Agenda | Агенда Матери

Том XI, 1970, Часть I

   ТОМ-11. 1970год(част-1ая)
   Слушать|Скачать|Агенда ТОМ 11-1
   ТОМ-11. 1970год(част-2ая)
   Слушать|Скачать|Агенда ТОМ 11-2

(Немного позднее Мать комментирует это послание)

Это большое изменение -- появление на земле новой расы, которая явится по отношению к человеку тем, чем человек явился по отношению к животным.

Сознание этой новой расы уже приступило к работе на земле, чтобы осветить всех тех, кто способен воспринять и понять.

________________________________________

3 января 1970

(В продолжение разговора от 31 декабря по поводу Ауровиля и Матримандира)

Милая Мать, я сказал придти Паоло [итальянскому архитектору], он ждет снаружи.

Да... Есть интересные вещи.

Я уже давно почувствовала нечто, недавно мы с тобой об этом говорили, а затем я ВИДЕЛА... Я говорила об этом с R [архитектор Ауровиля], я сказала ему увидеться с Паоло, а также сказала ему, что ВИДЕЛА то, что нужно сделать. Естественно, он не ответил "нет", на все отвечал "да", но я почувствовала, что он не очень-то настроен... Но вот что было. Я ясно видела -- очень-очень отчетливо -- то есть, это было так, и это еще так, это там (жест, указывающий на вечный план): внутренность этого места [Матримандира].

Ты будешь говорить с Паоло?

Сразу же с ним поговорить?... Хорошо... Мне будет легче говорить, если я буду наедине с тобой.

Да, тогда говори, милая Мать.

Я могу описать это. Это пришло вот так. Это будет нечто вроде холла, который будет как внутренность колонны. Не будет окон. Будет искусственная вентиляция с помощью таких вот машин (Мать указывает на кондиционер), и только свод купола. И солнце, которое отражается в центре; а когда не будет солнца (ночью и в пасмурные дни), тогда будет проецироваться искусственный свет. И идея состоит в том, чтобы сразу же сделать как бы образец или "модель", охватывающую около сотни человек. Когда город будет построен, этот центр превратится в нечто БОЛЬШОЕ -- но тогда и он будет больше, будет охватывать тысячи человек. И сделать второе вокруг первого, то есть, первое не исчезнет, когда второе будет готово.

Вот какая идея.

Только, чтобы говорить с Паоло (и, если это возможно, если я увижу, что это возможно, то поговорю и с R), я хотела бы иметь план. Я собираюсь его сделать -- не лично сама, я больше не могу; я могла бы сделать его в свое время, но сейчас я вижу не достаточно ясно. Я хотела бы, чтобы план был у меня сегодня после полудня, и с этим планом я могла бы хорошо все объяснить. Но тебе я могу просто рассказать, что я видела...

Это будет башня с двенадцатью гранями -- каждая грань будет представлять один месяц года -- а вершина, купол этой башни, будет таким (Мать делает жест, очерчивающий форму, представленную на рисунке)

А внутри будет двенадцать колонн -- стены и дюжина колонн -- а в самом центре, на полу, будет мой символ, а сверху -- четыре символа Шри Ауробиндо, которые соединятся друг с другом, образуя каре, а над полом будет... шар. Шар насколько можно прозрачный и со светом (или без света) внутри, а солнце будет отражаться на шаре; тогда, в зависимости от месяца или момента, свет будет здесь, там, там... (жест, указывающий на движение солнца), ты понимаешь? Всегда будут лучи света. Не будет рассеянного света: луч, который отражается, который будет отражаться. Чтобы сделать это, требуется определенное техническое знание, вот почему я хочу сделать инженерный план.

А затем, внутри не будет ни окон, ни других источников света, там будет всегда нечто вроде ясной полутени: день и ночь -- день с солнцем, ночь -- при искусственном освещении. И на земле: ничего, кроме пола, как здесь (в комнате Матери), то есть, сначала доски (доски или что-то другое), а поверх этого -- плотный слой пористой резины, очень мягкой, а сверху -- ковер. Ковры повсюду -- везде, кроме центра. И люди могли бы сидеть везде. И двенадцать колонн -- это для людей, которым надо прислонить спину!

Не будет "регулярных медитаций" или нечто в этом роде (но внутренняя организация, это будет сделано потом): это будет место концентрации. Все люди сразу не смогут прийти; будет лишь несколько часов в неделю или в день (я не знаю), когда вход будет открыт для визитеров, но, в конечном итоге, не должно быть мешанины. Будет лишь какой-то фиксированный день или час для доступа [визитеров], а все остальное время -- только для тех, кто... серьезно -- серьезно, искренне -- кто хочет действительно научиться концентрироваться.

Так что я думаю, что это будет хорошо.

Это было там (жест видения свыше), я еще вижу это, когда говорю об этом -- я ВИЖУ. Насколько я вижу, это прекрасно, это действительно очень красиво... Нечто вроде полутени: все видно, но ОЧЕНЬ спокойно, а затем лучи света очень ясного и очень сильного (проецированного света, света искусственного, нужно, чтобы он был немного позолоченным, он не должен быть холодным -- это будет зависеть от прожектора), направленного на шар. Шар, сделанный из пластического материала или... я не знаю.

Хрустальный?

Может быть, да. Для маленького храма не нужно, чтобы шар был очень большим: если он будет примерно таким (около 30 см), будет достаточно. Но для большого храма и шар должен быть большим.

А как будет построен большой храм? Поверх маленького?

Нет, маленький будет убран.

А! он будет убран, а на его месте сделан другой.

Но большой построят потом, и тогда уж грандиозных размеров... Маленький исчезнет, только когда большой будет сделан. Но ведь город будет строиться лет двадцать (чтобы все действительно было в порядке, на своем месте). Это как сады: сейчас достаточно маленьких, но через двадцать лет они должны быть большими; нужно, чтобы там было действительно... действительно красиво! И я спрашиваю себя, из чего сделать большой шар?... Маленький может быть хрустальным: вот такой шар (30 см), думаю, что этого будет достаточно. Нужно, чтобы шар был виден из всех уголков зала.

Не нужно, чтобы он был поднят над уровнем пола?

Нет, символ Шри Ауробиндо не должен быть очень большим, надо, чтобы он был примерно таким...

Двадцать пять - тридцать сантиметров?

Больше, побольше.

То есть, где-то на уровне глаз.

Да, на уровне глаз.

И атмосфера ОЧЕНЬ спокойная. И НИЧЕГО: большие колонны... Должны ли эти колонны вписываться в какой-то стиль... то есть, делать ли их круглыми или с двенадцатью гранями...? Ведь будет двенадцать колонн.

И срезанная крыша?

Да, срезанная крыша, чтобы был доступ солнца.

Но только все надо устроить таким образом, чтобы внутрь не попадал дождь. Имеется в виду не какая-то задвижка на крыше, которая бы то закрывала, то открывала бы отверстие, такое невозможно; надо все устроить так, чтобы дождь не мог попасть. А солнце должно входить ЛУЧОМ: не рассеянно. Следовательно, отверстие в крыше должно быть небольшим... Нужен сведущий инженер, который действительно знает свое дело.

И когда они начнут?

Я хотела бы, чтобы строительство началось сразу же, как только будет проект. Все упирается в два вопроса: проект и деньги... Думаю, что можно для начала сделать нечто вроде маленького образца (образно говоря, "маленького", потому что нужно, чтобы этот "образец" был достаточно большим, чтобы вместить сотню людей) -- это для начала; а затем, учитывая опыт строительства этого образца, можно построить большой "храм", когда строительство города будет закончено -- это не прямо сейчас.

