест взрыва) фейерверк -- чудо! Тогда я понимаю, что подразумевается под "fierce form of delight". Но это было чисто психологическое, это не физическое... Это было в 1912 или 13. Но физически, все переживания тела сейчас таковы, что достаточно телу поставить себя... так, чтобы отдать себя безоговорочно, полностью отдать себя в божественное Присутствие, как боль, какой бы она ни была, исчезает. Я как-то уже говорила об этом. Это не так, что боль преобразуется в нечто иное: она исчезает. И тогда, с физической точки зрения, самое важное есть то, что боль исчезает, и ПРИЧИНА боли исчезает тоже. То есть, растворяется беспорядок, его больше нет. Вот почему я не думаю, что Шри Ауробиндо говорит о физическом, ведь в физическом переживание совсем другое.

Психологические или внутренние вещи, даже ощущения (ощущения, касающиеся событий: не ощущения, касающиеся тела) имеют некую текучесть, это совсем другой природы. Вещи в теле имеют нечто вроде... (как сказать?), возможно, устойчивости или конкретной фиксированности, я не знаю. Например, если есть где-то боль (положим, есть сердечное недомогание или боль в легких или... боль), то это соответствует чему-то внутри, чему-то, что произошло, расстройству, и эта боль (когда находишься в спокойном состоянии) соответствует нечто, что можно было бы назвать "положением" клеток, а когда боль исчезает, тогда, можно сказать, клетки возвращаются на место -- нельзя сказать, что расстройство продолжается, и оно при этом не чувствуется, это не так. Следовательно, меняется не ощущение: меняется материальный ФАКТ. И я нашла это гораздо более чудесным: контакт с истиной Силой приводит все в порядок. Однако, остаются привычки физических вещей, и такое ощущение, что требуется время... Но это из-за того, что клетки не приучились подчиняться, отдавать себя. Когда клетки сознательны и отдаются, то я заметила, что это может идти очень быстро. Но это может зависеть от рода расстройства; представь, например, что сломана кость, тогда требуется время, чтобы она срослась.

Я ломала вот эту косточку (Мать указывает на мизинец левой руки), тогда Шри Ауробиндо был здесь, и я никому, кроме него, не сказала об этом (самое главное, я не говорила докторам). Я не перевязывала палец, я держала его прямо. Был даже момент, когда чувствовалось сращивание (была небольшая опухоль, как это бывает всегда), но и опухоль тоже исчезла. Но это заняло... я точно не помню, сколько потребовалось на это времени (это было давно), и все внимание я придавала только тому, чтобы не трогать этот палец (это была левая рука), и кость срослась без шины, без повязки, без ничего, просто так, довольно быстро, и не осталось НИКАКОГО следа. А палец был сломан. Палец был сломан, но кость не была смещена. Я чувствовала перелом -- месяц спустя все кончилось (я точно не помню, сколько дней). А перелом -- это, очевидно, нечто конкретное! Но я не знаю, шел ли бы сейчас процесс сращивания, к примеру, быстрее? Я не знаю. Но сейчас происходит совершенно сознательная и я могла бы сказать "методическая" работа, чтобы одна часть тела за другой, и все части вместе, и все группы клеток научились... истинной жизни. (молчание) Но есть одна вещь... В том, что он написал, в том, что мне сказали, кажется, что Шри Ауробиндо принимал как знак трансформации постоянное присутствие Ананды... И это была одна из вещей, о которой я с ним говорила: существо, которое манифестировало в это тело и, следовательно, тело (потому что даже с самых малых лет это тело пыталось подчиниться внутреннему существу, не оставаться независимым), в самом теле никогда не было ни ощущения, ни нужды, ни даже намерения жить в Ананде. Тело, еще с малых лет, было построено из... (это можно выразить так:) "Воля делать то, что должно быть сделано" -- быть тем, чем нужно, и делать то, что нужно. В раннем возрасте телу не был известен объект подчинения, но с той минуты, когда оно об этом узнало, это стало для него определенным... Ведь первым контактом (как я уже говорила) было божественное Присутствие в психическом существе, и затем, с той минуты, когда это стало фактом -- явным фактом: не было возражений, переживание было совершенно убедительным -- с этой минуты у тела не было больше другой идеи (даже не идеи: желания), кроме как быть тем, что хочет ТОТ... Сейчас же для тела это вне всяких сомнений: тело вот так (жест открытых рук), просто внимательно и озабочено лишь тем, чтобы делать то, что хочет Божественный, и тело все больше и больше пытается не чувствовать ??? что он сказал, что люди могут преодолевать потребность быть счастливыми (не "счастливыми", это ничего не значит), в конце концов, потребность удовлетворения, Ананды, но для этого тела это спонтанно, вот так! без усилия. Никаких заслуг! Это было совершенно естественным.

Вот почему тот вопрос (является ли целью человеческой жизни быть счастливым?) для самого тела так очевиден! Если ему сказать: "Вы пришли в мир, чтобы быть счастливыми..." (Мать смотрит с изумлением), то оно не поймет!

* * *

(Немного позднее Мать просит ученика поискать цитату из Шри Ауробиндо для апрельского послания. Мы предложили вот это:) There is nothing that can be set down as impossible in the chances of the future, and the urge in Nature always creates its own means.10

Это интересно... Как раз это изменение сознания происходит в клетках тела: им говорится, что "Природа найдет средство", и это оставляет их совершенно безразличными -- у них такое впечатление, что это Божественное НАПРЯМУЮ... обрабатывает Материю. Это так, это то, что я называю "сменой власти": это заменить силу Природы божественной Силой, напрямую. И у клеток больше нет всей этой (как сказать? я не нахожу слов во французском языке), reliance [опора, надежда, поддержка, доверие]. Confiance? [доверие, вера] Это вовсе не confiance, это "compter sur" ["полагаться на"]. Клетки больше не полагаются на Природу: у них есть убеждение и вера, и даже переживание (фрагментарное) прямого Влияния Божественного. Это только Природе требуется некоторое время, чтобы что-то сделать. (молчание) Нет ничего другого? Whatever the way may be, you must accept it wholly and put your will into it; with a divided and wavering will you cannot hope for success in anything, neither in life nor in yoga.11

Это очень полезно, действительно, очень полезно! Большинство людей вот так (жест колебания). Есть что еще? To know the highest Truth and to be in harmony with it is the condition of right being; to express it in all what we are, experience and do is the condition of right living.12

А! это очень хорошо! Возьмем это. Это хорошо для всех людей.

* * *

(Затем Мать приступает к переводу этого текста и долго ищет подходящее слово для перевода "right". Ученик смотрит в словаре: "правильное... хорошее... верное... точное...) Французский язык очень буквальный и очень ментальный, нет? Да, он очень жесткий. Жесткий, да. Возникает вопрос, каким же будет язык в Ауровиле? У меня такое впечатление, что это будет язык, который... (Смеясь) Дети дают пример этому: они знают много языков и составляют фразы из слов на всех языках и... Это очень красиво! Крошка A.F. знает тамильский, итальянский, французский и английский; ему три года; и тогда (смеясь) из этого получается каша! Нечто такое. Это как у американцев. У них язык... англичане говорят, что их языки разделят пропасть, а американцы говорят, что у них более живой язык. Вот так. Крошка A.F., он мил... Он очень забавный. Позавчера были именины его матери, так что я ее принимала. Он был очень раздосадован, потому что не был у меня вместе со своей матерью. И он говорил: "Я увижусь с Матерью -- я увижусь с Матерью завтра." Так что вчера все утро он говорил всем встречным: "Я пойду к Матери, я увижусь с Матерью..." Он пришел сюда -- Z сказала мне: он там. Я ответила: "Пойди позови его." (Смеясь) Она пошла за ним, но он сказал: "О! мне больше не нужно увидеться с Матерью!" (смех) ... Вероятно, он почувствовал Силу в атмосфере. Так что ему дали цветок, и он ушел. Я думаю, что эти дети имеют гораздо большую внутреннюю чувствительность -- гораздо большую. Есть такие вот крошки... (им примерно столько же лет: 2, 3, 4). Такой вот малыш пришел со своими родителями, они его привели; я не обращала на него особого внимания (ну малыш, очень мил, это все); а после, когда настало время уходить, он сказал: "Я не уйду отсюда. Я хочу видеть Мать, я отсюда не уйду." И он просил, он говорил: "Я хочу видеть Мать каждый день!"... Он вернулся, сел здесь (все его родственники ушли, получили цветы и т.д.), а он сел у моих ног и оставался молчаливым. Он не шевелился и был совершенно доволен. И, что любопытно, я не обращала на него особого внимания, вовсе нет. Совсем нет. В другой день принесли цветы, и я дала одному малышу розу, а затем он вернулся со своими родственниками: он хотел забрать у них букет и отдать его мне... Он вернулся, сел здесь, затем очень долго смотрел на свою розу, а после подошел ко мне, чтобы дать ее мне как нечто... это было так: "Это самое лучшее, что у меня есть, так что я даю ее тебе!" (Мать смеется) Я вернула ее ему. В них есть нечто большее. (молчание) Люди, говорящие на эсперанто, написали мне официальное письмо, чтобы сказать, что их уже много (что важно) и что они хотели бы, чтобы их эсперанто стал языком Ауровиля... Они много говорят на этом языке, много. Такие люди есть везде, я думаю. Я получила это письмо два-три дня тому назад. Но нужно, чтобы язык Ауровиля зародился бы сам, спонтанно! Да, спонтанно, естественно! А! не надо вмешиваться. В настоящий момент свидетельства о рождении я пишу на французском языке... А когда будет некая центральная организация (это будет Ратуша, Мэрия или я не знаю что -- не важно, что), и если им раздадут паспорта, то они будут жителями мира... Если такое произойдет сейчас, то везде начнут говорить: "Они немного чокнулись", а через несколько лет... это будет естественным. Я вспоминаю начало века (когда ты еще не родился) и сравниваю с тем, что есть сейчас... ГРОМАДНОЕ изменение! (ученик приготовился уходить и положил свой лоб на колени Матери) Этим утром, в течение двух-трех часов, у меня было любопытное переживание (в теле). Было переживание того, что каждый... (как выразиться? это не личность, но как индивидуализированный агломерат) каждый агломерат имеет свою сущностную манеру [образ действия, способ] (не то, что есть сейчас: это то, что будет), имеет свой способ понять и проявить Всевышнее, Божественное, и как раз это и составляет его индивидуальность, его особую манеру. И что все манеры, собранные вместе, с трудом воспроизводят полное Божественное -- но нужно, чтобы каждая манера поняла что это только ОДНА манера, и что все прочие манеры верны в той же степени, что и она. Но это поняло тело! оно чувствовало это очень хорошо, в течение нескольких часов. ОДНА манера... И тогда это было так забавно! потому что (смеясь) тело сказало: "Да-да-да, я представляю манеру, которая хочет, чтобы ВСЕ было гармоничным..." И тело поняло, оно поняло это; тело вовсе не смутило, что есть миллионы и миллионы других манер: это было ЕГО манерой. Все-все-все должно быть полностью гармоничным -- гармония-гармония-гармония. Нечто... (слова очень-очень сухие, они пустые), нечто -- вибрация, которая телу хорошо знакома -- вибрация, которая для него есть... выраженная комбинация Любви и Гармонии. Но "любовь" -- это мало, и "гармония" -- мало. Оба вместе (плюс что-то еще) составляют его манеру бытия во вселенной. Это было очень забавно. Действительно, это было очень забавно. Тело понимает очень-очень-очень хорошо -- очень хорошо -- что все имеет равные права на существование, и что нужно... чтобы все постаралось выразить То, что должно выразить. Это было тело, не ментал -- это любопытно, это имеет ощущение реальности, которая не ментальна, не витальна, не эмоциональна, ничего подобного. Это нечто другое. Это очень-очень конкретно. Это любопытно. И тело было согласно, оно было очень согласно! Оно говорило: "Да, это так, это так, это так!" Было так, как если бы Господь поделился с ним своим секретом. Тело говорило: "Теперь я знаю; сейчас я знаю, что это так." И каждый -- каждый, все -- каждый, все эти миллиарды... все это. Но они не знают! (Мать смеется) Это забавно, ты знаешь! Это было забавно как переживание. Гармония, любовь. Но... не то, что люди вкладывают в эти слова, это не то -- это не то. (молчание) Это после чтения всех этих "Афоризмов": это дает телу много работы. Какой должна быть манера существования? А! надо, чтобы ты сам это нашел. А! вот в чем дело. Я же думаю, что я знаю, но это больше не тело знает это (Мать делает жест наверх). Нет... надо работать. (Мать смеется)

________________________________________

1 апреля 1970 Т. задавала мне вопросы относительно смерти ее брата, N.J. Кажется, что за несколько месяцев до смерти он знал, что умрет, и поэтому сказал: "Я возвращаюсь в Ашрам". А потом я виделась с его сестрой; я сказала ей: "Я знаю, что после смерти он пошел отдыхать -- он может вернуться оттуда." И после этого разговора я немного сконцентрировалась, и однажды ночью я увидела; я увидела, что он вернулся: он был в теле ребенка двух-трех лет. Но он не здесь -- я не знаю, где он. (молчание) Вчера я видела один очень забавный Афоризм. Я не знаю, когда он написал это... Я просто отметила: "Нечего сказать."

Я не знаю, это странно... В этом Афоризме он говорит: "Наслаждаться Природой как наслаждаться телом женщины!" (Мать смеется). 429 - К чему восхищаться Природой или поклоняться ей как Силе или Присутствию или богине? Зачем ее ценить эстетически или художественно? Секрет состоит в том, чтобы наслаждаться ее душой, как наслаждаются телом женщины. Ты видел мой ответ? Да: "Нечего сказать". Нечего сказать, да. Есть и другой Афоризм, где он говорит: "Я не знаю, кого я больше люблю: Кали или Кришну?..." (это комментарий, я цитирую по памяти). "... А затем я понял, что любить Кали -- это любить самого себя, тогда как любить Кришну -- это любить самого себя и еще кого-то другого..." 428 - Некоторое время я не знал, кого я больше любил -- Кришну или Кали; когда я любил Кали, я любил самого себя, но когда я любил Кришну, я любил другого, и в то же время, я любил самого себя. Тогда я начал любить Кришну еще больше, чем Кали. Что в точности он хочет сказать? Я не понимаю... Он пишет так, как если бы он чувствовал с Кали большую тождественность, чем с Кришной. Однако (и он мне это говорил) в нем было нечто от Кришны. Так что я хотела бы знать, были ли эти Афоризмы написаны в одно время, или же их разделяет несколько лет? Кажется, Нолини говорит, что это было в самом начале. Да, это было в начале. В то время, когда все свои письма он подписывал "Кали" [к 1910 г.] А! это в то время, когда он подписывался "Кали"... Все свои письма он подписывал "Кали": письма к Мотилалу13 , например. А! я никогда этого не видела. Смотри-ка, а я и не знала. Так что это было тогда. (молчание) Несомненно, это было задолго до того, как я приехала14 . (молчание) Рассказывала ли я тебе о видении, которое я имела здесь?... Здесь их у меня было много, но было одно... Это было после объявления войны: между тем моментом, как была объявлена война (первая мировая) и моим отъездом. Это был довольно длинный период: война была объявлена в августе, а я уехала в феврале. И вот в это время, однажды, когда я была в медитации, я увидела, как в дверь входит Кали -- живая голая Кали, с гирляндой черепов -- и она вошла, танцуя. И она мне сказала (она остановилась на некотором расстоянии, не доходя до меня), она мне сказала... я не помню точных слов, нечто вроде "Париж захвачен" или "Париж вот-вот падет" или "Париж разрушен" (нечто подобное), в конце концов, немцы шли на Париж. И тогда, в тот момент, я увидела Мать -- Мать, то есть... Как ее называют? Маха...) Махашакти. Огромную!... Ведь Кали была человеческого роста, а она -- огромная (она доставала почти до потолка). Она вошла сзади и держалась там, и она сказала: НЕТ -- просто, вот так (уверенным спокойным тоном). Тогда я (смеясь)... В то время не было радио, мы получали новости по телеграфу; было известно, что немцы идут на Париж, и в тот момент (то есть, в тот день, когда у меня было это видение), в соответствующий момент они запаниковали, без причины, и повернули назад... Это было как раз в тот момент... Они шли на Париж; тогда и вошла Кали, говоря: "Париж пал". А затем пришла Она (Мать верховно рубит рукой): НЕТ... Вот так. Это было действительно замечательно, потому что я была просто вот так, сидела и смотрела. И это все произошло прямо передо мной. Я сказала об этом Шри Ауробиндо, он ничего не ответил. Это он получал новости; затем, после полудня, он мне сказал: "Вот новость...". Кажется, что они вдруг запаниковали; они сказали: "Это невозможно" (им никто не противостоял, путь был открыт, все было ясно, они никого не встретили, ничего), они сказали себе: "Это ловушка." И... (смеясь) они побежали. Они повернулись спиной и ушли... Это было действительно интересно. (молчание) Шри Ауробиндо не говорил со мной об этих вещах (о Кали и Кришне). Я знаю, что в нем было что-то от Кришны -- он мне это говорил, я это видела; это то, что я видела, и он подтвердил это, он сказал мне это. Однажды я даже чувствовала, что Кришна был в нем, а затем... (в тот момент он еще не уединился, он виделся со всем миром: он встречался с людьми, в тот момент он виделся с Павитрой и другими), а затем он созвал всех людей, посадил меня возле себя и сказал: "Я принял решение отойти от деятельности, и вот она будет вашей Матерью и вы...". Он назначил меня официально. А затем он уединился в своей комнате. А я, я работала в том доме, который сейчас называется "Prosperite" ["Процветание"]... И в тот момент я чувствовала, что Кришна был в нем -- вот из-за чего он уединился. Он больше не мог продолжать деятельность в присутствии Кришны? Я не знаю. Я не знаю... Я никогда не задавала ему вопросов, по правде говоря; я никогда ничего не спрашивала: я слушала то, что он говорит. (долгое молчание) Это в то время я десять дней воздерживалась от пищи, чтобы видеть. (Мать входит в долгое созерцание) Я провожу ночи -- почти целые ночи вот так: я не сплю и... это идет так быстро!... Иногда у меня бывают видения. (Мать снова погружается)

________________________________________

4 апреля 1970 Вот уже шестьдесят лет, как Шри Ауробиндо прибыл в Пондишери...

Ты продолжаешь получать "Афоризмы"?... Я не помню, что читала это... Шри Ауробиндо со всей силой навалился на правила, условности...15

У меня сильное впечатление. что этот Афоризм явился результатом того, какую позицию занимала Европа: это смесь секса и йоги и всего этого... Это [жанр афоризма] было совершенно необходимо в тот момент, но сейчас у меня такое впечатление, что это уже пройдено или как раз проходит. (молчание) У тебя ничего?... Нет вопросов, нечего сказать? Есть пара слов от G; если ты хочешь, я могу тебе прочитать... Он пишет: "Мои трудности со здоровьем [сердечные приступы] были нацелены на то, чтобы я открыл такие скрытые элементы в теле, как любовь Матери, милость, и саму Мать... Кажется, мое тело больше не находится на милости у старых верований. Доверие также растет день за днем в моем теле, и я чувствую, я ясно вижу, что тело может отразить любую трудность, приведя себя в контакт с любовью и милостью Матери. Однажды я внутренне попросила Мать не допускать больше этих приступов, которые иногда ставят меня на грань смерти, и, Мать, этих приступов нет уже десять дней!..." (Мать остается молчаливой) Да, он мне говорил, что был очень изумлен, открыв на практике, что "законы" больше не работают; так называемые законы исчезли. (молчание) Все время, в течение недели день и ночь идет как демонстрация всего, что остается смешанным в теле: старые влияния, старые вибрации, старые... и с новой манерой. И тогда, когда новая манера чистая, без примеси, есть еще в теле, в сознании тела... (Мать делает жест неожиданности) изумление нечто, что казалось еще невозможным. Это составляет разницу между тем, что есть, и тем, что должно быть...

Но бывают моменты, когда все-все последствия старой манеры бытия кажутся внезапно стертыми -- но это не длится долго. (долгое молчание) Однажды ты мне сказала, что видела супраментального Шри Ауробиндо на своей кровати...16

Да, да. Было ли там "нечто большее" или нечто, чего нет сейчас или еще нет сейчас? Было сияние. Субстанция была... не излучающей, но... Я не могу сказать "фосфоресцирующей", потому что это был золотой цвет, но тело как бы фосфоресцировало: из тела как выходил как бы золотой "пар". Я имею в виду: был ли некий элемент (я же не вижу ничего), элемент, которого нет сейчас или еще нет, или что? У меня такое впечатление... Да, я могла бы сказать, что соотношения в строении материи уже не были теми же самыми. Я часто спрашиваю себя, что же будет с костями? Есть, очевидно, податливость, гибкость и пластичность, которые невозможны в нашем теле, как оно есть сейчас. И тогда... пока есть внутри эта жесткая арматура, как оно может стать пластичным? Но это было в Шри Ауробиндо? Я ВИДЕЛА это так -- я не притрагивалась. Оно был сияющим, и было впечатление пластичности. Только это было не физическое, а тонкое физическое, это вот так; но в тонком физическом нет костей. Труден как раз переход. (долгое молчание) В сущности, это иметь постоянство без фиксированности. До представления о новом виде всегда думали, что с фиксированность наступает смерть, разложение, и не предвидели того, что на земле что-то может быть постоянным и не фиксированным... Нельзя сказать, что это казалось точно невозможным, потому что все возможно, но... это означает нечто совсем другое в строении материи. Ты, ты мне говорил (ты говорил мне это однажды), что эти существа будут иметь способность оставаться видимыми или невидимыми по своей воле -- но это означает грандиозную пластичность. (Мать несколько раз встряхивает головой и погружается) И... (Мать еще раз встряхивает головой и погружается на долгое время) Это далеко. (очень долгое молчание) У тебя нет никакого намека?... Только это ментально, нет? Тело не может совсем ничего сказать. Такое впечатление, что, возможно, тонкое тело, уже супраментальное или супраментализированное, могло бы материализоваться, служа тем самым... Но как? Как? Служа поддержкой материальному телу. (Мать долгое время молчит) Когда не будет "смеси" ни в какой части, как ты говорила, тогда может произойти это слияние. Возможно. Тело (когда я вхожу в концентрацию), есть момент, когда... (как сказать?)... слово тревога слишком, чересчур сильное, но впечатление бытия до такой степени... незнакомого, да -- незнакомого... нечто. И это ощущение очень-очень-очень странное. Действительно есть, почти постоянным образом, ощущение очень... (по меньшей мере, странное), бытия... больше не этого, но еще не Того. Вот так. (молчание) Невыразимо. Но это совершенно странно; совсем не страха, нет острого ощущения (никакого острого ощущения), есть нечто... Послушай, вот что можно сказать точнее всего: это некая новая вибрация. Это так ново, что... нельзя сказать: тревожно, но это... неизвестное. Мистерия неизвестного. Но в этом нет ничего ментального, не так ли, это как раз в ощущении вибрации. И это становится постоянным. И тогда есть сознание, что для тела нет другого решения, кроме как полная сдача -- полная. И в этой полной сдаче тело замечает, что эта вибрация (как сказать?) эта вибрация не есть вибрация распада, а есть нечто... что?... неизвестное, совершенно неизвестное -- новое, неизвестное. Иногда тело охватывает паника. И нельзя сказать, что тело много страдает, я не могу назвать это страданием; это нечто... совершенно необычайное. Так что единственное решение для тела -- это... исчезновение в божественном Сознании. Тогда все идет хорошо. Но тело знает, что это не так (распад). Ты понимаешь, это нечто, что ему не знакомо. В течение некоторого времени тело считало, что это были определенные влияния или определенные действия или определенные... а затем тело заметило, что это вовсе не так. Это не зависит от влияний, это не зависит от событий, это не зависит от действия, это зависит... это... нечто иное. Да, это "нечто иное" должно быть настолько иным, что это должно быть как смерть для тела! Во всяком случае, это равносильно. Это так. Это равносильно. Но (улыбаясь)... тело не робеет. Оно не приходит в замешательство; оно ЗНАЕТ, что это не то, что люди называют смертью. (молчание) Это странная жизнь, во всяком случае. Да, это странное приключение. О! да (Мать смеется) О! да... И все другие вещи, кроме материальных, все психологические, моральные вещи, все это кажется таким детским!... "О! Вы делаете проблемы из ничего! если бы вы знали, что есть ТАМ" (Мать указывает на тело). Вот так. Да (смеясь), я думаю, что это великое приключение! Хорошо. Тело проводит целые часы, повторяя... не словами, а прикладывая всю свою силу (Мать сжимает свой кулак): "Быть только Тобой, быть только Тобой, больше не существовать, быть только Тобой..." Вот так, насколько это так... о! И тело хорошо знает, что "Ты" -- это не Всевышний, но в данный момент это для него Всевышний. Посмотрим! (Мать смеется) (молчание) И все-все становится таким, ВСЕ. Изменение сна -- это еще самое легкое, но вся работа, все-все, что я делаю -- становится очень трудно говорить, очень трудно... мой голос не звучит, это как если бы говорил кто-то другой, ты понимаешь? Который час? Двадцать минут двенадцатого. Через некоторое время, я, возможно, смогу сказать о чем-то, но... Ты слышишь, когда я говорю? Да-да, милая Мать, очень хорошо! (молчание, Мать вздыхает) Слишком поздно... Слишком поздно. (Мать берет ученика за руки) Скоро я опасно заражусь, ты знаешь! (Мать смеется)

________________________________________

8 апреля 1970 (Мы очень сожалеем, что не сохранилось магнитофонной записи следующего разговора. Возможно, мы чувствовали слишком негативную видимость трудности Матери, не понимая, что эта негативность была условием опыта?... В начале этого разговора Мать переписывает текст, чтобы сделать с него копию.) Мое зрение сильно ухудшилось за два дня. (молчание) Есть одна трудность... Я не могу есть, так что... Это становится трудным. Это сознание или тело? Это... Я не знаю. Я не знаю, что происходит. (молчание) Мое тело на стыке... (жест между двумя мирами). Естественно, есть еще все старые привычки, так что это кажется... кажется чем-то странным. Есть только сознание, ясное, как никогда... Сознание того, что происходит в людях... Но говорить трудно, очень трудно, и зрение... (Мать качает головой) (долгое молчание) Не знаю. (долгое молчание) Это действительно странное состояние. Это очень странно. Ты знаешь, вся эта база, начиная с автоматизма и кончая всем тем, что делается по привычке, это... (да, огромное количество вещей делается по привычке)... ушло. Так что это... трудно. (молчание) Это так: особенно в отношении еды, потому что уже довольно давно (прошли многие годы) у тела нет интереса к питанию, совсем. Тело принимает еду только... Оно принимает еду с неким знанием, что это нужно, но это все; что же, сейчас, это... трудно глотать. В особенности это: очень трудно глотать. (Мать входит в созерцание) Есть и трудность с дыханием. Дыхание... короткое. (молчание) Что произойдет? Я не знаю. (Мать смеется) Но Могущество все более мощное, такое впечатление. Да-да. О! и иногда... Послушай, вчера я виделась с одним мальчиком, который был в состоянии протеста (он из Ауровиля). Он был в состоянии протеста, он бунтовал, он не хотел больше ничего делать. В конце концов... я написала ему, чтобы он пришел ко мне... По вторникам они приходят из Ауровиля, вчетвером. Он пришел с ними. Он вошел... закрытый, блокированный. Я абсолютно ничего не говорила, я посмотрела на не него, просто посмотрела... (жест). Через несколько минут, фрр! все улеглось. Ничего не говоря, ничего, ни слова, просто... И все время, все время происходят подобные вещи. Это любопытно, это тело служит посредником (жест излучения через тело), вот так, просто вот так. (молчание) Но у меня все время одышка... Я не думаю, что это как-то связано с болезнью. Нет такого впечатления. Наоборот, у меня такое впечатление, что определенные вещи скорее исправляются (ничего-ничего показного, в конце концов, но есть вещи, которые исправляются). Но есть две трудности: одна связана с дыханием: оно короткое, очень короткое; второе связано с едой... Пить, я могу еще пить. Не знаю. И я не хотела бы достичь такого состояния, когда мне потребовалось бы увидеться с докторами, потому что они не могут понять... Я дала тебе цветы?

________________________________________

11 апреля 1970 (По поводу одного теста Шри Ауробиндо, в котором говорится о разнице между оккультными силами и супраментальной реализацией.) "The physical Nature does not mean the body alone but the phrase includes the transformation of the whole physical mind, vital, material nature -- not by imposing siddhis on them, but by creating a new physical nature which is to be inhabitation of the supramental being in a new evolution. I am not aware that this has been done by any Hathayogic or other process. Mental or vital occult power can only bring siddhis of the higher plane into the individual life -- like the Sannyasi who could take any poison without harm, but he died of a poison after all when he forgot to observe the conditions of the siddhi. The working of the supramental power envisaged is not an influence on the physical giving it abnormal faculties but an entrance and permeation changing it wholly into a supramentalised physical. I did not learn the idea from Veda or Upanishad, and I do not know if there is anything of the kind there. What I received about the Supermind was a direct, not a derived knowledge given to me; it was only afterwardsthat I found certain confirmatory revelations in the Upanishad and Veda17 ." 11.9.1936

On Himself, XXVI.112 Как он в точности сказал, что произойдет? "... The working of the supramental power... is not an influence on the physical giving it abnormal faculties... ["... Работа супраментальной силы ... это не воздействие на физическое, придающее ему необычайные способности..."] Нет, не то! "But an entrance and permeation... [а вхождение и проникновение] А! да. "... changing it wholly into a supramentalised physical. [полностью превращающее его в супраментализированное физическое] (молчание) Во всяком случае, в моем случае (я не знаю, похожи ли все такие случаи), неприятно то, что... В условиях обычной жизни у тела есть нечто вроде устойчивой базы, благодаря чему оно может заниматься совершенно посторонними вещами и оставаться нейтральным: не замечается ни его существование, ни... нет нужды прикладывать постоянное внимание, чтобы оставаться в этом состоянии -- в благоприятном состоянии, скажем так. В обычной жизни нормально живут, занимаясь своим телом по минимуму: это инструмент, который функционирует автоматически. Но в этом условии (Матери), в этот момент, как только не все внимание тела обращено к Божественному, не опирается на Божественное, так тело становится ОЧЕНЬ несчастным. И это... И затем, когда тело не делает ничего, оно сконцентрировано; когда я вижусь с людьми, тело тоже сконцентрировано -- все идет очень хорошо. Но все остальное время, достаточно телу лишь не быть АКТИВНО сконцентрированным, как оно чувствует себя совершенно несчастным. И тогда все становится ужасным. Почти всю ночь тело находится в состоянии сконцентрированного отдыха в Божественном, и все очень хорошо, но иногда проскальзывает еще нечто, что напоминает сон, и тогда тело становится таким несчастным! Это ужасно... Я не знаю, особенность ли это этого тела, но атмосфера (Мать щупает воздух вокруг себя) полна внушений самых абсурдных... И все это исчезает только при АКТИВНОЙ концентрации. Большую часть времени тело сконцентрировано, но все же бывают моменты... Например, очень труден момент приема пищи; это так, как если бы каждый кусок сознательно брался как приношение, в полном сознании Божественного. Иначе дело совсем не идет: я не могу есть, я не могу глотать. Я не знаю, особенность ли это этого тела, или же это будет так для всех тел... Естественно, тело очень хорошо осознало, что это переходный период, но... это очень трудно. (долгое молчание) Иногда, на несколько секунд, есть... возможно, "образец" того, что должно быть, что будет -- когда? я не знаю -- но это длится несколько секунд. Да, это чудесно, но... (долгое молчание) Стало очень-очень-очень трудно говорить... (я имею в виду сам материальный факт разговора) Как твои ночи?... То же самое? Да... я не знаю. Совершенно несознательные. Но ты спишь? У меня такое впечатление, что это очень поверхностный сон: от малейшего шума я сразу же просыпаюсь. (Мать входит в созерцание) Это очень трудно объяснить. Очень курьезное впечатление... как если бы это было... на грани -- но на грани чего? Я не знаю. Но... нечто (Мать качает головой). (Мать снова погружается в созерцание почти до конца беседы) Это может длиться все время, ты понимаешь, нет причины, чтобы это изменилось. Все время вот так. Который час? Двадцать минут двенадцатого. Если ты хочешь со мной говорить, тогда приходи с вопросами, иначе это не возможно. Ты думаешь, что я должен приходить с вопросами? Если хочешь! У меня такое впечатление, что когда находишься перед тобой, то... [Мать смеется]... таешь. Да. Если тебе этого достаточно. Любопытная ситуация. Существо вовсе не повернуто к себе: нет ничего, оно вот так (Мать разводит свои руки в бесконечность). Это вот так. Возможно, это так: существо воспринимает формы, но не сохраняет их, они не входят, так сказать (в Мать), это так... (жест непрерывного потока, который проходит через Мать и распространяется) все время. Все время так. Так что если мне сказать что-то, то это создает точку (Мать зажимает двумя пальцами точку в пространстве), точку концентрации на некоторый момент; иначе это вот так все время (тот же жест непрерывного течения), все время. Это идет вот так, вот так (тот же жест, который течет "наружу"). Тело чувствует -- оно чувствует силы, которые приходят, но... оно даже не чувствует, как они проходят, вовсе, это вот так (тот же жест диффузии). Это проходит через без... через что, не известно... очень несуществующее. Очень несуществующее. И тогда, если тело начинает осознавать себя иди что-то еще, это СОВЕРШЕННО неприятно, недомогание... Я заметила, что с восприимчивыми людьми (я вижусь с людьми, со множеством людей), с восприимчивыми людьми это течет и течет, течет и течет,... вот так. И ничего другого: ни мысли, ни... даже нет ощущения. И, что любопытно, если тело оборачивается на собственное сознание... (оно не страдает, это не страдание), но это нечто... недомогание невыразимое. (Мать долгое время держит руки ученика, смотря на него) Скажи-ка мне... Ты чувствуешь, что ты воспринимаешь или что ты даешь? Я чувствую себя наполненным! А! хорошо... Все в порядке. Это мое идеальное состояние. В такой момент все совершенно хорошо. Вот так, хорошо. Ты понимаешь? Да, я думаю, что это так: у меня нет впечатления, что [я существую]... это не имеет пределов, ты понимаешь, вот что любопытно. Это (Мать указывает на тело), это совершенно искусственно. Там хорошо, нет... Мой мальчик... Да, это... (Мать смеется) ... это смотрит Божественное. (Мать долго смеется) ... И, что любопытно, вовсе нет впечатления, что это приходит из одного места. Это противоположно концентрации; концентрация здесь, это как... (смеясь) как если бы что-то огромное протаскивалось бы через угольное ушко! (Мать показывает узенькое пространство между двумя пальцами). Ты понимаешь, это так!... Однако это не ограничено, но это... это такое вот движение (жест течения через Мать). И тогда это правит (человеком, миром). Это правит. Но это, это идеальное состояние! (Мать смеется)

________________________________________

15 апреля 1970 Кажется, что Давление все более мощное, и всплывают все трудности (жест вспучивания снизу). Люди препираются,... о! И это не только здесь, а во всех странах. И мне говорят, что это во всем мире. Ты знаешь, это как Давление... (жест неумолимого нисхождения), та что все вспучивается. (голос Матери глухой) Десятки писем каждый день, в которых люди умоляют, чтобы им помогли... Все становится трудным. Вероятно, нужно, чтобы стало еще труднее. Такое впечатление... Только, это... как раз на переломе. Говорят, что русские и американцы достигли "равновесия страха" [и те и другие боятся друг друга, что и уравновешивает ситуацию] Это ужасно. (Мать погружается) Я не могу говорить. В крайнем случае, я могу ответить на вопрос, но я не могу говорить. Что можно сделать? Что можно сделать? (Мать снова погружается почти до конца беседы) Это может длиться неопределенное долго! Всякий раз, когда я пытаюсь задать вопрос самому себе или тебе, у меня такое впечатление, что это бесполезно -- вопрос растворяется. Да, это так. Надо только вот так [жест открытых рук]. (Мать смеется) Хорошо, очень хорошо. Да. Но такое впечатление, что ничего другого и не поделаешь. (Мать улыбается и уходит куда-то) Думаю, что будет лучше, если ты будешь приносить вопросы... Мне трудно говорить, но я могу говорить.