Я говорила об этом с R, который мне ответил: "Да, но потребуется время на подготовку" (я не рассказала ему всего, о чем только что тебе говорила, я только сказала сделать кое-что). А после этого у меня было видение этого зала, так что не нужно больше никого, чтобы увидеть, как это должно быть: я знаю. И этим должен заняться скорее инженер, чем архитектор, потому что архитектор... это должно быть как можно проще.

Я рассказывал Паоло о том, что ты видела, об этом большом пустом зале, где не было ничего; это глубоко его тронуло, он видел как раз большой зал, пустой. Он хорошо все понял. "Пустой", то есть, самой простой формы.

Но форма... как башня, но... мне нужен чертеж, чтобы показать это), двенадцать симметричных граней, а стены не должны быть точно вертикальными, стены должны быть немного вот так (жест легкого наклона), я не знаю, возможно ли это. А внутри -- двенадцать колонн. И нужно найти устройство для захвата солнечного света: двенадцать граней, поставленных таким образом, чтобы в любое время года солнце могло зайти... Нужен кто-то, кто хорошо знал бы свое дело.

Снаружи... Я не видела, что снаружи; вообще не видела, я видела только внутренность.

Я хотела объяснить это Паоло, когда будут готовы бумаги, это было бы легче, но раз уж ты его позвал...

(Суджата выходит, чтобы позвать Паоло, который входит с гирляндой роз "гармонии". Мать дает ему оранжевый гибикус [hibiscus orange] -- цветок Ауровиля -- затем начинает говорить:)

Как только было решено делать этот храм, я увидела: я увидела его внутренность. Я только что пыталась описать это Сатпрему. А через несколько дней у меня будут чертежи и проекты, тогда я смогу яснее объяснить. Ведь как будет снаружи, я совсем не знаю, я знаю только, как будет внутри.

(Паоло:) Наружная часть определяется внутренней.

Это нечто вроде башни с двенадцатью гранями, которые представляют двенадцать месяцев года, и совершенно пустая... Только нужно, чтобы в нее вмещалось двести человек. Затем, чтобы поддержать крышу, внутри (не снаружи: внутри) нужно двенадцать колонн; а прямо в центре будет объект концентрации... И весь год солнце будет входить ЛУЧОМ (не рассеянно: нужно устроить так. Чтобы солнечный свет поступал лучами); затем, следуя часам дня и месяцам года, луч будет поворачиваться (наверху будет специальное приспособление), и луч будет направляться на центр. В центре будет этот символ (символ Матери), затем символ Шри Ауробиндо, поддерживающий шар. И сюда будут допускаться люди, чтобы концентрироваться (смеясь) -- чтобы учиться концентрироваться! Не будет фиксированных медитаций, ничего такого, но нужно, чтобы люди оставались там в молчании -- в молчании и концентрации.

(П.:) Это прекрасно.

Но место совершенно... простое, насколько это возможно. А пол будет сделан таким образом, чтобы люди чувствовали себя удобно, чтобы не думали, что у них что-то болит тут или там!

(П.:) Это прекрасно.

А посередине, на полу, будет мой символ. В центре этого символа можно поставить четыре части (как каре), четыре символа Шри Ауробиндо, стоя, поддерживая прозрачный шар.

Вот что я видела.

Так что я подготовила маленький набросок для инженеров, простой набросок, чтобы просто показать, а затем я покажу его тебе, когда все будет готово. Вот так. А там посмотрим.

Что касается стен, вероятно, нужно, чтобы они были из бетона.

(П.:) Возможно, вся структура будет из железобетона.

Вероятно, крыша будет немного наклонной, а по центру должно быть специальное устройство для солнца.

(Сатпрем:) Ты говорила это о стенах, что они будут слегка наклонены.

Должны быть наклонены либо стены, либо крыша -- что легче сделать. Можно сделать стены строго вертикальными, а крышу -- наклоненной. А верхняя часть крыши должна подпираться двенадцатью колоннами. И наверху должно быть приспособление для солнца.

А внутри -- ничего. Ничего, кроме колонн. Колонны... Я не знаю, надо посмотреть, сделать ли на них грани (как на крыше), двенадцать граней, или же лучше сделать их круглыми.

(П.:) Круглыми.

Или просто квадратными -- надо посмотреть.

А на полу надо постелить нечто плотное и мягкое. Здесь... (вам удобно сидеть здесь?... Да?), сначала будут доски, затем какая-то резина, а поверх этого -- шерстяной ковер.

(Сатпрем:) С твоим символом?

Не на ковре. Что касается символа, я думаю, что будет лучше сделать его из чего-то твердого.

(П.:) Из камня.

Символ... все будет вокруг него, не так ли. Символ не будет покрывать все пространство, он будет только в центре -- (смеясь) не надо, чтобы люди сидели на символе!... Он будет посередине.

Размеры символа надо тщательно подобрать, сообразуясь с высотой здания.

(П.:) А само помещение довольно обширное?

А! да, достаточно. Нужно, чтобы была как бы полутень с лучами солнца -- чтобы был ВИДЕН луч солнца.

Луч солнца.

В зависимости от часа дня солнце будет поворачиваться (в зависимости от часа дня и месяца года). А затем, как только зайдет солнце, будут включаться специальные рефлекторы, которые окажут тот же самый эффект, и луч света должен иметь тот же цвет. Свет будет там днем и ночью. Но не будет ни окон, ни ламп, ничего подобного: ничего. Только вентиляция и кондиционеры (их легко вмонтировать в стены).

И МОЛЧАНИЕ. Внутри не говорят!

Это будет хорошо.

Так что, когда бумаги будут готовы, я тебя позову и покажу их тебе.

(П.:) Очень хорошо.

(Суджате:) Подай мне розу для него.

(Мать дает две красные розы.

Паоло уходит)

Я не спросила его, виделся ли он с R, потому что... R весь сейчас находится в "практической" атмосфере.

Это хорошо, нужно, чтобы это стронулось с места!

Вот что я узнала: несостоятельность религий, это из-за того, что они были отделенными -- они хотели, чтобы была одна религия, исключая другие религии; и все человеческие знания оказались несостоятельными, потому что одно знание исключало другое; и человек сделался несостоятельным из-за того, что исключал одно ради другого. А то, чего хочет Новое Сознание (на этом оно настаивает свыше): чтобы больше не было делений. Быть способным понять крайнюю духовность, крайнюю материальность и найти... найти место соединения, там где... это становится истинной силой. И сейчас это Сознание хочет научить этому тело, используя самые радикальные средства.

И к несчастью (смеясь: я говорю "к несчастью"!), это передается людям как расстройства. "Заболевают" люди, наиболее близкие мне по работе. Один попал в клинику, у другого есть трудности. И, следуя их восприимчивости, мне нужно их убедить, чтобы они не беспокоились, что это не "болезнь", это... сопротивление тела. И тело (Матери) учит это на собственной шкуре!... Все время так: если ты находишься в истинной позиции, тогда все хорошо -- при условии, что ты не наблюдаешь, не изучаешь: "А! это так, или вот так, чувствуется так, или...". Как только тело занято собой, как только его сознание обращено на себя, так сразу же что-то расстраивается. Происходит расстройство. Нужно быть... вот так (жест обращенности вверх). И все-таки есть нечто, что ЗНАЕТ, есть нечто, что знает, но не занято наблюдением (я не знаю, как сказать). И видно, что как только сознание клеток занимает истинную позицию, так то, что проявлялось как расстройство, больше не проявляется как расстройство: изменилась природа манифестации -- как?...