________________________________________

18 апреля 1970 (Голос Матери кажется все более слабым. Возможно, этот разговор содержит ключ ко всему.) Так, сегодня ты принес вопросы? Да, милая Мать, и она тоже [указывая на Суджату]. Начнешь ты, а затем она. Я не знаю, "вопрос" ли это, но... Мне не совсем ясно функционирование тонкого физического, или же связь между тонким физическим и физическим материальным. Например, ты говоришь, что Шри Ауробиндо находится в тонком физическом и работает к подготовке нового мира... Да. И что и мы, часто, по ночам, через часть нашего существа, мы тоже работаем, чтобы подготовить то... что произойдет. Как? Послушай, твой вопрос как раз кстати. Этой ночью, в первый раз -- это было действительно в первый раз. Это был не сон, я не спала, и вся эта история (которую я собираюсь тебе рассказать), в тот момент я была совершенно убеждена, что это нечто происходило здесь (возможно: не в этой форме, но, в конце концов, в аналогичной форме), а затем я заметила, что ничего здесь не произошло (во всяком случае, внешне не было никакого знака)... Только мне не хотелось бы называть имен. Я не буду называть имен, это не важно. Но это были конкретные личности, все-все ТОЧНО, как здесь. Я больше не помню, как это началось, но я была очень больна, серьезно больна, и мое тело не спало, но и не было пробуждено (сейчас это довольно обычное состояние: я поглощаюсь в сознании, которое, я думаю, является сознанием тонкого физического, по крайней мере, этой ночью я была там). Так что я была очень больна и я заметила, что было больно не это тело (но было сознание этого тела), это была одна семья из Ашрама, и отец семейства искал помощи и разыскивал доктора (и все детали точные!...). Тогда, пока все это происходило, тело сказало самому себе: "Стало быть, я отождествилась с этой личностью, ведь это же она (то есть, я) лечится; и раз уж я отождествилась с этой личностью, то надо сделать в ней то, что необходимо." Тогда я сконцентрировалась и призвала к силе Господа, и я ее лечила. Все это в малейших деталях. Это длилось в течение двух часов. И в то же время я видела людей, которые были крайне заинтересованы происходящим и наблюдали за этим; и среди них был, к примеру, Нолини, который склонился вот так и смотрел (Мать делает большие глаза), силясь понять, что же происходит. То есть, это происходило в мире, который имел всю видимость -- всю видимость -- материального мира, но где бываешь сознательным. И я не рассказываю всех деталей, но мое тело ЧУВСТВОВАЛО сражение с болезнью. И оно в то же время знало, что это была не его болезнь, ты понимаешь? Это было так, это было сознание очень комплексное и очень точное, с большой силой. И все было одновременно: я не спала. Этим утром я ожидала, что мне скажут, что что-то серьезное происходило в этой семье (в этой семье больны три человека: три женщины), и что с одной из трех случилось что-то. Но ничего не случилось!... И это, это был ФАКТ, в конце концов, это проживалось во всех деталях, с совершенно ясным сознанием, и это было в тонком физическом. Но... но, я тебе говорю, я чувствовала, тело чувствовало себя очень-очень больным. И в то же время оно чувствовало, что это была болезнь другого человека. И оно заняло позицию, оно сказало: "Это произошло для того, чтобы я заняла ту позицию, которая требовалась для этого человека." И все это, все это, полностью сознательно. Оно заняло позицию и сохраняло ее в течение двух часов. Есть лишь одна возможность: ведь это произошло ночью, и те люди спали, так что они не заметили... Ты понимаешь, у тела такое впечатление, что оно спасло кому-то жизнь.

Да, тебе не сказали, что что-то произошло просто из-за того, что ты предотвратила инцидент. В конце концов, я не знаю. Я "пробудилась", я вернулась в обычное состояние. В то момент я должна была подняться, и... это было скорее как облегчение для тела, потому что оно страдало. После этого оно больше не страдало. Но это из-за того, что работа была завершена. Да, ничего не произошло в физическом, потому что ты остановило это в тонком физическом. Очень даже может быть. Но... никогда-никогда я не жида столь тотально в тонком физическом, в полном сознании, НЕ СПЯ (и я лежала на своей кровати), и это длилось два часа. И вещи были такими же реальными, таким же точными, как и здесь... И та же самая воля: это не другая воля, это та же самая воля; в теле через физическое действует божественная Воля. Там и здесь, без разницы. То есть, будь я в тонком физическом или в материальном физическом, это все та же воля, действует вся та же физическая воля -- ТА ЖЕ САМАЯ, в точности и тем же самым образом. Факт, что... я не знаю, какая разница. Есть разница... она незначительная, нет впечатления ни чего-то плотного, ни тяжелого: это незначительно. Это объединение двух миров: тонкого физического и материального физического, это происходит все время -- день-ночь-день-ночь. Работа идет... Можно даже сказать: одно пытается заменить другое. И, ты знаешь, облики, выражения, жесты, движения, слова: такие же точные, столь же точные, как и здесь. И это кажется ответом... потому что я спрашивала (это было вчера, я думаю, в течение вчерашнего дня; как раз когда я села здесь вот так, как я сижу с тобой, и два мира слились -- Мать зажимает пальцы правой руки пальцами левой), я спрашивала Шри Ауробиндо, столь же точные и определенные там вещи; он ответил мне "да", он ответил "да", но я должна иметь это переживание. И это переживание, оно пришло ко мне этой ночью совершенно неожиданным образом. Оно было ближе к трем часам утра (между двумя и тремя часами утра). И затем, этим утром, я виделась с этой женщиной из той семьи, она могла быть серьезно больна -- но она не упомянула ни о чем, не сказала ничего... Следовательно, возможно, болезнь пришла к ней ночью, и действия (Матери) оказалось достаточно, чтобы вылечить ее, тогда как оно не сознавала это. Это возможно. Ты понимаешь, это такого рода сознание говорит: "Мое тело страдает", а это не мое тело: это было тело кого-то другого. Оно говорило: "Я страдаю, но я знаю, что это не я; это страдание другого человека из этой семьи (но я не искала, кого именно), и из-за этого, в силу этого, нужно было, чтобы я сделала то, что я делаю в собственном теле", и я это делала, и это длилось в течение двух часов. Это в первый раз. Всю ночь это так, но это скоротечно, это приходит в частности, в какой-то момент; остальное же время я нахожусь в совершенном Мире. Это в первый раз я делаю подобные действия. И я была так больна (!), что спросила себя (когда это происходило), я спросила себя, не останется ли чего-либо физически. И из-за этого, когда я почувствовала, что мне надо подниматься, я подумала, что это [чувство того, что надо подниматься] тоже не случайно; я поднялась и заметила: ничего! Но это дает указание (все больше и больше, день за днем, переживание за переживанием), указание на то, до какой степени вмешательство этой Воли (которую мы называем божественной Волей) через физическое (или даже непосредственно, это зависит от случая), до какой степени это... это все-могущественно. И это зависит исключительно... Эта Воля всегда действует к совершенной Гармонии -- да, к совершенной Гармонии, насколько мы можем ее постичь; в этом представлении есть также знание того, что это будет прогрессировать, что как только эта гармония установится, так начнется работа к другому совершенству, которое сейчас ускользает. Это известно. И все больше и больше, это как бы... это не в точности слияние (тонкого физического и материального физического), а... (как сказать?...). Чтобы все это держалось вместе, для этого и продолжается этот способ бытия материального сознания (физического материального сознания), но там внутри происходит проникновение (это действительно проникновение), которое не вытесняет другое [старое] сознание, а... вероятно, постепенно одно трансформируется в другое. Это не вытесняет (материальное сознание), но это там доминирует -- когда не доминирует это, тогда доминирует другое; и тогда, в зависимости от случая... это изменяет внешние обстоятельства (это трудно объяснить). Это изменяет внешние обстоятельства? Внешние. А-а! Внешние. Определенно, это проникновение нацелено на замещение (но это, вероятно, очень нескоро), ты понимаешь? Это тонкое физическое сейчас... (Мать делает жест как стирания перегородки) работает к тому, чтобы занять место другого, но не через устранение: через трансформацию. Но видно (как воспринимаются две вещи одновременно, это очень хорошо видно): это грандиозная работа. И это убирает фиксированность (это не только фиксировано: это хрупко); наше физическое хрупко, и это снимает эту хрупкость: там где ломалось, теперь гнется, ты понимаешь? Там, где крошилось, появляется текучесть, это становится (Мать делает округлый жест)... Это очень любопытно. Это трудно объяснить. Я спрашивала себя об этом, я говорила: "Но как? как же18 ...?". Так что, с тем переживанием я вижу. Только, не так ли, это колоссальная работа... Несомненно, это тело (Матери) было выбрано по какой-то причине, должно быть, по причине пластичности субстанции (я не знаю), как поле для опыта. Возможно, есть причина, но, во всяком случае, это факт, что тело было выбрано для опыта. Потому что опыт как раз сейчас и происходит: оно начался с более тонкого, и видно, что это идет... (Мать делает жест постепенного нисхождения в Материю). Месяц за месяцем это шло через самое тонкое, а затем, мало-помалу, ОЧЕНЬ медленно и строго постепенно, это спускалось в наиболее материальную область. Этой ночью, это было действительно примечательно... Невозможно было сказать: вот это тонкое физическое, а вот это материальное физическое; это было... (Мать держит пальцы правой руки тесно сжатыми пальцами левой)... это было поразительно одно в другом. Не было впечатления ДВУХ вещей, и все же это совсем по-другому -- это скорее особенность, чем разница (я не знаю, как сказать), и это приходит исключительно из сознания. Это явление сознания. В переживании этой ночи было все одновременно: тело чувствовало, оно действовало, оно было сознательно, наблюдало, решало, и все-все-все одновременно. Тело даже имело... Я не знаю, я не видела Шри Ауробиндо, но у меня было ощущение его присутствия (такое происходит часто: иногда я вижу, но он со мной не говорит; иногда я его не вижу, но слышу, как он мне говорит -- когда как), и он заставил меня отметить, или, скорее, я заметила, что даже если тело сильно страдало (ведь ситуация была критической), то в нем больше не было ни тени страха. Так что он мне сказал: "Да, это из-за того, что тело способно не бояться, ты можешь это делать." Да, отсутствие страха, это действительно результат йоги в течение стольких лет -- в течение полувека. Тело было вот так (жест открытых рук), оно подносило свое страдание, все время так. (молчание) После этой ночи у меня есть все основания считать, что работа идет очень-очень-очень активно, очень деятельно. Но как все это происходит на земной шкале? Например, ты говоришь, что Шри Ауробиндо, ты и многие из нас работают в тонком физическом, чтобы подготовить новый мир, и как же происходит проникновение этого тонкого физического? Но вот так. Тем же образом? Вот так -- так же, в этом заключается работа: проникновение. Но это делается на масштабах земли? Да. В каждом. Да, о! я получаю письма от людей с ошеломляющими переживаниями, и совсем не пропорционально их степени понимания или их степени развития -- ошеломляющие переживания. Они сами ошеломлены. Переживания сильно отличаются одно от другого, но я знакома со всеми ними [переживаниями]. Я знаю, что это переживания из тонкого физического. Знакомые и незнакомые люди пишут мне (они приходят, они прочли твою книгу или они слышали слова Шри Ауробиндо, либо...), и они описывают это так, как я описывала это самой себе, то есть, с полным сознанием. И они не знают ничего! Это совершенно ошеломительно, о!...

Да. И тогда, когда находишься в этом тонком физическом сознании, то законы меняются ( может измениться материальный закон, если находишься в этом сознании. Да, это вовсе не работает прежним способом. Я хочу сказать, что... Мой мальчик, не следует ментализировать эти вещи. Это сознание ОЧЕНЬ деятельно -- оно реагирует на малейшую вещь -- но ментальное описание... (Мать встряхивает головой). Иногда, по старой привычке, я ставлю вопрос вот так, ментально, и всегда получаю один и тот же ответ: не надо ментализировать. Это сразу же возвращает старую манеру. Я хочу сказать: один-два раза я имел столь интенсивное восприятие, что это было почти переживанием, даже если это ментально, что в определенном состоянии сознания рушатся все физические законы... Да, да. Действительно, они не имеют силы. Да, совершенно верно. Они не имеют смысла. Да, нет смысла. Они не имеют смысла, до такой степени... Вспоминаю, что этой ночью я вдруг увидела одно функционирование и сказала себе: "Ах! если бы знать это, то СКОЛЬКО ЖЕ ВЕЩЕЙ -- сколько страхов, сколько махинаций, сколько... рассыпались бы, не имели бы больше смысла!" Это было... то, что нам кажется "законом Природы", вещами "неизбежными", и это абсурдно, абсурд! Да, и я чувствовал это как нечто незначительное, как кожицу, нечто, что не... Эти грандиозные законы были очень незначительной вещью. Да-да! Да, это так. С истинным сознанием законы рассыпаются. (молчание) Много раз было так, когда люди говорили мне, что они чувствовали так, как если бы они находились перед неизбежным законом: "Есть это и вот это, следовательно, это неизбежно", и ответ всегда один и тот же: ЕСЛИ ВЫ ЭТОГО ХОТИТЕ! Это вы решаете, что это неизбежно! (молчание) Этим утром, когда я заметила, что не осталось и следа (после всего того телу было гораздо лучше, чем обычно), тело было все же было немного удивлено и сказало себе... (Мать резко прерывается) А! нельзя это говорить... Это было необычайное переживание. Снова вспоминать это... "Да, этот мир еще таков для тебя, потому что Ты ХОЧЕШЬ, чтобы он был таким; когда Ты больше не будешь этого хотеть, то все будет истинным." Так что... Но "Ты этого хочешь", этого хочет не ментальное эго, не так ли. Вероятно, это... есть ПОЗИЦИЯ, которую надо изменить, надо изменить позицию сознания. (долгое молчание) Но я имела ясное осознание того, что то, что осознавала этой ночью, все эти вещи происходят постоянно, но я не сознавала их, потому что... чтобы не отягощать бремя сознания. В этот момент масса вещей осознавалась одновременно (в Матери), и с обычной точки зрения, для обычного человеческого существа, это грандиозно!... Это без устали, без усилия, без трудности, ЕСТЕСТВЕННО, но есть еще больше вещей, которые не осознаются и которые не передаются в центр сознания, чтобы... чтобы это не было слишком! Есть хорошо известная вещь: следуя концентрации сознания, меняется ценность времени. Да, это непрерывно и постоянно. Те же самые обстоятельства, те же самые маленькие ежедневные события, их заставляют меня прочувствовать сначала с обычным сознанием, а затем с тремя-четырьмя другими сознаниями, и ценность меняется. Это длится долгое время, нескончаемо, до... секунды. То есть, доказывается нереальность времени, как мы воспринимаем его здесь -- каждый день, все время. Есть Сила, которая действует... Да, я думаю, есть такое впечатление, что это Сила, потому что это действует через волю (но это глубже или истинней или выше, чем воля, я не знаю). Например, если "это" не хочет, чтобы я что-то говорила, то это как проносится мысль: "Не говори, не надо этого говорить" -- Я не могу больше говорить!... И все вот так. Прямое функционирование. И тело учат... как быть. Прием пищи совершенно изменился. То же самое с речью, она совершенно изменилась. Бывают моменты, когда тело чувствует такую большую силу, что есть впечатление, что оно могло бы сделать что-то (тело хорошо чувствует, оно хорошо видит, руки сильны), силу... силу другого качества, но гораздо большую, чем прежде. И бывают даже моменты, когда тело даже не может поначалу выдержать эту силу, и по причине, что это не... Тело больше не подчиняется тем законам, что были прежде. Так что... И все это происходит в один и тот же день!... (молчание) А! (обращаясь к Суджате) задай свой вопрос. Милая Мать, существует ли "Мать Неведения"? Что ты называешь Матерью Неведения? У меня был сон, где, по-видимому, я встречалась с Матерью Неведения. Это возможно... Это возможно, о! да. Моя крошка, ВСЕ возможно, и не только возможно: все ЕСТЬ. Но не все на земле, не так ли. Ты понимаешь, есть множество миров, есть множество регионов -- нет такой вещи, которая была бы невозможна и не существовала бы: факт, что любая вещь возможна, она где-то есть. Следовательно, должна быть Мать Неведения. (Сатпрем Суджате:) И что она делала, Мать Неведения? (Суджата:) В моем сне?... Это был длинный сон, и к концу этого сна я ее встретила; я должна была пройти и сказала ей: я должна пройти к Свету, к Матери Света. (Сатпрем:) А потом? (Суджата:) Потом сон закончился. (Мать не слушала) Ты с ней встретилась, она с тобой разговаривала? Да, Мать, она со мной говорила. И что же ты ей сказала? (Сатпрем:) Что она хочет пойти к Матери Света. А! (смеясь) так что она ушла! (Суджата:) Но она была там, как если бы... Как если бы она правила. Да, Мать, как если бы она правила. Это так. Что это за регионы?... Есть множество регионов. Есть невообразимые вещи. Но где это? Я не знаю. (Сатпрем Суджате:) Расскажи свой сон. (Мать продолжает говорить) Это должна быть промежуточная область: между физическим витальным и ментальным физическим, наиболее материальным. Там есть все, что ты можешь вообразить, можно увидеть вещи самые необычные. И это так. Даже странно, какое там имеешь могущество: даже капля истины имеет в этих мирах гран-ди-оз-ную силу. Ты можешь за одно движение изменить массу вещей. Только есть и это: противоположное движение, движение неведения (все движения неведения мира) творит там все время свои дела. То есть, создается форма, или движение остается активным, или заставляет действовать... Только эта реальность... прежде всего, это непостоянная реальность. В сущности, есть очень мало форм -- форм, мыслей -- которые имели бы вечную реальность: все это (Мать делает жест постоянного изменения) все время движется -- меняется. Вспоминаю, как в первый раз (это было довольно давно, шестьдесят лет тому назад), в первый раз я спросила: "Но почему умирают, почему живут, чтобы умереть? -- Это по-идиотски!" Тогда, в тот момент, мне дали понять, что все, что нам кажется "формой", это... (тот же жест постоянного движения). Это из-за нашего маленького сознания... сжатого; из-за сжатого сознания это кажется нам "грандиозным" явлением: сначала ты маленький, затем растешь, а в конце -- разложение. Но все так (тот же жест), все так! очень мало вещей -- очень мало -- вечных. Это другое качество. Да, это первое переживание, которое имеешь, когда прикасаешься к вечному: это имеет другое вибрационное качество... И тогда, эта воля желать, чтобы это длилось (Мать указывает на свое тело) -- это относится к разряду совершенно ложных движений -- ложных движений, которые все время находятся в движении, в изменении, все время (тот же жест)... Как Шри Ауробиндо сказал это: "Вы хотите, чтобы ваше тело и ваше окружение всегда оставались такими, как они есть?" -- А! нет уж, спасибо (Мать смеется). Длиться -- это как раз становиться сознательным, полностью сознательным в вечном мире. (молчание) Он знал все это, Шри Ауробиндо... У тебя с собой последние Афоризмы? По поводу смеха? (ученик читает) 479 - Бог, который не может улыбаться, никогда бы не сотворил эти вселенные, полные юмора. (Мать смеется) 477 - Когда, стало быть, мир изменится по образу небес? -- Когда все человечество станет мальчиками и девочками, играющими вместе в райском саду, а Бог раскроет себя в качестве Кришны и Кали -- мальчика, самого радостного, и девочки, самой сильной. Семитский Эдем был довольно хорошо, но Адам и Ева были слишком стары, и даже их Бог был слишком стар и слишком суров и слишком официален... О!... (Мать смеется) ... чтобы можно было противостоять искушению Змея. Это действительно восхитительно! (Обращаясь к Суджате:) Так что, в следующий раз, когда ты ее увидишь, скажи ей: "Твое время скоро кончится." (Суджата:) Я ей просто сказала: "О, Мать Неведения, я хочу пойти к Матери Света." Этого достаточно. (Мать смеется)