И не только это, но и "что пожелает Твоя Воля" (совсем не беспокоясь, что это, что будет этой Волей, то есть, тело заранее принимает то, что будет) заменилось каким-то странным образом -- странным образом -- сменилось на нечто, что не имеет ничего общего с мыслью и, все меньше и меньше, с видением, это нечто, что их превосходит, это нечто вроде восприятия -- нечто вроде нового восприятия: тело знает. Но это приходит на несколько секунд. Время от времени это приходит, а затем... возвращаются старые привычки. Это выше -- гораздо выше -- мысли; это выше видения. Это особый род восприятия: нет больше деления на органы восприятия (Мать касается своих глаз, ушей). И это восприятие... да, оно тотальное; это одновременно (если как-то это объяснить), одновременно видение, слух и знание. Восприятие... этой некий новый вид восприятия. В нем знаешь. Это заменяет знание. Но как только хочешь настроиться на план знания, так это кончается, теряешь контакт.

Все это, несомненно, есть сознание, которое Шри Ауробиндо назвал супраментальным: сознание существа, которое сменит человека. Как это будет? -- я еще не видела... Я это еще не видела. Я очень хорошо видела и имела восприятие сверхчеловека, промежуточного существа, но очень хорошо чувствуется, что это не от промежуточного существа. Что это будет за существо, которое последует за сверхчеловеком? Я не знаю... Потому что мы еще слишком люди; когда мы видим форму во Всевышнем Сознании, Всевышнем Бытии и т.п. -- во Всевышнем -- мы имеем склонность придавать ему форму, аналогичную человеческой, но это наши старые привычки... Я видела это будущее существо (я видела его много лет тому назад); очевидно, это была форма, гораздо более гармоническая и выразительная, чем человеческая форма, но она ее еще напоминала, это была еще человеческая форма, то есть, голова, руки, ноги и... Что это будет? Я не знаю. Это будет как промежуточное звено, неизбежно -- неизбежно. Были все признаки, служившие промежуточными звеньями между животным и человеком... Но легкость, неуязвимость, перемещение по воли, светлость воли, все это понятно, это составляет часть супраментальных качеств, но... А! да, также одеяние по воли: одеяния не будут чем-то как-то странно добавленным, это будет субстанция, которая будет принимать определенные формы... Все это я видела, и об этом также говорил Шри Ауробиндо, и Шри Ауробиндо сам мне кое-что демонстрировал (кое-что он мне показывал). Он просто говорил, что это будет промежуточный шаг. Но все описания ничего не значат. А когда я вижу его ночью (иногда я провожу часы со Шри Ауробиндо), это так естественно и спонтанно, что я даже не наблюдая: "Это так, а это вот так...", нет. А утром, после концентрации, остается очень сильное впечатление, но о деталях, как мы их здесь понимаем, ничего нельзя сказать.

Также эта вещь (Шри Ауробиндо тоже называл ее "восприятием"), это восприятие, которое заменяет видение и все остальное, это очень сильно по ночам. Об этом трудно говорить... После пробуждения остается впечатление об этом, но нет способности; нет полной способности.

(молчание)

Что касается практической стороны дела, я попытаюсь заставить понять R. Но я видела, мне показалось, что нужно... чтобы R, когда он здесь, занимался бы "Ауромоделью" ["Auromodele"], практической стороной, всем этим (это совершенно необходимо, это очень хорошо), а что касается строительства центра, то я хотела бы, чтобы этим занялся Паоло, так что я хотела бы, чтобы Паоло оставался, когда R уходил: чтобы Паоло был здесь, когда уходил R, и Паоло делать это. Только я не хочу, чтобы у них создалось впечатление, что один противопоставляется другому (!). Надо, чтобы они поняли, что так они будут дополнять друг друга.

Я верю, что Паоло поймет.

Но не воспримет ли это R как ограничение своих полномочий?

Может быть, нет, я попробую. Я попробую.

Нет, когда я ему говорил, что необходимо сделать центр -- что я это видела и что это должно быть сделано -- он не возражал. Только он мне сказал: "Но на это потребуется время." Я ему возразила: "Нет, это надо делать сразу же." Вот для чего я хочу иметь наброски инженерного проекта -- чтобы показать ему, потому что это не работа архитектора: это инженерная работа с очень точными вычислениями относительно солнечного света, очень точными. Нужно, чтобы был кто-то, кто действительно знает это дело. Архитектор же нужен для того, чтобы колонны смотрелись красиво, чтобы стены были красивыми, чтобы пропорции были точными -- все это очень хорошо -- и затем, символ в центре. Естественно, что с точки зрения красоты, на это должен посмотреть архитектор, а сточки зрения расчетов... И, что важно, это игра солнца в центре. Потому что там должен быть символ -- символ будущей реализации.

(Мать остается

сконцентрированной)

Шаг, который человечество должно сделать НЕМЕДЛЕННО, это найти определенное средство для избавления от своего "эксклюзивизма". Это то, что в действии является не только символом, но и следствием деления, отделения; они все говорят: "Это, а не то." -- Нет: это И то... и еще это, и еще то, и еще то, и все одновременно. Быть достаточно пластичным и достаточно большим, чтобы все было объединено. И это то, с чем я сталкиваюсь все время в этот момент, во ВСЕХ областях -- во всех областях... В теле тоже. У тела есть эта привычка: "Это, а не то, это ИЛИ то, это или то..." Нет-нет-нет: это И то.

Великое Деление, не так ли: жизнь и смерть -- вот так. И все есть следствие этого. Что же (слова глупы, но), сверх-жизнь - это жизнь и смерть вместе.

Зачем называть это "сверх-жизнью". Мы всегда пытаемся напирать на одну сторону: свет и тьма... ("темнота", наконец...)

А! мы слишком малы. Так малы...

* * *

(Немного позднее, по поводу комментариев Матери на "Афоризмы", ученик предлагает исправить одно слово)

Есть одно слово, которое не кажется мне точным...

О! ты там можешь найти кучу неточных слов, мой мальчик! я тебе об этом уже говорила.

Еще вчера я что-то написала в письме к D, а как только письмо ушло, я сказала себе: "Нет, надо было сказать по-другому..." Потому что я делала это в некой спешке и в присутствии ментальной активности возле меня (у тех людей, что были около Матери в тот момент); эта активность не шумела, но была там, и один факт ее присутствия мешал поймать "эту вещь". Так что это пришло после (когда люди ушли).

Вот почему я говорила, что мне нужно пересмотреть свои комментарии.

Можно сделать это вместе.

(молчание)

Еще один Афоризм вчера... Но читая эти Афоризмы с тем опытом, который есть у меня сейчас, я вижу, что Шри Ауробиндо знал все это. Он поймал это, там, он был там, и слова, которые казались странными или вовсе непонятными для самого высокого интеллектуального понимания, имеют свой смысл. Вчера, вдруг: "Смотри-ка! вот это" (что видел Шри Ауробиндо). Например, как раз в одном из этих Афоризмов, которые я прочитала вчера, было слово "восприятие", и я вспомнила, что когда я переводила этот Афоризм [много лет тому назад], то сказала себе: "Восприятие, что он хочет этим сказать?..." Сейчас же я чудесно все поняла! Это нечто, что не имеет ничего общего с нашими обычными чувствами: это ни видение, ни слух, ни... -- восприятие. Он использовал слово "восприятие". И это точное слово.

И, к тому же, я прочла только свой перевод; возможно, если я посмотрю на оригинал, это будет еще поразительнее.

(долгое молчание)

Ты знаешь, сейчас, когда я приведена в контакт со всеми вещами, которые я говорила (и все же я делала самое лучшее), в свое время... у меня такое впечатление... выражений неведения -- все основано на выборе и противопоставлении: это, а не то, это и не то, одобрение, неодобрение... Вот так. А сейчас все это кажется таким глупым! И таким узким -- таким узким. И то, чем мы восхищаемся у людей, которые считаются святыми (святыми, особенно святыми), это отказ: отказ почти во всем, кроме Бога (Мать устремляет один палец к небесам). И все-все, начиная с самых высоких вещей -- приближение, способ приближения к Божественному -- начиная с этого и кончая самыми материальными вещами -- функциями тела; все, сверху донизу пронизано одной и той же глупостью: это, а не то; это, но не то; это противоречит тому; это противостоит тому... Вся мораль, все социальные правила, вся материальная организация мира основывается на делении. И кажется все более очевидным, что это будет ПЕРВОЙ вещью -- первой вещью -- которую захотят отменить высшие существа (те, которых Шри Ауробиндо назвал супраментальными существами).

Сейчас я понимаю, почему он назвал их "супраментальными"; вместо того, чтобы говорить "сверхчеловек", он использовал выражение "супраментальное существо", потому что сверхчеловек -- это... Тогда как у этого существа даже сами основы его существования другие; вместо того, чтобы базироваться на делении, супраментальное существо базируется на единении. Люди очень много говорят о единении, но у них нет ни малейшего представления, что это такое.

Это очень интересно.

И тело чувствует себя так, что... оно уже не здесь, но еще не там; и тогда... (Мать делает жест, указывающий, что тело как бы подвешено в воздухе), это тело есть нечто совершенно абсурдное в своей видимости, с видимыми слабостями, которые презирают человеческие существа, и... (смеясь) с невероятными силами, которые человеческие существа не могут вынести.

Это забавно.

Так что это еще не реализовано, не конкретно, не выражено: это вот так (тот же жест подвешенности). Это стало нечто совершенно абсурдным.

(молчание)

То, что люди называют "трудным", "сложным", сейчас, множество раз, тело, когда оно находится в присутствии "этого", этого неизвестного, которое давит, чтобы выразиться, тело говорит: "А! это было легче до того, как появилась вера в знание!".

Сейчас же тело знает, что оно не знает ничего!

________________________________________

7 января 1970

Я пересматривала бумаги...

(Мать указывает

на множество заметок)

Началось с того, что вчера я получила Афоризмы Шри Ауробиндо, два Афоризма, и вдруг... (жест нисхождения), пришел Шри Ауробиндо и начал писать -- по-французски. Я даже не помню, после чего он начал писать. Я только сказала (потому что именно он писал), я сказала, что хотела бы сразу же иметь текст. И мне принесли его вчера вечером, чтобы показать тебе.

(Мать протягивает ученику

лист бумаги)

Афоризм 272 -- Те, кто хотят обрести возвышенный духовный ранг, должны без конца проходить экзамены и испытания. Но большая часть кандидатов беспокоится лишь о том, чтобы подкупить экзаменатора.

Афоризм 273 -- Пока руки твои свободны, борись с помощью своих рук и голоса, и ума, и всевозможных средств. Ты брошен в темницу и кляп не дает тебе говорить? Борись с помощью своей молчаливой души, которая одолевает все, и своего могущества воли, которая простирается вдаль; а когда ты мертв, борись еще с помощью силы, которая охватывает весь мир и которая приходит от Бога в тебе.

(Комментарий Матери)

"Истина -- это трудное и тяжелое завоевание. Нужно поистине быть воином, чтобы осуществить это завоевание, воином, который не боится ничего: ни врагов, ни смерти, ибо, вопреки всему, с телом или без тела, битва продолжается и закончится лишь с Победой."

Но если бы ты знал! Был такой ПЛОТНЫЙ золотистый свет, когда это пришло. Я даже больше не помню, когда это было написано.

Но это почти победоносно!

Да... О! была атмосфера триумфа. Атмосфера была такой... плотной, ты знаешь. У меня было единственное впечатление... да, это впечатление победы, АБСОЛЮТНОЙ уверенности: все возможные сомнения ушли; все слабости ушли; все это. А потом я себе сказала: "Что это я написала?..." -- Я больше не знала. И я перечитала этот текст (мне его принесли вчера вечером), когда я его перечитала, то сказала: "А! вот оно!..." -- Я больше не знала.

И такое истинное сознание, в котором смерти не существует: что это? -- Это ничто. Было такое впечатление, когда я это писала: вот так, вдруг, он втолкнул меня в мир истины, где мир иллюзии и лжи не имел больше силы.

Я чувствовала это очень сильно, очень сильно, а потом я сказала себе: "Что это я написала?". И когда я это перечитала, вчера, я сказала себе: "А! вот оно!"

Это интересно.

Это неопровержимо.

Да, это так, нечего сказать. Прибережем это до 15 августа?

А если дать это 21 февраля?

Тогда без подписи?... Я не могу подписать "Шри Ауробиндо"! Иначе получится, что я обманываю! -- Без подписи.

Но почему? Подпиши ты, сама.

Я... это только это (Мать щиплет кожу своих рук)

Такая идея: я дам это как послание.

* * *

Затем, просматривая бумаги (это гораздо менее интересно), я нашла несколько вещей...

(Мать протягивает первую запись)

Why do men want to worship?

It is much better to become

than to worship.

(Мать смеется) Да, я это помню, я написала это давным-давно...

В апреле 69 [26 апреля].

Это было написано в связи с теми людьми, которые писали мне кучи писем, в которых выражали свое поклонение и т.п., и я почувствовала, что это ЛЕНЬ заставляла их поклоняться! (Мать смеется)

А затем вот еще:

Если ты хочешь найти свою душу, узнать ее и подчиняться ей, оставайся здесь любой ценой.

Если же это не является целью твоей жизни, и ты готов жить жизнью, которой живет подавляющее большинство людей, тогда, конечно же, можешь вернуться в свою семью.

Это тоже хорошо. Есть так много людей, которые спрашивают: "Зачем оставаться здесь?..." Я думаю, что это может быть полезным.

И затем вот это:

Адресуется людям с дурной волей:

Вред, который вы причиняете умышленно, всегда возвращается к вам в той или иной форме.

И внизу приписка: "Продиктовано через сознание S.H."

Да, это это Сознание, которое однажды... Вспоминаю, я сказала: "Зачем связываться с такими вещами?" Тогда оно мне вот так ответило и настаивало до тех пор, пока я не записала.

Вред, который вы причиняете УМЫШЛЕННО (то есть, если это воля вредить, воля разрушать), всегда-всегда возвращается к вам... И я добавила, что оно ЭТО ДЕЛАЕТ -- оно сейчас делает это: я это ВИЖУ. Вещи совершенно неожиданные.

Есть множество людей, у которых бывают приступы гнева, приступы... которые причиняют боль зло умышленно -- это к ним возвращается.

Поместить это в февральский выпуск "Бюллетеня"?

Как ты хочешь. Это ты отбираешь для "Бюллетеня"! (Смеясь) Нет, действительно, совершенно искренне, во мне больше нет ничего, что имело бы свое мнение -- ничего, никакая часть. Потому что мне сейчас кажется, что все имеет силу присутствия (Мать поворачивает свою руку во все стороны, как бы показывая несчетные грани), вот так, вот так, вот так или вот так... Так что...

И вдобавок, что любопытно, когда что-то решено, то сразу же приходит сила. Чтобы поддержать это... Но я об этом не говорю, потому что люди будут пользоваться этим! Я говорю это между нами. Я доверила тебе "Бюллетень" и я вижу: когда что-то решено, то приходит сила и дает свою поддержку -- это не потому что ты стал допускать оплошности. Но это так. Это очень интересно.