________________________________________

22 апреля 1970 Итак, ты принес вопросы? (Смеясь) Нет! А ты? (молчание) Внешне: больные люди, трудности, осложнения... Очень трудно... Очень трудно... Это почти что приняло форму ожесточения. Есть несколько Афоризмов Шри Ауробиндо, очень забавных, они с тобой? 484 - Sin is a trick & disguise of Krishna to conceal Himself from the gaze of the virtuous. Behold, O Pharisee, God in the sinner, sin in thy self purifying thy heart; clasp thy brother.19

[На французском: 484 - Le peche est une ruse et un deguisement de Krishna pour se cacher des vertueux. O Pharisien, contemple Dieu dans le pecheur, peche en toi-meme pour purifier ton coeur, et embrasse ton frere.] "Peche en ton coeur" ["грех в своем сердце"], это производит впечатление... Это не шутка? Это слово "peche" ["грех"] или "to fish"! [aller a la peche - ловить] Это "sinning"! [pecher] По-французски трудно различить! А вот просто восхитительный Афоризм: 483 - My lover took away my robe of sin... О! да, это восхитительно! А когда он снял с нее платье добродетели!... ...and I let it fall, rejoicing; then he plucked at my robe of virtue, but Iwas ashamed and alarmed and prevented him. It was not till he wrested it from me by force that I saw how my soul had been hidden from me.20

А! это восхитительно. Это восхитительно.

Но Т (это та, что задает "вопросы" на Афоризмы) посылает мне за раз четыре-пять Афоризмов, не давая времени ответить на каждый... Так что я отвечаю на последний! Хорошо бы сказать: "Позвольте упасть платью добродетели, чтобы быть готовыми к Истине." Это одна из постоянных вещей (о! но это уже давно так), уже давно тело освободилось от иллюзии греха и добродетели, давно. Это кажется ему совершенно... совершенно смехотворным! И затем, в контакте с людьми... Я плохо знаю людей (почти не знаю), с которыми вижусь, так что я вижу их без всяких мыслей, ты понимаешь, такими, какие они есть, и ПОСЛЕ я спрашиваю или мне рассказывают и... (смеясь) я замечаю, что в большинстве случаев устанавливается контакт (когда я их вижу, устанавливается контакт, есть восприимчивость), и это с наиболее "презренными" людьми... которые внешне действительно ведут себя как грубияны! Еще совсем недавно я имела такой опыт. Очевидно, одна из вещей, вибрации которой труднее всего перенести, это праведное негодование. Ведь люди рассказывают мне о том, что происходит (и каждый -- свою историю), и вибрации, которые труднее всего перенести, это те, которые производят... (жест неприятного трения)... это добродетельное возмущение. Должна сказать тебе одну вещь: когда люди приходят меня увидеть (люди, которых я не знаю -- не те, кого я вижу постоянно), все эти визитеры, то это лучшее, что из них выходит. Много раз я имела контакты с людьми, когда создавалась впечатление, что что-то сделано, они были восприимчивы -- а после эти люди начинают плохо себя вести, создают беспорядки или досаждают другим! Но они вовсе не такие, когда находятся передо мной. И они это чувствуют, они чувствуют, начинает действовать нечто другое. Но это Присутствие, которое compels [заставляет]; затем, когда они выходят (от Матери), то начинают себя вести очень скверно, они ругаются, они... Это очень трудно! Я вижусь поочередно (это происходит раз в неделю) с людьми из Ауровиля, как раз чтобы постараться поработать с этой материей, и это действительно интересно (это люди, которых я не знаю: каждый раз ко мне приводят двух-трех новеньких; кого-то я уже видела, а кто-то сменяется). Я говорила: "Те, кто хотят окунуться в молчание, могут приходить по очереди", и тогда не говорится ни слова. И это действительно интересно. Что же, там эти люди ведут себя... И, несмотря ни на что, они чувствуют, что то, чем они являются здесь, превосходит то, чем они являются там. Только нужно, чтобы и другие имели великое терпение!... (молчание) Есть что спросить или сказать?... Не нужно "спрашивать": расскажи мне что-нибудь. Как сознательно установить контакт с тонким физическим? Об этом, мой мальчик, я не знаю ничего, потому что я никогда не делаю это нарочно! (Мать смеется) Это совершенно особо. Сейчас это очень забавно, бывают моменты, когда оба мира есть одновременно, тогда... К счастью, я молчу об этом (я говорю об этом только с тобой), ведь иначе, конечно же, начнут говорить: "Мать спятила!" (смех) Например, есть регион (я там с недавнего времени, только несколько месяцев -- я не помню, возможно, чуть больше: с год), есть регион, где есть множество сцен Природы, как поля, сады... но все за сеткой! Есть сетка одного цвета, другого цвета... И это имеет свой смысл. Все-все-все за сеткой, это как... как если бы все двигалось вместе с сеткой. Но это не одна и та же сетка: цвет и форма зависят от того, что находится за ней. И это... средство связи. Ты понимаешь, к счастью, я не говорю об этом, потому что скажут, что я свихнулась! И это с открытыми глазами, белым днем, представь себе! Тогда я вижу, например, свою комнату (я здесь, принимаю людей) и одновременно я вижу тот или иной пейзаж, и пейзаж движется и меняется... вместе с сеткой, находящейся между мной и пейзажем... Кажется, что это сетка... (как?) отделяет тонкое физическое от обычного физического. И что представляет эта сетка? Я ничего не знаю... Ведь нет никакой ментализации, нет объяснений, нет мыслей, нет рассуждений, все это попросту упразднено. И тогда, как раз, я вижу... Ощущение больше не то же самое. Там нет способа чувствовать то, чем мы являемся с физической точки зрения, это не так... Есть скорее ощущение близости или не-связи, безразличия; но вещи, которые относятся к безразличному миру, не обнаруживаются, когда есть это двойное видение. (молчание) Ночи совершенно особенные. И как раз из-за того, что все это не ментализируется, то мало что можно описать, объяснить... Но тонкое физическое совершенно конкретным образом имеет ощущение или чувство или восприятие (я не знаю) божественного Присутствия -- божественного Присутствия во всех вещах, везде. И тогда, тело... можно сказать, частично так, частично вот так (жест качания между двумя мирами)... Этим утром я спросила у себя одну вещь: как (тело спросило), почему, как, как это происходит, что имея это божественное восприятие квази-постоянным образом (потому что это сознание сейчас находится в стадии установления), как так случается, что бывает тревога [тоска, ужас, страх]? -- Тело живет как бы в постоянной тревоге. Так что же это за тревога?... И не было ни объяснения, ни... но в тот момент, когда тело это спросило, пришло нечто, полное юмора Шри Ауробиндо, как если бы это был он (но я его не видела), и мне было сказано: "Внимательно посмотри: в этой тревоге есть Блаженство." И этим утром я вот так сидела на своей кровати, чтобы подняться, и это нечто вроде... я не могу назвать это страданием, но... это скорее держит недомогание, я не знаю, как при мысли о грядущем дне (не "мысль", это не мысль: это как сам день, который давит), и тогда, в тот момент, когда было это недомогание (надо было сделать усилие, чтобы подняться и возобновить деятельность), и одновременно было нечто, что смеялось на дне, на самом дне, и говорило: но! ... что было в блаженстве. И тело (это составляло часть его формации) очень заботилось о том, чтобы сохранить здравый смысл: не свихнуться... Впечатление бытия... ты знаешь, как раз на грани: маленькое движение и... (жест распада). Была привычка здравого смысла, практического смысла -- и все это прр!... рассыпалось. Тогда есть как... То, что спасает ситуацию, это то, что я себе говорю (я ВИЖУ -- я не знаю, как объяснить -- я вижу, какая реакция у людей: что у людей, глядя на это, естественно, создается впечатление, что я рехнулась), так что я себе говорю: "Что это может мне сделать! Пусть думают обо мне все, что хотят -- не важно, что, мне все равно." Телу это совершенно все равно (для всего остального это просто игра, но для тела). И тогда в своем воспоминании я вижу определенные выражения Шри Ауробиндо, с улыбкой по отношению к совершенно разумным позициям... и смехотворность этих разумных позиций становится очевидной. И я все время живу внутри этого.

И это (я не знаю, как сказать), это вот так (жест тесного сжатия, рука об руку): в одной позиции (но не в позиции умышленной, спланированной, не так: это спонтанно) в одной позиции есть со-вер-шен-ная непринужденность -- все спокойно, нормально; и затем, все то же самое, но рядом с этим (даже не рядом, не внутри, не... не знаю, как сказать, это одновременно), есть... легкое беспокойство. И это беспокойство постоянное -- возможно, это беспокойство некоторой части существа, которая умирает, я не знаю, но это порождает странную ситуацию.

А затем все становится просто, когда кто-то восприимчив, то есть, приходит без мысли, без... нет: просто как губка и впитывает. Тогда Присутствие становится конкретно ощутимым, полностью. Вещи в точности такие же, но Присутствие конкретное и совершенно... не только воспринимаемое: оно накладывается. И тогда происходит стабилизация -- и все становится совершенным.

Но это во многом зависит -- то есть, это ЕЩЕ зависит от восприимчивости людей... И в этот день у меня было впечатление (чего?), нечто как восприятие, впечатление гран-ди-оз-ной Силы! Кажется, что такая Сила способна воскресить из мертвых. Грандиозная Сила, которая пользуется этим (телом) без сознательного отождествления, но совсем-совсем естественно, без... как если бы не было сопротивления. Это естественное состояние, и это ни то, ни это, это... это ВСЕ (жест, указывающий на огромное движение), что... что действует следуя обстоятельствам.

Как обычно, я ничего не говорю, в первый раз я говорю об этом, потому что есть еще как воспоминание того, что было (прежде) и что остается сознательным, так что о тех вещах можно говорить просто так, как они есть, тогда... впечатление того, что это передается людям, я не знаю... Тело не обращает на это внимания, но есть нечто, что бодрствует -- я вижу "нечто" как личность (с которой я, впрочем, не знакома), которая бдит над моим телом и над обстоятельствами и которая мешает мне делать определенные вещи... чтобы не было катастроф. Это личность безличностная , я не знаю; с ней нет личной связи, но это нечто, что взяло ответственность следить за благополучным состоянием тела и особенно за его связями с другими, потому что дошло до такой степени... что телу это действительно безразлично. Любопытные вещи. Есть люди, которые очень хорошо расположены, которые даже, можно так сказать, полны привязанности, заботы,... и, я не знаю, я не могу объяснить... нужно, чтобы определенные вещи остались такими, как они есть, но чтобы ничто их не беспокоило (этих людей), и тело это вовсе не беспокоит. Сознательное, деятельное существо направлено только ко всевышнему Сознанию и исключительно занято лишь тем, чтобы делать то, чтобы эти вещи были бы понятными в переходном состоянии, где мы находимся, вот так.21

(молчание) Но, что касается людей, когда мне говорят об обстоятельствах, когда кто-то (прямо или через кого-то) говорит мне о трудности, об обстоятельствах... тогда есть ясное видение того, что надо сделать, и приходит точность, и это не соответствует никакой мысли, ничего подобного (после того, как я сказала, я обычно не помню того, что я сказала). И это совершенно практически: надо сделать это, не следует делать то. Обычная жизнь, обычным образом как бы проецируется на экран (он вовсе не внутри, это...) и все время там как бы проявляется беспорядок обычной жизни: слабо, но ощутимо. И если было что-то (в Матери), что еще было открыто этому беспорядку (чтобы выразиться самым простым образом), что это передавалось через факт: недомогание, совершенно неприятные вещи -- теперь же все это становится все более и более нереальным и все меньше может затронуть (Мать)... Эта жизнь, описанная в деталях, стала бы полностью жизнью... [сумасшедшего]. К счастью, я еще произвожу то впечатление, что у меня есть здравый смысл! (смех) Но я совсем не говорю об этом. (Как раз в этот момент к ученику очень сильно пришла следующая мысль, которую он высказал Матери: "Если бы видение гусеницы вдруг резко бы превратилось в видение человека, тогда это, очевидно, разрушило бы всю ее логику.) (долгое молчание) Тебе (Суджате), тебе есть что сказать? Очень часто, после, когда я перед тобой, я чувствую... Я не слышу. После ухода Сатпрема, как только я делаю свой "пранам"22 , то сразу же после этого, под твоим взглядом, мне кажется, что мое внутреннее существо выходит вперед. Да. И, любопытно, я ощущаю силу... Ты знаешь Ганг, богиню Ганга? Я чувствую сродственность с ней. С рекой? С богиней. Смотри-ка, это любопытно. (молчание) Это сила витальной пластичности, это отождествление с [потоком]... И, вероятно, есть семейство таких существ. (Мать погружается) Это дает тебе какое-нибудь особенное ощущение? Ты чувствуешь, что-либо особенное? На мгновение это как глубокое погружение и, в то же время, это внутреннее существо выходит наружу: две вещи одновременно, вот так. Да. (Мать погружается снова)

________________________________________

29 апреля 1970 (В ходе даршана 24 апреля у Матери было несколько сердечных приступов. Мы не винились с ней с прошлой субботы.) Для перехода сердца был выбран день даршана. Я думала, что не смогу выйти на балкон. Но все же я вышла. И затем, на следующий день... (Мать была очень надломленной). И это не кончилось. Интересно. Нечего приятного не расскажешь. А у тебя есть вопросы? Я спрашиваю себя: во время этих переходов в той или иной части существа, меняется не только сознание или же еще и нечто в субстанции? Это почти в функционировании.