Это очень интересно, вещи стали... я не знаю... конкретными. Вещи, которые были такими (эфирными), что называется принадлежащими "области духа", стали конкретными, материальными.

А когда есть только движение дурной воли -- люди, которые не удовлетворены тем, что Божественное сделало для них, даже малейшими вещами -- то когда они предстают передо мной, им не нужно ничего говорить: вдруг все мои нервы охватывает ужасная боль -- так что я знаю. Такое было уже три раза. И это те люди, которые, по внешним признакам, имеют добрую волю. Только этого достаточно; достаточно, чтобы это стало только присутствием, даже только в мелочи: все нервы начинают испытывать боль.

T.F. приготовила большой сценарий для кино (замечательный). Она прочла мне половину (это действительно замечательно), а когда она подошла к описанию витального мира, жизни... Мой мальчик! это точно по ту сторону человеческого сознания: это могло написать сознание витального существа -- это бросило меня в жар. И я не чувствовала никакой боли, ничего: я восхищалась, я говорила себе: черт возьми! нужно быть сведущим, чтобы описать это (это невероятно точно, ты понимаешь, это точно по ту сторону человека). И она мне сказала: "О! но тебя же трясет в лихорадке!" И это так, у меня была лихорадка. Сейчас это ушло, с этим совсем покончено.

Вещи вот такие, ты понимаешь, они стали... реальными.

* * *

(Относительно одного ученика)

... Ты слишком благосклонна к нему.

(Мать улыбается)

Для меня всякий грех вызывает сострадание.

А если это тотальный эгоизм?

Да, о! да. Это так!...

________________________________________

10 января 1970

(Мы публикуем начало этого разговора, несмотря на его

эпизодический характер, так как он раскрывает трудности, на которые наталкивалась Мать)

... И еще вот, вот еще перевод: кто-то (он был здесь) сделал вот этот перевод. Вероятно, этот перевод не представляет такой уж большой ценности, я ничего не знаю. Я не знаю, кому передать этот перевод. Когда ты ничего не можешь сделать...

Милая Мать, проблема состоит в том, что не удается напечатать переводы в Типографии, дело не движется.

Они не справляются со своей работой.

И, к тому же, они обещают, но никогда не могут сдержать свои обещания.

О! да, это досадно. Потому что, когда А был здесь, он составил целую программу, и он представлял...

Это ушло. Для типографии все готово: "Основы Йоги", "Человеческий Цикл", "Идеал Человеческого Единства", твои Беседы от 1958... У меня готово 5 томов, которые ждут своего часа...

Напиши мне это на бумаге. В следующий раз, когда я увижу Z (менеджер), я ему скажу.

И еще, милая Мать, при случае скажи ему, что когда я прошу у него что-то -- я пишу ему об этом раз, два, три раза -- чтобы он понял, что я делаю это из-за того, что я чувствую, что это должно быть сделано, и он должен отвечать на мои просьбы, не так ли?

Это потому что он не знает, что сказать...

Ну нет, милая Мать, это совсем простая вещь: три раза я ему писал: "Пришлите мне гранки 'Синтеза Йоги'". И он этого не делал.

Я думаю, что этот бедный мальчик не имеет там никакого авторитета. Такое мое впечатление.

Да, но если перевод будет напечатан с ошибками, что я скажу? Это на моей ответственности!

Да, и тогда лучше было бы... Можно попытаться ему сказать... Раньше я видела его раз в неделю, и тогда у меня было чуть больше контроля. Сейчас же я вижу его раз в месяц; было бы лучше, если бы я начала встречаться с ним чаще...

Это можно, да?

Он был очень доволен, когда я перестала с ним встречаться...

(ученик делает

большие глаза)

... потому что я оказывала давление!

Это обескураживает!

(Мать смеется)

Я не могу понять, как это можно писать три раза: "Пришлите мне гранки" и не получать гранок! И он не только не посылает, но еще и пишет: "It has been approved by you!" ["Но вы же сами одобрили их!"]. Я не обижаюсь на него, милая Мать, он довольно мил...

(Мать смеется) Но неспособен! То, что я могу сделать, это попросить его прислать гранки мне, а затем я их передам тебе! Так что он будет обязан это сделать.

* * *

Я разыскала "Revue Cosmique" ["Космическое Обозрение"], это очень забавно!... Я сохранила это, чтобы показать тебе. Там же они печатали "установки" для членов их Общества, вот что забавно!... И среди этих установок есть одна, которая не признает персональных богов.

(Мать протягивает

ученику материалы)

"Космическая философия

не приемлет никакого персонального бога..."

Приемлет ли она или нет, но, к несчастью, он есть!... (смех)

Это забавно. Я не знаю, куда деть это, ты можешь это сохранить.

Я считаю, что следует это сохранить.

Ты можешь сохранить?

Да, милая Мать, надо сохранить, и когда-нибудь, для истории, стоило бы опубликовать все это.

Да, это так: с исторической точки зрения это забавно.

Следует бережно это сохранить и когда-нибудь опубликовать как документ.

Да, это так.

* * *

Немного позднее

У меня также есть письмо от Паоло...

Я увижусь с ним после обеда.

Я тебе говорила, что я видела центральное здание Ауровиля... У меня есть план. Хочешь на него посмотреть?... Есть два рулона, вот (Мать разворачивает план и объясняет:)

Будет двенадцать граней. Это круг. Двенадцать колонн на равном расстоянии от центра. В центре, на полу -- мой символ; а по центру моего символа -- четыре символа Шри Ауробиндо, стоя, образуя каре; а на этом каре -- просвечивающий шар (еще не понятно, из какого материала). И затем, на верх крыши, когда будет солнечный день, солнце будет падать лучом (и никуда больше: только туда); когда же не будет солнца, будут электрические рефлекторы, которые будут посылать луч (тоже ОДИН луч: не будет рассеянного света), как раз сверху, на этот шар.

И затем, не будет дверей, но... люди будут сначала глубоко опускаться, чтобы затем подняться в храм; они будут проходить под стеной и подниматься вовнутрь -- это еще один символ. Все символично.

И, к тому же, нет мебели, но там, на полу (как здесь), будет, вероятно, сначала дерево; на досках будет плотный "dunlop", а сверху -- ковер, как здесь. Цвет еще надо подобрать. Все будет белым. Я еще не уверена, будут ли белыми символы Шри Ауробиндо... Я не думаю. Я не видела их белыми, я видела их весьма неопределенного цвета, между золотым и оранжевым. Примерно такого цвета. Они будут "стоя", выдолблены в камне. А шар будет не прозрачным, а просвечивающим (полупрозрачным). И затем, в глубине (под шаром) будет свет, который будет бить в воздух и рассеянно падать на шар. И к тому же еще будут лучи света, которые будут падать в центр. И не будет другого освещения: ни окон, ни электрической вентиляции. И не будет мебели: ничего. Место... чтобы стараться найти свое сознание.

Снаружи будет примерно так (Мать разворачивает другой план)... Не ясно, будет ли крыша остроконечной или...

Все просто, все просто.

В здании должно умещаться около 200 человек.

Так что же в письме Паоло?

Милая Мать,

В воскресенье я виделся с R, он приходил ко мне в комнату, на совместный обед.

С любовью я составил для Тебя и для R очень красивые цветы. Ты была с нами. Мы много говорили. Я чувствовал R как брата.

Я ему говорил о том, что Ауровиль не может зародиться как самый обычный город (проблемы урбанизации, социологии, экологические проблемы -- все это после). Начинать надо с "нечто иного". Вот из-за чего начинать надо с Центра. Этот Центр должен быть нашим рычагом, нашей точкой отсчета, вещью, на которую можно опереться, чтобы попытаться перепрыгнуть на другую сторону -- потому что только с другой стороны можно начать понимать, чем должен быть Ауровиль. И этот Центр должен быть такой формы, которая могла бы проявлять то содержимое, которое Ты могла бы нам передать на всех планах (и оккультных тоже). Мы же должны быть только средством, средством открытым и искренним, через которое ты могла бы воплотить это.

И я ему сказал, что я чувствую необходимость подходить ко всему этому в живом внутреннем переживании и объединившись всем вместе -- людям с Востока и Запада -- в одном широком движении любви, ибо это единственно возможный "бетон", на котором можно построить "нечто иное"...

То, что он говорит, хорошо.

... И этот Центр может нам сразу же дать эту любовь, потому что это любовь к Тебе!

Я ему сказал, что, с практической точки зрения, можно было бы начать с момента тишины, собраться всем, и попытаться сделать полную белизну, и на этой белизне, со стремлением всех людей, вызвать нисхождение неких "признаков начала". Но всем объединиться и всем собраться вместе, особенно тем, кто духовно наиболее развит: индийцам.

R полностью согласен. Он сказал, что действительно надо сделать это.

(Мать одобрительно

кивает головой)

Я увижусь с Паоло после обеда, чтобы вручить ему этот план. Ведь это то, что я видела, не так ли.

Начнем строить из белого мрамора. L сказал, что поищет мрамор, он знает место.

Все строение из белого мрамора?

Да, да.

И Паоло сказал мне одну вещь, которую я чувствую верной. Он мне сказал: начнем строить Центр, вложим туда все наши сердца и все наше стремление, в это Центр...

Да, да.

И со временем он будет "заряжаться" все больше и больше.

Да.

Тогда этот Центр должен быть окончательным: не надо убирать этот храм, чтобы сделать потом больший.

Я говорила это для того, чтобы успокоить людей, которые думают, что это должно быть нечто грандиозное. Я сказала: "Начнем с этого, а там посмотрим...", ты понимаешь? Я сказала: этот Центр должен быть до тех пор, пока не будет полностью построен город, а там посмотрим -- потом просто не захотят его убирать!

Ведь есть множество людей, которые думают о чем-то "грандиозном".

Но он говорит, что с архитектурной точки зрения, очень даже можно расширить здание наружу, не затрагивая того, что уже построено.

Да, о! это возможно.

R меня спросил: "А что же мы будем делать потом?" Я ответила: "Потом и подумаем!..." Это так, они не знают... они не знают, что НЕ НАДО ДУМАТЬ. Я же не думала совсем-совсем-совсем -- однажды я увидела это, как я сейчас вижу тебя. И еще сегодня это такое живое, что достаточно только посмотреть, чтобы увидеть. И то, что я видела, это был Центр и свет, который падает свыше, и затем, СОВЕРШЕННО ЕСТЕСТВЕННО, наблюдая это, я отметила, я сказала: вот, вот как это будет. Но это была не "мысль", я не думала о "двенадцати колоннах и двенадцати гранях и..." Я вовсе не думала: я видела.

Это как эти символы Шри Ауробиндо. Когда я говорю о Центре, то еще вижу четыре символа Шри Ауробиндо, которые держатся под своим углом [образуя каре], вот так, и этот цвет... странный цвет... я не знаю, где мы найдем такой цвет. Это оранжевое золото, очень теплое, И это единственный цвет в этом месте: все остальное -- белое. И просвечивающий шар.

Паоло сказал, что он сразу же наведет справки в Италии, в Мурано -- в месте, где делают большие кристаллы -- чтобы знать, каких размеров можно сделать шар, к примеру 30 см, из хрусталя.

На плане есть точные размеры, это должно быть отмечено.

Там большой хрустальный завод.

О! они там делают чудесные вещи.

Там отмечены размеры шара?

Семьдесят сантиметров.

Он может быть полым. Он может не быть цельным, чтобы он не был слишком тяжелым.

(молчание)

Он хорош, этот Паоло.

Да, милая Мать.

Этот подземный вход... Он будет тянуться с десяток метров под стеной и у подножия урны. Эта урна будет отмечать место спуска. Надо, чтобы я точно подобрала, с какой стороны... И затем, будет очень хорошо, если позднее урна окажется не снаружи, а ВНУТРИ ограды. Так что можно будет просто поставить вокруг большую стену, а затем -- сады. Между стеной ограды и зданием посадить сады и поставить урну. И в этой стене будет вход (одна или несколько обычных дверей): чтобы можно было прогуливаться по саду.

И затем, надо чем-то заполнить место между подземным входом и храмом... Надо, чтобы это немного приобщало: совсем не "просто так", не важно как.

(молчание)

Я сказала R: "Посмотрим на это через двадцать лет!" Так что это его успокоило.

Но первая идея состояла в том, чтобы окружить это место водой, сделать остров, чтобы надо было переправляться через воду, чтобы достичь храм. Очень даже возможно сделать остров...

(молчание)

Это все? У тебя нет больше ничего нет?

Нет, милая Мать.

Твоя мама в порядке?... Я хочу передать ей цветы. Здесь вот цветы для тебя и для Суджаты -- где она?

Суджата?... Она там.

Она там, за моей спиной? (смех)

Нет, сбоку от тебя!

(Суджата:) Для мамы нужны розы.

Это через тебя Барон (бывший губернатор Пондишери) сказал, что он хотел бы закутаться в мои шерстяные одеяла! (смех). Да, ему казалось холодно. Это S занималась с ним и написала мне, чтобы сказать, что он просыпался, дрожа от холода, и она мне сказала: "Можешь ли ты послать ему одно-два одеяла?". Кажется, что он был в зале для медитации, в котором стояли деревянные ящики, набитые прекрасными шерстяными одеялами. Так что я послала два одеяла. Я просто сказала: "При условии, что он их не увезет... потому что он очень даже способен их забрать!" (смех). А затем он сказал F, о! что он был так счастлив: "Я попрошу, чтобы меня укутали в эти одеяла!". (смех)

________________________________________

14 января 1970

Я хочу спросить кое-что по поводу "Бюллетеня". Речь идет о той заметке, где ты говорила: "Почему люди хотят поклоняться? Гораздо лучше становиться, чем поклоняться."

(Мать смеется)

Что если добавить сюда тот комментарий, который ты сделал в прошлый раз? Ты добавила: "Это лень заставляет людей поклоняться."

Это верно. Но это сурово! (Мать смеется)

Как ты считаешь?

(молчание)

Только надо добавить: "Можно не поклоняться ТОЛЬКО при условии, что ты изменяешься." -- Есть много людей, которые не хотят не только меняться, но и не поклоняться при этом!

________________________________________

17 января 1970

Что ты хочешь мне сказать?

Ко мне приходили с визитом Паоло и N... Есть два дела. Но, для начала, вот план Центра -- точнее, внешней части Центра.

По поводу внешней части я не знаю ничего. Есть один набросок, сделанный L. Я вовсе ничего не видела, и я открыта ко всем предложениям. Так что же?

Он мне кое-что объяснил, что показалось мне прекрасным, что я хотел бы тебе предложить... Когда ты говорила о Центре, то по поводу внешней части ты сказала: "Я не знаю, что будет наклоненным? стена или крыша"; кажется, ты колебалась. Тогда Паоло сказал, что он получил как вдохновение и видел совсем простую вещь, в форме яичной скорлупы, одна часть которой погружена в землю, а другая часть находится над землей. И он сделал небольшой набросок, который я хочу тебе показать.