* * *

(Затем Мать перекладывает старые бумаги и снова находит наши письма с Цейлона, когда мы собирались стать Саньясином. Эти письма исчезли после ухода Матери.) Исчезло уже много таких вот бумаг с тех пор, как я начала их собирать: свидетельство о рождении... Не знаю, возможно, эти бумаги сгорели во Франции (мэрии сжигали свои бумаги во время войны). Думаю, что этого здания больше нет. Это был дом номер 60 или 61 по бульвару Хаусмана [Haussmann].23

(молчание) Надо начать давать какие-нибудь удостоверения людям из Ауровиля. Да, потому что случается, что люди устраиваются на территории Ауровиля, не спрашивая ни у кого разрешения, и тогда вдруг сталкиваешься с незнакомым человеком или даже целой семьей... Это неприятно. Потому что это очень разбросано. (молчание, Мать просит стакан воды) У меня жажда! Все время ужасная жажда... Что-то в горле... Я тебе говорила, что это трудное место -- так оно и остается. Это доставляет немало неприятностей. (молчание)

* * *

Есть вещи... Есть вещи действительно интересные. Это любопытно, можно сказать, что есть множество чудес, то есть, вещей, которые противоречат всем привычкам, и они скрыты, закрыты -- но я их вижу. Ты знаешь, что на следующую ночь после Даршана нашли Ришабчанда24 [Rishabchand]... Прошел почти год, как он просил меня, чтобы он ушел. Тогда, когда он попросил меня об этом (очень серьезно: он много страдал, он был очень несчастным), я сделала то, что делаю всегда: я передала эту просьбу Всевышнему Господу и сказала Ему... И после этого он не ушел. Он выздоровел. Он поправился. Некоторое время ему было гораздо лучше. Но его воля уйти осталась. И затем, в день Даршана (я думаю, что он меня видел, но я не уверена), он исчез из своей комнаты, а затем его тело нашли на берегу, причем часть тела была погружена в воду. И поскольку это было общественное место, то полиция потребовала произвести вскрытие трупа, и это вскрытие было сделано: в его желудке не было ни капли воды, то есть, он не утопился. После всего, что было сказано, кажется, что он не утонул (но я не видела его тела, так что не могу сказать совершенно точно), но наверняка то, что он вышел из своего тела, и, несомненно, также то, что он не покончил с собой... Он вышел раньше четырех часов утра (неизвестно когда точно -- ночью, но не известно, когда именно). Только в четыре часа утра заметили, что его нет. Никто не слышал, как он вышел. Он был мертв и, очевидно, он не покончил с собой. Так что же произошло?... Есть шишка на лбу: он упал. Там как будто бы шрам. Он упал и ударился о скалы. А разве там есть скалы? Да, милая Мать, возле гидролизного завода он сгрудили тонны скальных глыб. А! это было около гидролизного завода. Не известно, потому что его нашли на песке, достаточно далеко от этого места. Но лицо было побито. Но он не утонул; я в этом уверена. Это так называемый "несчастный случай", то есть, он ушел... Ведь он умолял об уходе, и он ушел -- он должен был доведен туда, куда нужно. Но есть люди, которые передают самые глупые сплетни об уходе Ришабчанда. А! и что же говорят? Говорят, что это самоубийство. Но это не так! Например, люди, подобные С, с хорошей волей, но невежественные, говорят: "Что же, кончит свою жизнь вот так, есть йоги, которые падают...". Это глупость! Да. Мне это говорили; как раз так мне и заявили! Мне объявили, что Ришабчанд совершил "самоубийство". И во мне возникло категорическое НЕТ... Но я об этом не сказала. Я не говорила, я ждала; потому что если бы я что-то сказала, это имело бы... Я ничего не говорила, я ждала. Затем мне сказали, что полиция потребовала труп, и после мне сказали: "Да, полиция обнаружила, что в его животе не было ни капли воды." Следовательно, он не бросился в воду. А это единственное, что он мог сделать. Но, Мать, доходит даже до такой степени, что в гимнастической группе разыскивают маленького Асту [ему девять лет] и говорят: "Тебе не стыдно, твой дедушка покончил жизнь самоубийством, тебе не стыдно!" О! И затем, в Ашраме, люди говорят... Они глупы. В первую очередь, С, милая Мать!... Они невежественны. Я утешаю этих крошек (потому что они приходят), и Муну (другая маленькая девочка) спросила меня (нет, она ничего у меня не спросила, но вопрос был в ее глазах), так что я ей сказала: "Все в порядке, моя крошка, не беспокойся." Тогда она меня спросила, и я ей ответила: "Все в порядке, он не покончил с собой." -- Да, я в этом уверена. Но я обнаружила, что это было... все было таким чудесным образом! Это было... (как сказать?). Чтобы выразиться понятным образом, я просила: я просила, что если это действительно возможно, что же, ему помогли бы уйти. И это было сделано (но я делала это в предыдущий раз). Это произошло как раз в тот час, когда нужно. Он закончил свою работу; ты знаешь, в первый раз, когда он попросил меня об уходе, он еще не закончил "Жизнь Шри Ауробиндо", а в этот раз он закончил -- ему нечего было больше сказать. И затем он тебя увидел. Он видел меня на Даршане. Он не выбрал другого дня. (Суджата:) Он приходил к тебе [после своего ухода]? Не в форме. У меня было впечатление... Я имела, в момент, когда он уходил (я не знала ничего, я была на своей кровати -- я не спала), я имела странное видение. Я была кем-то (и я думаю, что это был он, я была им -- я говорю "я", потому что этот некто представился этой ночью мною, но я знала, что это была не я: я знала, что это был кто-то другой). Господь устроил мне встречу на вершине горы; тогда я пришла, но я не хотела, чтобы другие меня видели, и так вот я дошла почти до вершины горы и... мне не удалось увидеть Господа. Я спросила себя: "Как? как так, Он же там, а я Его не вижу? Он хорошо прячется." И, в конце концов: "Время пришло, а я не могу Его увидеть...". И я начала спускаться -- я спускалась, я встречалась с людьми и не хотела, чтобы эти люди меня останавливали; и тогда у меня были трудности, я видела людей, а затем у меня было впечатление, что эти люди, горы, все это... удаляется, удаляется, удаляется25 . И когда вещи стали удаляться, настало время мне подниматься с кровати, то есть, было половина пятого утра. Я была очень занята этим видением. Занята, я спрашивала себя: "Что это может быть?" Что это может значить: кто-то, кому Господь назначил встречу и кто не смог Его увидеть?..." А потом, несколько часов спустя, мне сказали (мне сказали это с обычной грубостью): "Ришабчанд покончил с собой этой ночью." -- "Как это вышло?". Тогда мне объяснили: "Пришел слуга, вошел, Ришабчанда там не было, никто не видел, как он выходил, а слуга нашел его утопившимся на берегу моря..." Я ничего не сказала, я только почувствовала: ЭТО НЕ ТАК. Затем, после -- гораздо позднее -- мне рассказали историю с полицией и что, в конечном счете, он был наполовину в воде, наполовину на берегу, и что на голове была ссадина. Тогда я поняла. Я поняла, что это ему Всевышний устраивал встречу... (Мать делает жест ( берет Ришабчанда за руку), Он заставил выйти его из дома. Но в своем сознании (мой "сон" должен был прерваться в тот момент, когда он физически потерял сознание), в своем ФИЗИЧЕСКОМ сознании, он Его видел. Так что все стало ясно! Ты знаешь, я нашла это таким чудесным! Потому что переживания, которые я имею сейчас... никогда я не имела переживаний столь тонких и конкретных, потому что это переживание тела. И я имела это переживание, а когда наступило утро, я сказала себе: "Что это значит?". И я знала, что это была не я, но я не могла знать, кто это был. Я знала, что это была не я. "Господь назначил мне встречу, и я пошла (пошел) на эту встречу, но не смогла Его увидеть..." Его тело ушло, и он Его увидел. Это очень интересно! Я никому об этом не рассказывала, я говорю это только тебе. Я нашла это... Ты знаешь, когда я получила материальное доказательство, что это так, что он не утопился, что он умер в результате "несчастного случая" -- но этот несчастный случай не был несчастным случаем: его вели за руку, его вели в то место, где он и ударился. Это поразительная вещь. Господь устроил ему встречу, и он поднялся -- он поднялся, чувствуя, что это Господь его позвал; он вышел и ударился головой о камни -- Господь его вел... Это мило, нет? И поскольку я отождествлялась с его физическим сознанием, то беспокоилась, что это должно было быть: "Господь устроил мне встречу, а я не могу увидеть Его...". И он не хотел, чтобы его видели: "Не нужно, чтобы меня видели, не нужно, чтобы меня видели..." И затем (я никому не говорила об этом), в день Даршана я давала медитацию, в десять часов. Я делала медитацию, но я лежала, потому что... пришел доктор и (смеясь) у него был немного испуганный вид, он сказал: "Oh! the heart is weak, the herat is very weak" [О! сердце слабо, сердце очень слабо], и фантастика! Это он мне сказал: "Вам надо лечь и не шевелиться". Поэтому я легла и проводила в таком состоянии медитацию. Но после медитации... брр! было несколько очень-очень-очень трудных часов. Единственно, я спросила себя: "Почему как раз сегодня мне нужно выйти на балкон?" И затем было так: "Но ты выйдешь! ты выйдешь." И в тот момент, когда я должна была выйти, случилось... эта вещь [приступ] была такой сильной, что зрение тоже было затуманено, и я даже не знала, стою ли я на ногах и где я стою. И я пошла на балкон: я оставалась там десять минут -- и я даже не знала об этом! Я даже не знала, что оставалась там десять минут, я думала, что вышла и тут же вернулась. Вот так. Это тоже чудесно. Но я знаю, что жизнь этого тела... (как сказать?) да, жизнь этого тела является чудом. То есть, если бы оно было не так, что есть и как оно есть, не важно, какой бы была смерть... Но тогда, если бы ты знал (смеясь) как это становится... Тело сознает (и это от него не скрывают: ему не рассказывают баек, ему дают видеть вещи такими, как они есть), но тогда оно говорит: "Но, в сущности, это [смерть] для других составляет разницу! -- Для меня...". Только ведь оно все еще находится в этой иллюзии смерти, потому что это [тело] исчезает; и даже это (тело Матери) больше совсем не знает, что есть [истина]!... Для него это должно быть материей, истинной -- что же, даже в этом тело совершенно не уверено (смеясь) в том, что есть что! Есть другое, другой способ видеть и чувствовать и быть -- другой способ бытия. И это (тело) начинает спрашивать себя... Тело знает, что старый способ -- это больше не то, но тело начало спрашивать себя, как это будет, то есть, каким будет способ восприятия, связи с вещами: "Как установить связь нового сознания со старым сознанием тех, кто еще будет оставаться людьми?..." Все связи останутся тем, чем они являются, но будет некий другой способ восприятия, связи... Это приходит... это любопытно, это приходит как дуновение -- как веяние -- а затем это все же исчезает. Как веяние нового способа вещей, нового способа чувствовать, другого способа слышать. И это как нечто, что приближается, а затем вуалируется. Но затем, в облике (тела Матери)... в видимости... (Мать делает хаотический жест). Однако, совершенно очевидно, я не больна, но бывают моменты, когда... это очень трудно. Очень трудно. И затем, частенько, оба [способа бытия] бывают одновременно... И (смеясь) тело говорит себе: "Что же, если бы знали, в каком ты состоянии, тебе бы сказали, что ты помешалась!" (Мать смеется). И тело смеется. У тела нет страха. Нет страха... Тело страдает; иногда оно страдает... странным способом! очень странное это страдание. И затем, как чудесно все это устраивается! В "Афоризмах" есть всевозможные вещи, которые Шри Ауробиндо сказал по поводу нереальности страдания, и настал как раз такой момент!26 я себе сказала: "Но как это чудесно устроено!" Точно, это пришло, чтобы сказать моему телу: "Не беспокойся!..." Эта дуальность (страдания и блаженства) настолько конкретна, что тело... мое тело вздыхает -- стонет, буквально стонет, как если бы оно ужасно страдало -- и в то же время оно говорит себе: "А! вот блаженство!". И тело стонет! Ты понимаешь, обе вещи вот так... (жест сплавления). И это зависит от какой-то мелочи, которая похожа на акт воли (но это не так). Это не так. Действительно, я не знаю... это нечто новое. Тело стонет, и оно говорит, оно говорит себе, что оно страдает, и есть некая мелочь (я не знаю точно, что это такое; больше всего это похоже на акт воли, но это не так), и тогда это больше не страдание, но и совсем не то, что мы называем "блаженством" -- мы не знаем, что это... это нечто другое. Это нечто иное. Но это необычайно. Ново, совершенно ново -- совсем ново. И тогда все это как бы расплывается, становится неточным, это как... как нечто, что размывается, что уже не это, но еще не то. (молчание) Это больше не, это больше не... это, очевидно, больше не телесное сознание, каким оно было. Оно больше не такое: связи больше не такие, способ слышать, способ говорить... (очень трудно говорить, требуется значительное усилие). И это еще не, о!... это еще на пути к чему-то, но еще не там. (долгое молчание) Но присутствие Милости -- это вещь совершенно чудесная! потому что, насколько я вижу, переживание, как оно есть... если мне не дать одновременно истинного ощущения того, что происходит, то будет непрерывная тревога -- умирает старая манера. Естественно, есть вся йогическая подготовка, но тело... ведь это постоянное чудо! Это нельзя было бы выдержать дольше нескольких минут; и это длится, длится, длится... Это началось точно в день Даршана. Один-два раза телу предложили вернуться к прежним условиям -- оно отказалось. Оно сказало: "Нет, либо это, либо я уйду." Вот из-за чего это длится... Сколько дней прошло с Даршана? -- 24, 25, 26... Какое сегодня число? 29-ое: шесть дней. Казалось, что меньше! Это тоже чудо: я думала, что три дня. (долгое молчание. Затем Мать смотрит на что-то с улыбкой и несколько раз встряхивает головой) Это... это ГОРАЗДО чудеснее, чем мы можем себе вообразить -- все-все... (долгое молчание) Это трудно... Трудно точно сказать. Мы считаем, что это, эта видимость (Мать указывает на тело), это... для обычного сознания это кажется самым важным -- очевидно, это последняя вещь, которая изменится. Для обычного сознания это кажется последней вещью, которая изменится, потому что это важнее всего: это будет самым верным знаком. Но это вовсе не так!... Это совсем не так. Именно изменение СОЗНАНИЯ -- что все и вызывает -- это наиболее важная вещь. Все остальное -- следствия. А здесь, в этом материальном мире, телесное изменение кажется нам самым важным, потому что... все наоборот. Я не знаю, как объяснить. Для нас, когда это (тело) сможет быть видимо нечто другим, чем оно сейчас не является, тогда мы скажем: "А! вот сейчас все сделано." -- Но это не правда: это УЖЕ СДЕЛАНО. Это (тело), это вторичное следствие. Который час? Одиннадцать часов тридцать пять минут, милая Мать. О!... Доктор там? Да. О!... Примечания:
1 И это правда; Ауровиль начал интересовать нас только после ухода Матери, когда мы увидели, что работа Матери оказалась под угрозой.
2 Очень преданная ученица из Америки.
3 24 ноября 1939 г.
4 "Сознанию сверхчеловека", которое низошло 1 января 1969.
5 У Матери раздулась щека от зубного абсцесса.
6 D занимался столовой и провиантом.
7 418 - Твоя душа полностью не наслаждалась Богом, если она никогда не имела радости быть Его противником, бороться с Его замыслом и быть вовлеченной в смертное сражение с Ним.
8 376 - ... которое согласилось поддерживать одни и те же привычки в течение сотен лет и быть замкнутым в узком жилище, не меняясь долгую вечность?
9 Ассоциация учащейся молодежи Ашрама.
10 Нет ничего, можно было бы счиитать в будущем невозможным или невероятным, и побудительный мотив Природы всегда творит собственные средства.
11 Каким бы ни был ваш путь, вы должны принять его полностью, и вложить в него всю свою волю; с распыленной и нерешительной волей вы не можете надеяться на успех в чем-либо: ни в жизни, ни в йоге.
12 Знать высочайшую Истину и быть с ней в гармонии является целью верного бытия [right being]; выражать ее во всем, чем мы являемся, что мы переживаем и делаем -- это условие верной жизни.
13 Ученик из Шандернагора.
14 В 1914 г.
15 Мы не знаем, о каком точно Афоризме идет речь, но, возможно, об этом:
447 - "Ошибки, неправда, ложные шаги", - пишут они. Твои ошибки великолепны и прекрасны, о Господи! Твои неправды сохраняют жизнь в Истине; через Твои ложные шаги мир совершенствуется.
16 "Адженда", том 2, разговор от 15 июля 1961 г.
17 "Под физической Природой понимается не только тело, и эта фраза включает в себя трансформацию всего физического разума, трансформацию витальной, материальной природы -- не путем наложения на них сиддхи, а путем создания новой физической природы, которая явится жилищем супраментальных существ в новой эволюции. Я не знаю, делалось ли такое в хатха-йоге или где-либо еще. Ментальная или витальная оккультная сила может принести лишь сиддхи высшего плана в индивидуальную жизнь -- как в случае с саньясином, который мог безо всякого вреда принимать любой яд, но который тут же умер от яда, как только забыл соблюдать условия сиддхи. Работа грядущей супраментальной силы -- это не воздействие на физическое, придающее ему необычайные способности, а вхождение и проникновение, полностью превращающее его в супраментализированное физическое. Я не почерпнул эту идею из Вед или Упанишад, и я не знаю, есть ли там что-либо подобное. То, что я получил о Сверхразуме, было прямым, а не косвенным знанием, данным мне; и только позднее я нашел некоторые подтверждающие откровения в Упанишадах и Ведах."
18 Несомненно, Мать хотела сказать: как произойдет этот переход?
19 484 - Грех - это уловка и маскировка Кришны, чтобы скрыть Себя от взгляда добродетели. О, Фарисей [ханжа], узри Бога в грешнике и грех в самом себе, очищающий сердце; обними своего брата.
20 483 - Мой возлюбленный снял с меня платье греха, и я с радостью позволила ему упасть; затем он потянул за мое платье добродетели, но я застыдилась, встревожилась и попыталась ему помешать. И только когда он вырвал его у меня силой, увидела я, насколько душа моя была сокрыта от меня.
21 Семнадцатью годами раньше, 20 мая 1953, в ходе Бесед с учениками, собиравшимися на Игровой Площадке, Мать задала следующий вопрос: "Может ли тело измениться без того, чтобы что изменилось и в его окружении? Какой будет ваша связь с другими объектами, если вы изменитесь до такой степени? А с другими существами?... Кажется необходимым, чтобы менялись все вещи, по меньшей мере, в определенных пропрорциях, чтобы можно было существовать, продолжать существовать..." Возможно, в этом вся проблема.
22 Как правило, по окончанию беседы, после ухода Сатпрема, Суджата на несколько секунд оставалась одна перед Матерью.
23 дом 62 по бульвару Хаусмана.
24 Старый и очень преданный ученик, тело которого нашли на берегу. Это продолжение серии, начавшейся с Бхаратиди, затем Амрита, Павитра... Ришабчанд был автором книги "Жизнь Шри Ауробиндо".
25 Это было в тот момент, когда Ришабчанд оставил свое тело.
26 23 апреля Мать прлучила Афоризм 495: "Обычно я ненавидел боль, избегал ее и возмущался, когда мне ее причиняли; но теперь я обнаружил, что не страдай я так, я бы никогда не обладал, не натренировал и не совершенствовал бы этот бесконечно и многообразно ощущаемой способностью восторга в моем разуме, сердце и теле. Бог оправдывает себя в конце, даже когда он маскируется под обидчика и тирана." Мать так прокоментировала этот Афоризм: "Тот же самый урок Всевышний Господь хочет преподнести телу, когда оно находится в процессе трансформации." Затем, 28 апреля, Мать получила Афоризм 501: "Страдание делает нас способными воспринимать полную силу Мастера Восторга; оно также делает нас способными переносить крайнюю игру Мастера Силы. Боль - это ключ, который открывает врата силы; это магистраль, которая ведет к городу блаженства."