Видел ли это R? Ведь у R тоже было две идеи; он приходил ко мне со своими идеями, и я сказала ему, какая из идей предпочтительнее, но ничего еще не решено. И R должен сделать набросок своих идей. Так что давай посмотрим, что говорит Паоло, а затем я скажу тебе об идеях R.

(Ученик разворачивает план) Вот ты видишь: это внешняя часть, которая будет в форме большой скорлупы. Внутренняя часть -- в точности такая, как ты видела: большой ковер, и только шар в центре. И вдохновило Паоло то, что ты сказала, что вход будет подземным. Так что у него появилась та идея, что люди будут подниматься в храм глубоко из-под земли, по винтовой лестнице, а вот отсюда будут расходиться обычные лестницы по всем направлениям (во внутренней части "скорлупы") и приводить к самому храму. Так что вся нижняя часть может быть сделана из черного мрамора, а верхняя -- из белого мрамора. А все вместе будет напоминать большой бутон, который как бы растет из-под земли.

Ты уверен, что это видел не R? Потому что R мне сказал: "Я хочу сделать большой шар; внутренняя часть будет в форме полусферы, а нижняя часть будет под землей." Он сказал мне почти то же самое.

Это потому что Паоло говорил с ним о своей идея.

А! Паоло ему говорил! А! вот что...

Как бутон, который вырастает из-под земли.

Да, да, это была первая идея, о которой сказал мне R, почти теми же словами. А вторая идея заключалась в том. Чтобы сделать пирамиду: внутри такой же храм, а снаружи -- пирамида. Но я тоже думала о пирамиде, и я ему сказала: "Я думала о пирамиде..." А он сказал, что он сделает два плана, а та посмотрим. Но если это в согласии с идеей Паоло, тогда хорошо.

Но идея R на самом деле является идеей Паоло.

Да, это так.

Затем, от верха "ножки" будет расходиться ряд лестниц по всем направлениям, чтобы можно было войти в храм с любой стороны... А центр -- совершенно голый, а везде вокруг будут как бы пешеходные мостики, по которым люди будут подниматься из глубины: вот куда будут вести все эти лестницы. И все -- голое. Будет просто этот громадный ковер. Это создаст атмосферу подвешенности. Все белое, все единое. Остается еще вопрос о двенадцати колоннах... Паоло сказал, что почувствовал, что колонны -- это древний символ, который не вяжется с формой яичной скорлупы, и он предложил: вместо двенадцати колонн можно символически поставит двенадцать опор, двенадцать оснований колонн, которые служили бы спинками.

О! но колонны служили бы еще одной цели: на верху колонн можно установить прожекторы, которые отбрасывали бы свет на Центр: будет свет ночью и днем; днем будет поступать солнечный свет, а как только солнце зайдет, будут включаться прожектора, и эти прожектора будут закреплены на верху этих двенадцати колонн.

Но, милая Мать, если колонны будут использоваться только для этого, то не проще ли укрепить прожектора просто на стене?

Колонны будут не у стены, колонны будут здесь, как раз посередине между центром и стеной.

Потому что пространство вокруг центра видится совершенно пустым, только с символом в Центре и большим единым ковром, без вырезок для колонн. Вместо колонн можно поставить большие блоки -- двенадцать больших блоков, которые бы просто отмечали место колонн и служили бы опорой. Двенадцать крупных блоков примерно 50 см высотой.

Это не имеет смысла.

А символический смысл? Потому что ты много говорила об этих столбах как об опорах для людей, которые хотели бы сидеть.

О! чтобы прислониться.

Тогда Паоло сказал, что эти двенадцать блоков могли бы, к примеру, быть сделаны из разного материала, как символ: двенадцать разных материалов.

Я видела колонны.

На внешних стенках будет устроена общая вентиляция (не будет окон), и затем, на колоннах, будет свет -- я видела колонны, не могу ничего больше сказать. Я ясно видела колонны.

Хорошо, я скажу ему об этом.

Сколько галерей [мостиков] будет вокруг, я не знаю, мне это не очень нравится... Я этого не видела: я видела совершенно голые стены, без окон, а затем колонны и Центр. Да, я в этом уверена, потому что я это видела, и видела давно.

А форма в виде яйца тебя устраивает?

Лучше сделать точный шар: полусфера -- вверху, полусфера -- внизу... Это может подойти.

Только надо сделать устройство для приема солнечного света.

Да, N очень хорошо знает проблему освещения с помощью призм, потому что нужны именно призмы, чтобы ловить один луч света. Он говорит, что проблема решится очень легко, если он ею займется. Надо просто расположить призмы в определенном числе мест, чтобы захватывать ровно один луч света.

Нужен ОДИН луч. Чтобы ВИДНО было один луч.

Это можно сделать с помощью призм. Также нужно сделать определенное количество отверстий [в крыше], с помощью которых можно было бы отслеживать движение солнца...

Да, да.

И это, в принципе [ученик показывает на круговую галерею], это был бы вход, через который люди поднимались бы в храм.

Я не знаю, хорошо ли делать множество ходов таким вот образом... Будет одна практическая проблема: если был бы только один вход, и сторож бы присматривал за этим входом, то все было бы хорошо, но если будет много входов и недостаточно освещения, тогда это будет катастрофа.

Нет-нет, милая Мать, снаружи будет только один вход, и только из основания шара будет идти множество ходов. Нет, с внешнего входа будет только один спуск, ведущий к основанию винтовой лестницы, вот здесь.

(молчание)

Он думал только обо всех этих пешеходных мостиках вокруг, потому что он сказал, что это отнимет место у совершенно белого ковра в центре, так что возникнет впечатление, что он "подвешен", вместо того, чтобы вплотную прилегать к стене.

Я не думаю, что он должен "прилегать к стене", ведь всегда делается вентиляция вокруг стен.

Так что будет эта циркуляция вместе с рядом пешеходных мостиков, через которые будут появляться люди. И также из-за этой идеи пустоты он хочет убрать колонны.

То, что мне нравится, это идея пешеходных мостов, потому что стены будут совершенно отвесными, из белого мрамора.

А! но пешеходные мосты не будут высокими, где-то около 30 см над уровнем пола.

Да, так.

И, к тому же, он говорил, что на этих мостиках или, скорее, на закраине, которая ограничивает циркуляцию вокруг, ковер мог бы подходить под углом, покрывать под углом.

Да, это хорошо.

(молчание)

Хорошо, так. Так что нужно, чтобы они договорились друг с другом. Но это уже наполовину сделано, поскольку R рассказывал мне свою идею. Если бы я знала, что это идея Паоло, я сразу же сказала бы "да". Но все устроится. Все хорошо.

Так что я сказал ему поработать на этой основе... Единственный нерешенный вопрос -- это внешняя часть: нужно ли сделать прогал вокруг шара, чтобы хорошо было видно, как шар уходит под землю? Иначе, если все будет закрыто, то просто создастся впечатление, что полусфера поставлена на землю. Чтобы было понятно, что шар спускается под землю, он думает сделать вокруг прогал.

Я не знаю. Я тебе говорила, что не видела ничего, что касается внешней части; так что я не знаю.

Но это будет опасно. Можно упасть.

Что же, можно, например, сделать нечто вроде водяного рва вокруг, вода же будет прозрачной, и это будет подчеркивать спуск шара.

Да. Да, это могло бы быть хорошо.

С размерами тоже не все ясно. На плане ты указала 24 м -- по 12 м с каждой стороны. Но ведь нужно будет дополнительное пространство для пешеходных мостов. На плане указано 24 м в диаметре, и 15 м 20 см в высоту.