________________________________________

2 мая 1970 У меня есть кое-что для тебя... (Мать показывает запись). Два-три дня тому назад это пришло императивно, в связи с одной историей. В Ауровиле, в "Aspiration" ["Стремление"] проходят какие-то собрания; я думаю, что это медитации или нечто подобное, я ничего не знаю. И вот кто-то принес туда и повесил там мою фотографию; тогда другой человек поспешил в свою комнату и вернулся оттуда с крестом!... И он сказал: "Ну, раз уж вы вешаете фотографию Матери, то я повешу крест." Мне так рассказали. Мне это рассказали, потому что тот, кто повесил крест, приходил вместе с остальными увидеться со мной (они приходят раз в неделю, вчетвером или впятером). Он пришел, сел передо мной... он выглядел несколько испытующим (я вовсе ничего не знала, не так ли), а когда они ушли, я спросила, кто это был. И тогда мне сказали, что это был католик и рассказали всю эту историю.1 После этого прошла целая серия событий. Но, надо сказать, что там (в различных местах Ауровиля) было буквально вторжение, потому что эти места никак не охраняются, и есть свободные участки земли; люди устраиваются особенно в центре, и чаще всего они не просят на это разрешение. Так что подумали, что не мешало бы иметь "значок" тем, кто действительно является ауровильцем (Мать показывает образец значка). Уже несколько дней думают, как лучше организовать это: в первый год они будут иметь удостоверение, а затем, если к концу года все будет в порядке, им будут выданы значки. Но ко мне пришло вот что (Мать указывает на свои записи). Это не кончилось... (Суджата приготовилась принести лампу, чтобы Мать могла читать). Мне не нужен свет, я больше не вижу четко. (ученик читает) "Ауровиль предназначен для тех людей, которые приходят жить жизнью сущностно [религиозной], но которые отказываются ото всех форм религии, будь это древние, современные, новые или будущие2 ..." Милая Мать, извини меня, но почему бы написать "духовной" вместо "религиозной"? Я еще не уверена. Это производит на меня странное впечатление. Да, я вижу!... Возможно, лучше написать "духовной". Я посмотрю. "...Знание Истины можно достичь только опытным путем. Никто не должен говорить о Божественном, если он не имел переживания Божественного..." Это важно. "...Узнайте Божественное, тогда вы сможете он нем говорить..." Ты понимаешь, можно написать "духовной", но... "...предметное изучение религий сделается частью исторического изучения развития человеческого сознания..." Я опустила религии вниз: в ментальную область. Да, именно, да! В ментальную область, и это будет "предметом изучения". Это странно, но два дня назад это пришло ко мне почти как переживание: религия ( это ментальный мир. Да-да! Это ментализация, поистине ментализация того... что гораздо выше ментала. "...Религии составляют часть истории человечества, и в этом качестве они будут изучаться в Ауровиле; не как верование, которому надо или не надо следовать, а как процесс развития человеческого сознания, который должен вести человечество к высшей реализации." Вот "программа"... (Мать смеется) ПРОГРАММА Экспериментальный поиск Всевышней Истины. Жизнь Божественная но НЕТ РЕЛИГИЯМ Это хорошо! О! очень хорошо!... Как раз слово "религиозной" смущало меня в том тексте. Тогда уберем его! Потому что ты как раз говоришь: "Нет религиям". Нет, я употребила слово "религиозной" в другом смысле, но это всегда вносит путаницу. Это придает такой ложный смысл. Да. Сейчас я тебе объясню: я не хотела ставить слово "духовной", потому что, прежде всего, это слово имеет во французском языке другой смысл, а потом, люди, живущие "духовной" жизнью, отвергают Материю, а мы не хотим отвергать Материю. Так что это будет неверным. Я считала, что "религиозной" тоже не то слово, потому что сразу же... Я использовала "религиозной" в смысле "жизни, сущностно занятой открытию и поиску Божественного." Во французском языке нет подходящего слова, и слова "духовной" тоже не годится. Божественной? Надо найти слово ( может быть, сказать так: "Ауровиль ( для тех, кто хочет жить божественной жизнью...." Да, "жизнью, сущностно божественной", да. "Божественной" ( это емкое слово, милая Мать. (молчание) На этом все?... Там было так много, что я и не успевала все отмечать... Кажется, позавчера, весь день я была в одном переживании, и у меня было впечатление откровения истинной цели Ауровиля, и Того, что нужно сказать, и Того, что... will select the people [будет выбирать людей], будет выбирать ауровильцев. Настоящий ауровилец ( это тот, кто хочет искать и открывать божественное. Но на этот раз не мистическими средствами: в самой жизни. Об этом тоже надо сказать. (Мать пишет) "Наш поиск не будет поиском через мистические средства, это в самой жизни хотим мы найти божественное.3 " (Мать кончает писать и проводит рукой по глазам) Есть одна очень любопытная вещь: в той мере, как... Смотри, есть два способа сказать об этом. Один: по мере того, как ослабевает естественное зрение и слух, растет другое [зрение и слух]. Но я думаю, что правильнее выразиться по-другому: по мере того, как видение и слышание... как мы их назовем? Истинные? или "высшие", во всяком случае. Высшие. Скажем "высшие", потому что "истинные", это, возможно, не всевышняя истина... По мере того, как развивается высшее слышание и видение, стирается материальное зрение и слух. Но оба способа сказать об этом кажутся мне... не совсем верными. К примеру, я имею переживание, что с определенными людьми или при определенного рода занятиях доминирует... скажем, "будущий способ": будущий способ видеть, будущий способ слышать; а затем, любое вмешательство старого способа сразу же уменьшает это восприятие. То есть, обычное видение ( как из-за вуали, и затем вуаль становится более плотной. Но если обстоятельства, люди или работа позволяют мне более полно вступить в новое сознание, тогда восприятие становится все более ясным. Тело поняло это, оно было подведено к тому, чтобы понять это: оно не беспокоится об ослаблении видения или слуха, и оно замечает, оно отдает отчет, что чем больше это (старый способ) заволакивается, ослабляется, тем больше увеличивается другое ( при условии, что я не делаю усилия, чтобы сохранить это другое. Если я позволяю всему течь естественно, то это так. Всякое усилие сохранить старый способ стало... оно вызывает недомогание, недомогание почти непереносимое. Тогда как доверительное принятие существующих условий дает нечто... да, я не знаю, нельзя назвать это "благополучием"... это доверчивый мир. Но сейчас это касается не только видения и слышания: это во всем. Речь становится все более трудной... Есть очень трудно: это смесь из того, что приходит незаметно и совсем легко, или же это борьба с БОЛЬШОЙ трудностью. И это только сейчас, потому что я хочу тебе об этом сказать, из-за того, что я наблюдаю это и пытаюсь это выразить, а иначе нет ментальной активности. Эти вещи сами накладываются. (Мать погружается) Что поставить в заголовке этих заметок об Ауровиле?... Например: "Позиция Ауровиля по отношению к религиям"? Если написать "Мы хотим Истины"?... Можно бы употребить это слово, потому что никто во всем мире не осмелится сказать: мы не хотим истины! (смех) Для большинства людей это так: то, что МЫ хотим, это истина! (смех) Я показывала R "Программу Ауровиля", (смеясь) и его волосы встали дыбом: "Но... но люди не могут сейчас перенести это!" ( А?... Так что ауровильцы должны хотеть Истины ТАКОЙ, КАК ОНА ЕСТЬ... Они называют Истиной то, чего они хотят, тогда как они должны хотеть Истины такой, как она есть. (Мать пишет последнюю запись по поводу Ауровиля) Мы хотим Истины "Большинство людей называют истиной то, чего они хотят. Ауровильцы должны хотеть Истины такой, как она есть." Я написала "Истины" с большой буквы. (Мать смеется). Потому что, по правде говоря, это не так, должно быть: "Мы хотим БОЖЕСТВЕННОГО". НО тогда сразу же начнутся споры! Так что лучше написать "Истины".

________________________________________

6 мая 1970 (Мать снова нездорова. Ей больно говорить, у нее одышка) Непорядок. Я не могу больше есть и... Когда я лежу на кровати, то непорядок, но когда я вот так сконцентрирована, то терпимо. Так что лучше оставаться вот так... (созерцание)

________________________________________

9 мая 1970 (Физическое состояние Матери все эти дни было серьезным) Ты получил вчера Афоризмы? Нет, мне их не давали. А?... Было вот что... (Мать старается вспомнить) "самое странное переживание души..." Я не помню. Да, вот это: 508 - The strangest of the soul's experiences is this, that it finds, when it ceases to care for the image & threat of troubles, then the troubles themselves are nowhere to be found in one's neighbouhood. It is then that we hear from behind those unreal clouds God laughing at us.4 Так что вчера я написала (я не помню точно): "А когда Ты хочешь трансформировать ВОПЛОЩЕНИЕ по Твоему подобию, что происходит?"5 Нечто подобное. И я получила ответ этой ночью!... Две деятельности в тонком физическом. О! по поводу первого видения я скажу так (смеясь): я убила кого-то в упор! А! Второе было более личным. И тогда я поняла: это из-за того, что само тело, само сознание (физическое сознание) полно всей этой лжи и всех этих иллюзий и всех этих предвзятых идей, что когда это уходит, то Господь может проявиться в теле. Это было... это было ПЕРЕЖИТО, и это было потрясающее осознание, мой мальчик! Этому (телу), ему еще не совсем хорошо ( предстоит еще много сделать, но... у меня было впечатление, что я опрокинулась на хорошую сторону. Это было просто чудесно!... чудесно. И ты знаешь, это просто вот такое вот движение (жест легкого опрокидывания и качания) и... Действительно, я была, можно сказать, жалкой (я говорю с чисто физической точки зрения: тошнота, все-все, что только можно вообразить, ПОСТОЯННО, постоянно), а затем это сделалось так (тот же жест легкого опрокидывания): блаженство... ТЕЛА. Это переживание, которое я раньше имела в сознании (ментальном, витальном, все это), это переживание, в котором, раз уж его имеешь, то все кончено, ты освобожден... это переживание оставило тело: оставило несчастным, не так ли, тело страдало ужасным образом (страдание не было чрезмерным, но оно было хуже этого, постоянно), а затем, просто это (тот же жест): блаженство. Я с трудом храню это, потому что... любые контакты возвращают старое сознание ( я не знаю людей, которые были бы в этом состоянии. Когда я очень спокойна... Но этой ночью это было не так, это было не таким полным, не таким тотальным, но все же сохранилось воспоминание и впечатление... что тело опрокинулось на хорошую сторону. Ведь тело было в ходе... оно делало то, что делают все: дезинтегрируют, разрушают себя. Такое впечатление, что это остановилось.6 Но это еще не ТО, это только... Но это было чудесно. Обычное видение ушло; обычный слух ушел; способность работать (Мать делает жест - как бы пишет) ушла. И это может возобновиться ТОЛЬКО истинным образом, когда... Но у меня есть ДОКАЗАТЕЛЬСТВО, что ВСЕ может возобновиться ЧУДЕСНЫМ ОБРАЗОМ. Знать бы... Я поняла, тело поняло ( тело поняло ( оно поняло, оно имело переживание. Что придет потом? Посмотрим. Я хотела тебе об этом сказать. Это ТАК, не так ли, это так, и тело способно. Вчера, когда я читала этот Афоризм, я сказала Шри Ауробиндо: "Но ты говорил, что тело изменит это тоже; там (в Афоризме) это "образ", воплощение, которое обнажается, когда поворачиваешься к Истине; но ты говорил, что настоящая Истина изменит это ЗДЕСЬ..." ( I challenged, yes! [я ручался, да!]. Я получила такой вот ответ. Два... то, что можно было бы назвать два "сна", но я больше не сплю. Это были две деятельности в тонком физическом (смеясь), необычайные! Но кого же ты убила? Я не знаю, это было... это был кто-то, кого я очень любила! Я сильно любила (Мать смеется)! Я даже не знаю, знала ли я, кто это был. И не было причины! Не было причины, это было... Я убила, думаю, что это был выстрел из пистолета (это не имеет никакого значения, у того индивида не было несчастного вида), важен сам ПОСТУПОК, сам АКТ, само ДЕЙСТВИЕ имело значение... Я была полна привязанности и симпатии к этой личности, и я ее убила. Я не знаю этого человека. Но это был молодой человек ( возможно, это был символический тип, я не знаю. Я не знаю. И было впечатление старого сознания... Вот, я знала, что это было ночью, я знала, что это была ночная деятельность (все-все ПОЛНОСТЬЮ сознательно), и я даже сказала себе (смеясь): "Все же, проснувшись, я не буду делать это (!)" И тогда я очень отчетливо услышала голос Шри Ауробиндо: "В этом нет необходимости!" (Мать смеется). Все это выглядело совсем комически. (входит ученик, чтобы наладить магнитофон, который не совсем хорошо работает) Кто там? Пришли наладить магнитофон, есть неприятности с этим аппаратом. А!... (смеясь) возможно, он не хочет, чтобы это было записано!... Это ничего не значит, мне все равно! все равно. (молчание) Как тебе объяснить?... Это была та же объективность, что и в "бодрствующем" состоянии: я полностью была пробуждена, я не спала, это был не сон. Объективность: я видела факт, а затем я сделала заключение ( полностью, совершенно новое сознание. Сейчас я знаю, что это за сознание, я говорю об этом совершенно позитивным образом (я хочу сказать, что это говорит тело, оно определенно это знает ( оно спрашивало вчера). И тогда позиция тела такова: "Сейчас я знаю, что это Тебе решать... способно ли я иметь это сознание или же это для того, чтобы просто показать мне его." Посмотрим... Есть нечто, что должно измениться материально, это сознание тела. Есть нечто, что должно измениться... (может ли это измениться? я не знаю), есть нечто, что должно измениться в строении [тела] ( может ли это произойти? Я не знаю. (молчание) Для обычного сознания это производит впечатление другой моды вибрации ( это не так... Очевидно, это это Сознание, но... Тогда есть нечто, что должно измениться в вибрации, чтобы это Сознание могло проявиться БЕЗ ДЕФОРМАЦИИ. И затем, деформация ( это то, что порождает... невзгоды, не так ли, что сейчас кажется ужасным этому телу. И когда эта деформация исчезает, тело трансформируется: это блаженство... Все это там (в теле): ничего, ни мысли, даже ни... можно сказать, ощущения с витальной точки зрения ( только некоторого рода ощущение там внутри (в теле). Что решил Господь? Что произойдет? Я не знаю... Тело не знает... Будет то, что Он пожелает. (Мать входит в созерцание) Были две деятельности [в тонком физическом]. О другом я не могу рассказать, потому что, естественно, это не может быть полезно. А второе видение было такое: я прогуливалась обнаженной, но НАРОЧНО обнаженной вот здесь (жест между верхом груди и бедрами); там (внизу), возможно, была одежда; и я НАРОЧНО показывалась определенным личностям, и была со мной одна личность, это всегда одна и та же личность, это физическая Мать. Это физическая Мать, это образ или символ физической Матери. Она была со мной, и на мне было, кроме открытой части7 ... (Мать прерывается). А! и эта часть, которую я показывала, была бесполой, то есть, ни мужчина, ни женщина: не было ничего подобного, и был цвет... напоминающий цвет Ауровиля (оранжевый), вот так, но вибрирующий, то есть, как если бы эта часть была... не светлой, но как если бы она излучала сияние. И затем, на той Матери была надета большая накидка, как большая вуаль на всем еще существе, такого же цвета, и она мне сказала: "Ты видишь, я надела эту накидку, потому что я ее приняла ( чтобы сказать тебе, что я ее приняла." Это был второй "сон". И остальные части моего тела тоже были покрыты какой-то тканью... Это была не ткань: это было нечто такое же (как та накидка). Но это (нагота Матери), это было СПЕЦИАЛЬНО; ты понимаешь, это был акт, который имел БОЛЬШОЕ значение. И тогда те две личности (два свидетеля, кому Мать показывала свое тело), я не знаю, кто они были, но было впечатление, что это люди. Я не знаю, кто это был (конечно, я знала это очень хорошо, но, проснувшись, я не помню этого). И это было для того, чтобы сказать им: "Вот, это вот так; смотрите: ЭТО ВОТ ТАК." К тому же они воспринимали это очень научным образом. И была, главным образом, эта Природа... Она немного побольше, чем мое тело... Всякий раз, когда я вижу Природу, я вижу эту личность: в течение многих лет это для меня Природа; и это не "знакомая", а как моя мать, которая является как бы моей сестрой, или моя сестра, которая мне как бы мать, вот так (эти вещи не четко обозначены, слова не значат ничего). Она большая, это красивая женщина, и она очень-очень-очень простая, очень простая и потрясающая; а со мной: как маленький ребенок. И она меня сопровождала, она мне говорила: "Ты видишь, я его надела, это твое платье, я надела твое платье, чтобы показать, что я приняла ( я надела твое платье." И оно было того же цвета, что и цвет кожи (открытой части Матери), это было нечто как кожа, и платье было в точности того же цвета. И платье тоже немного светилось, было нечто "расцветающее"8 . И это было так: без пола, не мужчина, не женщина ( без пола. Была такая вот форма (Мать обрисовывает силуэт в пространстве, очень стройный), форма, которая напоминает наше тело, но без пола: две ноги соединены. Это было мило. Очевидно, эти два "сна" представляли две большие трудности в человеческом сознании ( и они были полностью преодолены, их больше не было. Так что все человеческие чувства (чувство ужаса, страха...), всего этого абсолютно не существовало, было все блаженство... Первый "сон", как я его рассказывала, проходил в интенсивной любви, а второй сон был в превосходящем достоинстве. Это интересно. Смерть ( об этом был первый сон, а другое ( во втором. Это было истинное сознание. И это имело мое ТЕЛО, не психическое существо и не высшие существа (им все эти вещи давным-давно известны), но это имело ТЕЛО, само тело, да, да, да. И это принесло ему такой мир!... Эти две вещи должны занять главенствующее положение. То, что мы называем смертью, это... этого больше нет. Да, я должна добавить, что в первом "сне" я кого-то убила, но он шевелился, тем не менее! Я убила его в упор, но он продолжал двигаться... Я думаю, убила его из пистолета (это было без шума и не было...), и он продолжал двигаться как ни в чем ни бывало. И он вовсе не рассердился на меня из-за этого!... Ведь это был образ нереальности лжи во всех этих историях. Но, что касается второго видения, то я всегда себя спрашивала: "Каким оно будет, это супраментальное тело? я хотела бы его увидеть." Что же, я увидела свое тело, каким оно будет. Это хорошо! (смеясь) это хорошо!... И это тело... не совсем другое, но такое рафинированное! такое... нечто такое совершенное! Но ничего из всех этих движений ( грубых движений ( даже просто обычных человеческих движений не могло там существовать: это не могло быть вместе; когда есть одно, не может быть другого. И это ТО, нужно, чтобы это... кончилось, прояснилось ( чтобы не осталось ничего, ничего... ничего кроме божественного блаженства. (молчание) Я ее вижу, я еще ее вижу, эту Природу... У нее волосы... я не знаю, это не был цвет наших волос: это, как всегда, все цвета одновременно; и она практически такая, как я, всегда (Мать показывает на свой шиньон); всегда, она всегда причесана так, как я. И всегда волосы не... Я не знаю, это все цвета одновременно. И у нее длинная спокойная фигура... У нее нет возраста: ни молодая, ни старая, я не знаю, нет возраста. И необычайное могущество в облике. Это МАТЕРИАЛЬНАЯ Природа, физическая Природа, материальная физическая Природа, и она мне сказала: "Я надела это платье, я надела ТВОЕ платье ( я надела твое платье, чтобы сказать, что я согласна." То есть, материальная Природа приняла новое творение.

________________________________________

13 мая 1970 R. спросил меня, что мы подразумеваем под религией... (Мать протягивает письмо) Милая Мать, представление о религии чаще всего связывают с поисками Бога. Только ли эту перспективу следует под этим понимать? Нет ли сегодня, на самом деле, других форм религии? Я написала кое-что об этом ПРЕЖДЕ чем получила этот вопрос. Это пришло на английском: (Мать протягивает запись) Мы называем "религией" всякое понятие о мире и вселенной, которое представляется как исключительная Истина, в которую надо иметь абсолютную веру, потому что обычно считается, что эта Истина является результатом откровения. Большая часть религий утверждает существование Бога и устанавливает правила, которым надо следовать, чтобы обрести Его; но есть также религии без Бога ( это такие социально-политические организации, которые во имя Истины или Государства требуют того же повиновения. Право человека ( свободно преследовать Истину и приближаться к ней свободно по собственному пути. Но каждый должен знать, что его открытие хорошо только для него самого, и он не должен навязывать свое открытие другим. А затем это: В Ауровиле ничто не принадлежит никому в частности. Все является коллективной собственностью. Я говорю с трудом... * * * Есть что спросить? Да у меня есть кое-что... Я хочу спросить о двух вещах. Прежде всего, на ментальном или витальном плане есть средства сообщения: есть ментальное или витальное тело, и можно развивать это тело. Но как развить тонкое физическое, как вступить с ним в связь сознательно? (после долгого молчания) Я делаю это не умышленно, так что я не знаю! На самом деле, я скорее СЛЕДОВАЛА за Шри Ауробиндо, потому что, прежде чем оставил свое тело, я не помню, что была в большой связи с тонким физическим ( я могла иметь эту связь, но это меня не удивляло. Но с тех пор, как он там, и я встречаюсь с ним ежедневно... Но есть ли тело, соответствующее этому миру?... Я имею в виду нас, к примеру. Имеем ли мы, человеческие существа, тело, соответствующее этому миру? Да, есть люди, которые имеют тело в тонком физическом, о! да... о! да. Но не все? У одних оно... текучее, то есть, неопределенное, а у других оно есть... Я думаю, что люди развивают, даже в течение своей жизни, свое тонкое физическое. Да, я как раз и хотел узнать, как это происходит. Как оно делается? Это как раз то, что я не могу сказать, потому что это происходит спонтанно. Но это очень похоже (на то, что в материальном мире)... Только, кажется, что там не те же законы... как называется тот закон, по которому происходит притяжение к центру земли? Закон всемирного тяготения. Да, кажется, что там нет этого закона, потому что там можно перемещаться вот так (Мать переставляет пальцы из одного места в другое), по воле. Не нужно идти или... (тот же жест). Сознание и воля обладают гораздо большей силой, чем в материальном физическом. Там [в тонком физическом] гораздо больше пластичности, и все же находишь прежние вещи: находишь те же самые вещи и обнаруживаешь, что они очень изменились, ты понимаешь? Это всегда существует независимо от нашей воли. (долгое молчание, павлины устраиваются на террасе Матери) Я не очень-то полезна в этом деле! (Мать смеется) Я сама только учусь этому. Очевидно, это не должно зависеть ни от ментала, ни от витала... (Мать отрицательно качает головой) Но зависит ли это от психического или от стремления в теле? У меня такое впечатление (это больше впечатление, чем уверенность), что есть одна часть более тонкая (это там, где находится Шри Ауробиндо: Мать чуть наклоняет свою руку влево), и она зависит от того, что свыше, то есть, от высшего сознания и психического сознания; и затем, есть другая часть, которая пытается сформироваться в теле (жест соединения двух частей или нисхождения одного в другое), то есть, есть некий способ бытия клеток, который является началом нового тела, но это... когда это происходит, возникает странное ощущение. Причудливое ощущение. У самого тела такое впечатление, что оно... умирает ( я не знаю, что это такое. И это довольно трудно. И только благодаря интенсивной вере можно это выдержать. Как если бы одно состояние изменялось в другое... Как если бы то, что есть, пыталось превратиться в нечто другое. Но это... это тяжело. Надо действительно быть в состоянии очень интенсивной веры, чтобы пройти через это; это передается через нечто, что похоже на... нечто новое и что напоминает недомогание. Сейчас это почти постоянное состояние моего тела. Только в ОЧЕНЬ РЕДКИЕ моменты бывает вдруг "Аах!..." (жест изумления). Когда наступают такие моменты, это чудесно. Но это очень редко... Иногда такого не случается ни разу за весь день. Это состояние чаще наступает днем, но теперь оно начало появляться и ночью. Этой ночью, большую часть ночи, я проводила вот так (в "недомогании"), и затем, я могла только оставаться спокойной, потому что мое тело было полностью... (жест отказа), говоря Господу: "Твоя Воля, Господи, Твоя Воля, Твоя Воля..." Вот так. (молчание) И затем, зрение и слух, бывают моменты, когда становится так, как если бы они начали полностью исчезать; и в эти моменты все становится очень-очень-очень ясным ( очень ясно. И нет никакой видимой причины. Иногда я вижу вещи совершенно отчетливо; иногда я вижу их как через вуаль. И со слухом то же самое: иногда я слышу очень отчетливо: иногда я вообще ничего не слышу. Должно быть, это зависит от истины в том, что ты видишь и что ты слышишь? Возможно, но это зависит особенно от... Да, может быть, так. Но это также зависит от состояния, в котором находится само тело. (долгое молчание) У тебя есть что-нибудь? Да, второй вопрос заключается как раз в том, на что похожа эта "следующая манера" видения и слышания? (после молчания) Это зависит (да, я это знаю), это зависит ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО от сознания, то есть, от степени, в которой пробуждено сознание. Вообще-то, это приходит просто так ( то недомогание, о котором я говорю; тогда тело сразу же отказывается от самого себя ( оно отказывается, как бы говоря (оно не говорит, но, в конечном счете, это как если бы оно говорило): "Если это смерть, что же, на то Твоя Воля." Ты понимаешь, полный отказ. Затем иногда, когда отказ... (если он более или менее удался, я не знаю ничего), иногда приходит ясность, понимание, ОЧЕВИДНОСТЬ всего ( действительно замечательное состояние. Но это не длится долго. Малейшая вещь расстраивает это. (долгое молчание) Я знаю... Тело чувствует, что если бы оно могло ПОЛНОСТЬЮ оставить себя ( не существовать независимо, не иметь персонального усилия, персональной воли ( и в той мере, в которой это возможно, все идет хорошо. Но есть напряжение и усталость, которые становятся совершенно непереносимыми, так что... В общем случае именно это и приводит к смерти, это усталость и напряжение жизни. Еще этой ночью это было так... Это становится таким ( таким сильным, что я... Я была вот так (жест отказа), и тело отдалось для... (как сказать?), нельзя сказать "для того, чтобы исчезнуть", но это так (жест расплавления, отказа), и тогда я лежала на своей кровати как... можно сказать... я не могу сказать "готовой к смерти", потому что не было никакой воли умереть или не умереть, но это так: без сопротивления, абсолютно без сопротивления; и затем что произошло? я не знаю, шли часы, а потом я пробудилась ( я не "спала", и, однако это было как сон. Этой ночью. А этим утром было не труднее, чем обычно ( было не гораздо легче, но и не труднее, чем обычно. Когда телу удается не думать о самом себе (я не знаю, как объяснить это, потому что это не "мысль"), не сознавать самого себя, тогда все идет лучше. (молчание) У меня такое впечатление, что есть работа, которая делается там, внизу (Мать касается своего тела) и есть работа, которая делается так (жест - руки держатся параллельно, одна выше другой, и между ними есть промежуток), и между этими двумя есть... чего-то еще нет. И тогда что же произойдет между этими двумя?... Это (рука повыше), это тонкое физическое, а это (рука пониже), это материальное физическое, и между ними есть путаница... либо нечто, что еще не готово, либо... (долгое молчание) У тебя есть что еще?... А у тебя (Суджате) ничего? Милая Мать, в пятницу рано утром я тебя видела, ты меня позвала, показала на стену и сказала: "Смотри, эти два образа становятся реальными". А затем? Затем я начала протирать стену, чтобы это могло произойти без труда. Что? (Сатпрем:) Она начала протирать, очищать стену, чтобы образ мог выйти без труда. Смотри-ка! И что вышло? (Суджата:) Было два образа. (Сатпрем обращается к Матери:) Потом ты говорила о двух видениях, которые ты имела: образ смерти (ты убила кого-то в упор) и свое супраментальное тело. А это было в тот же день? Предшествующим утром. Аах! (Мать входит в созерцание) Было вот так, вокруг тебя, один из этих... как индусский храм, но маленький... ты знаешь индусские храмы? Просто вот так.

________________________________________

16 мая 1970 (Голос Матери очень глухой) Нет голоса... Но это не имеет значения... Ты меня слышишь? Если у тебя есть вопросы, можешь их задать. Такое впечатление, что все скрипит, и это трудно. Да, да. (долгое созерцание) Я могу оставаться в таком состоянии двадцать четыре часа в сутки. Питание стало проблемой... (молчание) Иногда имеешь слабый проблеск о том героизме, который надо иметь, чтобы делать ту работу, которую делаешь ты... (Мать смеется) Тело достаточно выносливое, здесь все в порядке. Если была бы уверенность; если бы, например, Шри Ауробиндо сказал бы: "Так, так и вот так", тогда все было бы очень легко! но, что трудно, это... Ведь вы окружены людьми, которые считают, что вы больны и обращаются с вами как с больным; а вы знаете, что вы не больны; и все-все измотано... расстроено. Время от времени, редко ( редко ( иногда вдруг наступает блаженство. Это длится несколько секунд. Возможно, это способ мне сказать: "Вот таким будет конец"?... Но вы окружены уверенностью, что все быстро идет к концу, и тогда это бедное тело вот так (жест шаткости). Тело это не заботит, но у него нет уверенности, чем все это закончится. Так что ему остается только быть спокойным, иметь веру и... терпеть. (долгое молчание) На днях у меня был странный сон. А! Позавчера ночью, ближе к утру, я был с тобой, а ты была "на открытом воздухе". Было так, как если бы мы вместе гуляли, я шел вместе с тобой по улице. Это было во внешнем мире. Тогда ты меня спросила: "А почему ты не задаешь мне вопросы о внешнем мире?". Затем ты начала говорить о Китае, и если я хорошо понял, ты сказала, что Китай собирается... уничтожить весь мир. Ба! Я не знаю, что это. Но это было "снаружи". В деталях, например: я отмечал все, что ты говорила, и я заметил, что в отдалении была старая машина, которой пользовались, когда ты была внизу. Я не знаю, значит ли что эта деталь... Мы были на улице и шли вдвоем; я был рядом с тобой и шел вместе с тобой. (молчание) А затем ты говорила об Африке, о Мадагаскаре... Во всяком случае, ты мне сказала (насколько хорошо я это понял): Китай собирается уничтожить весь мир. Бабаба... Это не забавно! (молчание) Здесь очень боятся Китая, до такой степени, что множество людей хотят сделать атомные бомбы; так что с отчаяния они меня спрашивали (правительство меня спрашивало): "Что делать?..." ( я была последним человеком, у кого стоило спросить это! Это средство устрашения, но... У Китая есть атомная бомба, у России тоже, и у Франции (говоря о Франции, Мать закрывает глаза руками), ужасно!... Я не знаю, у Китая и у Америки есть бомба, которой достаточно, чтобы разрушить весь Париж. Да, конечно! (Мать кладет руку на свой лоб, долгое молчание) Есть что еще? (Суджата передает Сатпрему записку) Суджата задает один вопрос. Она говорит: если бы Индия воззвала бы к Божественному, то не было ли бы это самым действенным средством, чтобы остановить Китай? Не-сом-нен-но! (Мать смеется) Несомненно. У них нет веры! (Мать входит в созерцание)

________________________________________

20 мая 1970 (В последние дни у Матери небольшая инфекция в левом глазу, затем зубной абсцесс ( у ученика тоже) После глаза теперь зубы... Одно за другим. В конце концов... Просто это продолжается. (молчание) Ты видел буклет (об Ауровиле и религиях)? Это хорошо... Я распространила это в Ауровиле. Люди из "Ауромодели" приходят поочередно по вторникам после обеда (пять-шесть человек каждый вторник), так что вчера я передала им это. А я их тоже вижу; один за другим они приходят увидеться со мной. А! Да, такое впечатление, что они начали понемногу пробуждаться. Да-да, это дело начинает двигаться. Есть много приятных людей... И что они тебе говорят, любопытно бы знать? У большинства проблемы с действием или, скорее, с бездействием. Да. И проблемы отношений друг с другом и т.п. Так что я пытаюсь... я им говорю то, что ко мне приходит в тот момент. Я пытаюсь заставить их понять то, что стоит за всем этим. Да, это им нужно. Их надо вести. Но были также такие, которые просили меня пойти с ними! (Мать смеется) Тогда я им сказал: послушайте!... произносить речи ( это совершенно бесполезное дело, но я могу индивидуально поговорить с теми, кто придет ко мне, а не коллективно. (Мать одобряет) Ты знаешь, я часто молюсь: знать бы, что следует сказать этим людям. Да. (молчание) В Дели прибыл новый посол Франции (старый был... о! он был ужасным, ужасным и глупым), а Морис Шуман [Maurice Schumann]9 написал ему письмо, в котором сказал, что он особенно интересовался Ашрамом и что он хотел бы иметь сведения ( а этот человек даже не пришел! И (смеясь) он написал (я знаю это, потому что Шуман написал Барону, что отправил письмо А), этот господин написал, что у него не было времени прийти, и что он наводил справки у D!10 (Мать смеется) Тогда D написал... ты понимаешь, что это может быть! Они (Консульство) сильно напирали на плохой прием со стороны местных жителей. Они даже говорили, что местные жители бросали камни в наших людей из Ауровиля... Естественно, они могли сказать только гадости, тогда как, наоборот, такое впечатление, что все идет хорошо. R (архитектор Ауровиля) просил увидеться со мной сегодня вечером. А зачем? Просто так. Я не знаю. Просто установить контакт. У R зашевелилось внутри (Мать громко смеется). Он разрывался между старым человеком, привязанным к низу, и новой жизнью, новым сознанием, которое начинает его интересовать. (долгое молчание) Было еще кое-что интересное из Шри Ауробиндо, у тебя это есть? (ученик читает последние Афоризмы) 518 - Until you canst learn to grapple with God... (Мать смеется от всего сердца) ...as a wrestler with his comrade, thy soul's strength shall always be hid from thee.11 517 - O fool of thy weakness, cover not God's face from thyself by a veil of awe, approach Him not with a suppliant weakness. Look! thou wilt see on His face not the solemnity of the King & Judge, but the smile of the Lover.12 Я не помню... Потом было еще что-то?... Нет, не после, а прежде: 516 - He who has done even a little good to human beings, though he be the worst of sinners, is accepted by God in the ranks of His lovers and servants. He shall look upon the face of the Eternal.13 И ты отвечаешь: "Усилие Шри Ауробиндо всегда было направлено к тому, чтобы освободить своих учеников, или даже читателей, от всяких предрассудков, всей принятой морали." Это чудесно до такой степени, что это пишет не это активное сознание: это кажется мне совсем странным!... И позавчера я что-то писала, и при этом сказала себе: "Смотри, это заинтересует Сатпрема." И я совсем больше ничего не помню! Это очень любопытно. Я вот так (жест недвижимости во лбу), а затем вдруг я беру карандаш и пишу. И я знаю то, что пишу, лишь в тот момент, когда я пишу, а после с этим кончено. (Мать ищет тетрадь S.S. возле себя) В таком состоянии я писала эти два дня. Только он [Шри Ауробиндо] убирал все, так что я не знаю. Это вот последнее. Скажи мне, понятно ли это. Он [S.S.] спрашивает: существует ли физическая боль в космическом сознании?... И ты отвечаешь: "Несомненно, в космическом сознании она существует..." Космическое сознание ( это универсальное сознание, МАТЕРИАЛЬНОЕ сознание, и там физическая боль существует. К тому же я знаю это, потому что это сознание я имею постоянно, так что я знаю, что там боль существует. Но это после: "Это во Всевышнем Сознании боли не существует. То есть, меняется природа ощущения, и исчезают противоположности, заменяясь на нечто, что неописуемо на нашем языке." Это ясно? Да-да, это ясно! Есть еще множество таких вещей (в тетради S.S.), и я еще не знаю, что там еще... Ты мог бы его попросить... (молчание) Смотри-ка! (Мать протирает свой левый глаз) было лучше, а затем он снова покраснел? Нет, я не вижу, милая Мать. Он жжет... О! но ты знаешь, внутри это вот так (жест сражения). Полностью, совершенно впечатление (и очень конкретное впечатление) Лжи, борющейся с Истиной. И иногда небольшое переживание... три секунды, несколько секунд: совершенно невообразимо, чудесно, и затем - хоп! больше ничего... Это поистине поле битвы. А что если мы немного последуем за твоим движением?... Или что же следует делать, чтобы соответствовать этому движению? (после молчания) Но что касается тебя (это было в последний раз, когда я тебя видела), у меня было впечатление, что ты хорошо следуешь. И у меня впечатление, что и она (указывая на Суджату) тоже хорошо следует. Есть те, кто начал иметь переживания. Есть и такие люди, которые имеют переживания, но не знают об этом! (Мать смеется). Это из-за воздействия. Всегда самая большая трудность ( ментальная, ПОТОМУ ЧТО МЕНТАЛ ХОЧЕТ ПОНИМАТЬ СВОИМ ОБРАЗОМ. Это так, трудность... Дело шло бы гораздо быстрее, если бы этого не было. У этих людей такое впечатление, что если они не понимают ментально, то они не поняли. Да, я очень хорошо понимаю это! Да, о! да. Но я считаю, что ты идешь быстро, у меня такое впечатление, что ты продвигаешься быстро. Но субстанция, как... [ее изменить]? А!... это, даже тело не... [знает]. Я тебе говорю, это вот так: время от времени, один раз, два раза, три раза за день или один раз ночью: несколько секунд (Мать раскрывает глаза в изумлении), и затем пуф! ушло. Тело не беспокоится, но есть давление (людей) снаружи: "Изменится ли тело или же все это будет... все это просто работа по подготовке к другому существованию?..." Тело не спрашивает себя об этом: это другие спрашивают. И затем, есть также давление всех обычных, глупых мыслей... О! да. Но мне все равно, это меня больше не стесняет. Я привыкла. Это не мешает сознанию, но иногда доставляет трудности. Телу не очень-то приятно, но, в конце концов, оно не жалуется; а иногда, вдруг, тело с изумлением видит, как... как все чудесно устраивается для него. А минуту спустя тело больше не чувствует это. Это так, это, главным образом, так! Эти неудобства (Мать прикасается к своей щеке) кажутся еще очень реальными, а затем, на несколько секунд, их больше нет ( но они не исчезли (потому что это длится не достаточно долго, я полагаю). (молчание) Если бы точно знать, что заставляет качаться из стороны в сторону... Да-да-да. Есть, очевидно, попытка заставить тело узнать это, и оно вдруг оказывается... вне всех привычек, всех действий, реакций, последствий и т.д.; и тогда это так (Мать раскрывает глаза в изумлении), а затем это исчезает. Это так ново для материального сознания, что всякий раз, оно чувствует себя как... on the verge [на грани], на краю ментального беспорядка (беспорядка для СОЗНАНИЯ ( это не беспорядок ментала; ментал ничего не видит, к счастью! это чудесная помощь, которая мне дается). Но сознание, сознание имеет минуту растерянности. Потому что с самого начала и все время есть нечто вроде здравого смысла, который внедрен в существо и который отказывается воображать; он говорит: "Я не могу вообразить это, я не могу представить себе то..." И тогда сознание принимает вещи только тогда, когда они совершенно конкретны ( всегда очень легко начать приукрашивать и... Не так. Все совершенно ПРАКТИЧНО, конкретно. Но практический смысл ( это препятствие? А! это не препятствие! для меня это гарантия. Нет, я вижу ясно, очень много людей, которые имея маленькое переживание, делают из этого переживания (жест наматывания огромного клубка) ментальную конструкцию, и тогда... Ты знаешь, когда в это впутывается ментал... (молчание) А я много раз говорил себе, что если бы, в ходе ускоренной эволюции, у гусеницы выросли бы глаза человека... Да! Это свело бы ее с ума. Да, это так. Что же, это должно быть нечто аналогичное. Да, это так!... Как раз для этого у тела есть достаточно здравого смысла... Оно ЗНАЕТ, что он не больно ( оно знает, что это не болезнь, что это просто попытка трансформации, оно очень хорошо знает это... И с психологической точки зрения это важно и это во многом помогает, но... есть вековые привычки. (Мать входит в медитацию) Атмосфера очень хорошая... Я как раз была вот так (жест наклона к ученику, чтобы знать, "следовал ли он движению"), это было чудесно. Твоя атмосфера очень хорошая. Это очень хорошо. И сейчас она очень мирная, почти полностью молчаливая. Очень приятно! (Мать смеется) Да, ты мог бы попросить S.S. (владельца тетради) дать тебе все, что не совершенно личное. Иногда там попадаются интересные ответы. Я его попрошу. (ученик кладет свой лоб на колени Матери) Тело, сознание тела меняется сейчас очень быстро. И его позиция совершенно другая, тело хорошо универсализируется; нет больше... (Мать трогает сои руки, чтобы указать на отделение тела) это становится все более и более незначительным и... нереальным.

________________________________________

23 мая 1970 (Ученик передает Матери свою пенсию. Затем Мать продолжает разговор.) Это период открытий... везде!... Это как нечто, Это как нечто, что давит до такой степени, чтобы вещи не могли больше претендовать на что-то ( надо, чтобы все показывалось таким, как оно сеть. Так что (смеясь) это открытие! И, естественно, если послушать обе стороны, то услышишь почти противоречивые истории, так что... реальность, неизвестно, где она. Но это не только здесь (в Ашраме): это во всем мире. И тогда мне рассказывают обо всех невзгодах и просят вмешаться (Не внешне, естественно). Это каша... (молчание) Ты видел последние Афоризмы Шри Ауробиндо?... Он советует нам полностью утратить наше моральное ощущение! (ученик читает) 520 - Our parents fell, in the deep Semitic apologue, because they tasted the fruit of the tree of good and evil. Had they taken at once of the tree of eternal life, they would have escaped the immediate consequence; but God's purpose in humanity would have been defeated. His wrath is our eternal advantage.14 И ты говоришь: "Шри Ауробиндо пытается заставить нас понять, как ограничения нашего видения мешают нам воспринять Божественную Мудрость." (Мать смеется) Да, я написала это вчера. Есть люди, которые серьезно ищут, где был земной рай! ( И где-то его нашли. Мне говорили об этом, но я больше не помню, где. Теон говорил, что змей ( это эволюция. (молчание) У тебя нет вопросов? Я как раз виделся с R (архитектором Ауровиля). Я виделся с ним два раза. Смотри-ка! и что он тебе говорил? Это интересно. Прежде всего, я обнаружил, что он здорово изменился. (Мать одобряет) Это другой человек. И я обнаружил его рядом, не далеко. У меня было впечатление, что он совсем рядом. (Мать одобрительно кивает головой) И он был чрезвычайно заинтересован этим новым сознанием. Он говорил: "Я хотел бы иметь переживание этого нового сознания, так что же мне делать?..." Он сказал мне: "Во всех духовных наставлениях говорят, что не нужно делать это, не нужно делать то, а надо делать вот это, медитировать и т.п." Нет-нет! Так что я попытался ему объяснить, что это новое сознание как раз не такое. Да. Но он со мной об этом не говорил. Это его сильно мучает: "Что надо делать, чтобы иметь переживание нового сознания?" Надо ему помочь. Такое впечатление, что он на пороге чего-то. Да. Что делать, чтобы иметь переживание нового сознания? Что же, ты мог бы ему помочь. Я пытался ему что-то сказать; я не знаю, если я... У меня он ничего не спрашивает. Однако он мне сказал: "А! я прихожу по утрам увидеться с Матерью, и это мой кислород! Да, мне рассказывают, что происходит там [в Ауровиле], так что я ему говорю (доверительно, откровенно) о том, что я вижу и что я понимаю, да... Но я хочу сказать, что он сам не заводит об этом разговор. Его дергают через Францию, через атташе. Но я чувствую, что он подошел к чему-то. О! да, о! да. Надо, чтобы он еще продержался некоторое время. Ты можешь ему сильно помочь. Я пытался ему сказать, что это новое сознание не требует духовного атлетизма, больших концентраций и медитаций и тапасьи, или же особенных добродетелей... Нет. Оно просто просит веры в нечто другое, нечто вроде немного детского доверия, и потребности в этом нечто другом. Да, это так. Главным образом, у него было опасение, что это еще "дело духовной дисциплины." Нет-нет-нет! Об этом нет и речи. Но люди всегда впадают в это! даже в Ауровиле: медитации! И я, конечно, не могу им сказать: это бесполезно (Мать смеется). Он был затронут тем, что я говорил и приободрял. Только он не знает, что делать. Но ты можешь сказать ему то, что ему поможет. Это очень хороший знак, что он просил увидеться с тобой. (долгое молчание) Есть что спросить? Это было бы интересно, если бы ты им сказала, что можно делать практически, чтобы иметь переживание нового сознания. Но это так экстраординарно! над всеми другими реализациями я работала, я вела учеников... Это же приходит вот так (жест внезапного нисхождения), я не говорю ничего, я не ищу ничего, это без усилия, без... Только после я прикладываю внимание. Вот и все. Что я могу им сказать? Это передается через более точное направление в действиях или в том, что надо делать или...? Нет... Я заметила, что видение, реакция (то есть, способ видеть, особенно способ понимать) стали совершенно другими. Еще теперь, день за днем, все старые вещи моего тела: все кончено. Но тогда я вижу, например, когда я читаю вещи Шри Ауробиндо, я понимаю их совершенно другим образом; так что я себе говорю, что, в сущности, Шри Ауробиндо тоже был в связи с этим сознанием (!)... А разница совершенно практическая. Например, когда правительство (либо Индира либо N.S.) спрашивало меня: "Вот, есть это и то, что надо делать?" Раньше я говорила: "Я не знаю ничего." А сейчас я ясно вижу, я говорю им: "Это так и так, вот так." И я не думаю ни минуты: это видит это Сознание. Только я не могу привести это как указание, потому что я не думаю, что для всех людей это должно быть так же. Очевидно, сначала надо очиститься. Да. Иначе есть риск принять свои... Это очень опасно, я не говорю никогда об этом с людьми. Они могут принять все свои импульсы за откровения. (молчание) Доверие ( это, вероятно, великий ключ, нет? Но что касается меня, вся работа делается в теле, и тело, оно... С утра до вечера, с вечера до утра, это постоянный призыв... Все-все приносится Божественному все время, все время, постоянно... все: вещи самые микроскопические. (молчание) И это, я не могу об этом сказать или спросить, потому что... для всех людей, как R, например, если им сказать "Божественное" ( это для них ноль, это для них ничего не значит! Я им говорю "нечто иное". Это гораздо лучше. Вот почему ты им можем помочь гораздо больше, чем я (!) О! [смеется]... Что же, ты хорошо это переработала, во всяком случае... (Мать смеется) Я тоже! (долгое молчание) Милая Мать, у меня такое впечатление, что я подхожу к тому, чтобы написать другую книгу... А! ...которая будет... Продолжением. Да, продолжением, "next step", следующим шагом.15 (Мать одобрительно кивает головой) Совершенно другой подход. Кажется, что все страны отдалились друг от друга, так что меня там (в Дели) спрашивали, что следует делать. Я говорила, что Столетие [Шри Ауробиндо] пришло НАРОЧНО. Определенно, оно наступает сейчас, потому что ЕДИНСТВЕННОЕ спасение для стран, ЕДИНСТВЕННАЯ вещь, которая могла бы их объединить, это как раз принять идеал Шри Ауробиндо ( у Шри Ауробиндо был план, он очень ясно видел, как организовать страны, он говорил мне об этом; если очень серьезно прочитать его книги, это видно. Так что я говорила, что нужно организовать таким образом, чтобы по ВСЕЙ Индии были группы изучающих, библиотеки, конференции, не важно что, чтобы все страны знали бы мысли и волю Шри Ауробиндо. И Столетие ( отличный повод. У меня спрашивали: "Что делать, чтобы выйти из хаоса?..." По моему совету Индира пыталась окружить себя достойными людьми (она мне сказала, что перестала обращать внимание на партийную принадлежность и хотела бы окружить себя способными людьми...). Трудность состоит в том, чтобы найти честных людей. Так что их надо воспитывать ( а у них нет даже ИДЕИ, как это можно сделать! Так что я сказала: "Надо организовать Юбилей сейчас, сразу же, как событие, которое охватило бы все станы по случаю Юбилея..." И в том, что он [Шри Ауробиндо] пишет, они найдут все, что им надо для организации стран, и, гораздо лучше, я им говорю: это несравненно лучше того, что я могу сказать, потому что он знал страны гораздо лучше, чем я. Людям нужен повод, чтобы что-то делать. И кажется, что это чудесным образом подготавливалось НАРОЧНО. (долгое молчание) Это все? А чтобы написать новую книгу, не будет ли лучше, если я перечитаю всю твою Адженду? Мою? Да. И что в ней?! (Смех)... Весь процесс. (Мать смеется) Можешь перечитать, если хочешь! (молчание) День за днем, почти час за часом, тело замечает свое неведение, свою глупость,... все время. И это видится совершенно другим образом, вне всякого морального чувства и, естественно, всех предвзятых идей ( все это сметено, о! ты не можешь представить, до какой степени мое тело признательно за то, что у него убрали ментал, о!... И тело сформировало свой ментал, который функционирует совсем не обычным образом, а это нечто вроде видения, видения с... с глазами наверху. И... (смеясь) это было бы ужасно, но это так комично! (Мать долго смеется). Единственная вещь, это что все, каждую секунду... (Мать раскрывает свои руки в жесте приношения, с блаженной улыбкой) то, что еще отделено, о! ускоряется и... имеет стремление быть чуть более пластичным. (молчание) Тело сейчас учит, что... Ведь вся жизнь организована по старой привычке противопоставления хорошего и плохого, того, что делает добро и того, что причиняет зло, и это теперь полностью сметено, так что тело начало узнавать... Например, приходит маленькое ощущение (это постоянно, не так ли, я обязана принимать одну вещь среди сотен, чтобы выразить ее), но это так: как это ощущение может стать истинным? И это действительно интересно. Только это невыразимо; как только облекаешь это в слова, так все и искажается. Природа тела не "литературная", она не любит фраз, и как только нечто говорится, о! это ему кажется... словами. Можешь сказать, который час? Без пяти одиннадцать. У нас есть время. Помолчим? (медитация) Это может длиться бесконечно!