А?

Он спрашивает, можно ли изменить размеры? Оставить 24 для ковра, и еще 2-3 м свободного пространства по всей окружности?

А где будет стена?

Стена будет там [ученик указывает на внешнюю часть пешеходных мостов].

Диаметр должен равняться 24 м.

Он говорит, что 24 м будет слишком мало, если будут еще пешеходные мостики.

(молчание)

Высота тоже под вопросом.

Вопрос состоит в том, чтобы это был точный круг.

(долгое молчание)

То, что меня действительно бы порадовало, это если бы они пришли к соглашению и представили совместный проект. Это было бы проще... Если R принял идею Паоло, почему бы им вместе не быть исполнителями?

Да, это было бы проще.

О! во многом.

(молчание)

А что будет внизу?... (Мать показывает на подземную часть шара). Все это ментально. Но когда у вас большой подпол всю ночь, то что там будет происходить?... Что там будет происходить? -- Так много отвратительных вещей. Человечество не трансформировано, не надо это забывать! Ведь будут приходить самые разные люди... Даже если и есть контроль на входе, то нельзя же помешать людям просто пойти посмотреть, тогда что же будет происходить внизу? Это было мое первое возражение, когда R сказал: "Можно сделать великолепное подземное пространство!" Я ему возразила: "Это очень хорошо, но кто же будет контролировать то, что будет происходить внизу?"

Я думал, что идея о спуске была твоей?

Моя идея состояла в том, чтобы спуск был достаточно коротким, и чтобы люди сразу же поднимались в храм (Мать прочерчивает единственный вход на примитивном плане). Довольно короткий спуск: не как большое подземное пространство, как здесь. Но это возможно, это только вопрос контроля. Только между небольшим подземельем, где есть место только для двух рядов людей (входящих и выходящих), и громадным подземельем, как это, есть большая разница! И добавь к этому, что там будет все черно!

Да, из черного мрамора.

Так что же? Так что будет довольно темно. И что же будет там происходить?

Подземная часть не будет в форме закрытого туннеля: это будет центральная винтовая лестница, а наверху этой лестницы будет ветвиться серия открытых лестниц, подвешенных как пешеходные мостики. Все будет открыто, и все будет видно.

А не будет несчастных случаев?... А если у кого закружится голова и он сломает себе шею... Это ведь немного ментально, на мой взгляд, то есть, с ментальной точки зрения это очень притягательно, но в видении...

Идея, главным образом, состоит в том, чтобы сделать под землей некое "коллективное" строение, как символ...

(долгое молчание)

Посмотрим! (Мать смеется)

(молчание)

Во всяком случае, нужно, чтобы они [Паоло и R] собрались вместе. А там посмотрим.

Мне очень бы хотелось увидеть обоих вместе с их бумагами. Тогда будет очень хорошо.

Потому что они не говорят, чья это идея -- один из них представляет идею как свою собственную (!), а другой об этом не говорит, так как уже сказал первому!...

Но у него не было случая сказать тебе об этом.

Нет, но ты мне сказал, потому что я тебе сказала... Но я же знаю. Так что, ты понимаешь, работают для "единства человечества", а работники не договариваются друг с другом!

Но я хорошо вижу, я хорошо вижу, что с каждым происходит так (жест искажения). Это меня не удивляет, но... Моя логика такая: "Да, это очень хорошо, вы очень милы, вы работаете для единства человечества -- так, по крайней мере, будьте едины!..." Ты понимаешь?

Но я уверен, что Паоло просит только послушать R.

Но ты хорошо понимаешь, что R взял идею Паоло, он восхитился интеллектом Паоло, иначе он не взял бы эту идею; так зачем же он пропихивает еще и собственную идею... Мы не хотим такой мелочности.

Но когда Паоло показывал мне этот план, у меня было впечатление нечто очень прекрасного... Я скажу, что я почувствовал; я чувствовал: я присутствую при рождении Ауровиля.

Нет, это не верно.

При материальном рождении, я хочу сказать.

Да, да, я хорошо поняла, но это не так.

(Мать входит в

долгую концентрацию)

Надо разобраться. Потому что ты понимаешь, что для того, чтобы принять изменения [в проект], нужно, чтобы я была уверена, что его источник вдохновения того же качества, что и мой... Для исполнения, конечно же, достаточно людей, которые хорошо бы знали свою профессию и делали бы свою работу, но что касается вдохновения, то я должна быть уверена, что источник находится, ПО МЕНЬШЕЙ МЕРЕ, на той же высоте, что и мой... И я в этом не уверена, потому что я видела так ясно. А в идеях Паоло я сразу же увидела смесь. Его идеи -- это все ментальные идеи, я могу это гарантировать, потому что мне легко это увидеть. Что же, в эти идеи привнесена та же самая СМЕСЬ, которая есть во всем, что делается в мире. И это... к чему это возобновлять снова-снова-снова...?

Есть нечто, что меня беспокоит. Спускаться вниз для входа, это очень хорошо, но к чему такое громадное подземелье?... (Мать делает недовольную гримасу)

(молчание)

Посмотрим. Нужно, чтобы все осело, посмотрим.

А что касается верха, приемлема ли идея относительно формы яйца, или же это еще под вопросом?

Форма яйца... Была сфера. Зачем яйцо?

"Яйцо", в конце концов, круглой формы, сферической.

Форма яйца вытянута, она не точно сферическая. Яйцо, как оно есть, немного заострено с одной стороны; так что верхняя часть будет чуть больше, а нижняя -- чуть уже, и там будут только лестницы... Да, это возможно.

Дай мне бумагу... (Мать рисует яйцо, объясняя). И вот там, внизу, будут только лестницы.

Вот так, да.

Его идея состояла в том, чтобы воспроизвести яйцо Брахмана: ты знаешь, примитивное яйцо. Чтобы хорошо воспроизвести примитивное яйцо.

Но каким же было это яйцо Брахмана!...

Я не знаю... Как обычное яйцо, я думаю!

Яйцо всегда с одной стороны уже, чем с другой. Так что, если подразумевается вот такое яйцо (Мать рисует), и что в основании будет лестница, и эта лестница будет винтовой и будет доходить почти до храма... От нее будут исходить, к примеру, семь лестниц.

Семь вместо двенадцати.

И здесь (Мать прочерчивает "диаметр яйца"), здесь 24 м, и только 15 м 50 см в высоту. Вот так будет правильно.

24 м в целом или только для ковра?

Нет, стены должны быть отвесными, они не должны быть гнутыми. Я видела их вертикальными.

Вертикальными, а затем закругление.

Я видела то, что колонны были выше внутренних стен, и вот для чего крыша должна быть наклоненной. И, к тому же, именно на колоннах находились прожекторы.

И самая верхняя часть яйца будет здесь (Мать проводит черту на уровне ковра).

На уровне пола.

Да.

И ты говорила о семи входах?

Семь лестниц.

И, затем, подземная часть, которая выходит на основание яйца, и оттуда расходится семь лестниц.

Да, это возможно.

Итак, внутренние стены храма должны быть вертикальными.

То есть, наружные стены могут быть закругленными, но внутренняя стена должна быть вертикальной.

Вертикальная стена и купол на вертикальной стене.

Да, купол на вертикальной стене. Но этот купол может быть куполом яйца, и я думала, что в месте, где купол сопрягается со стенами, будут колонны.

Двенадцать колонн.

И вот здесь, снаружи, купол может переходить в закругленные стены, вот так (Мать показывает).

Есть даже одна возможность: сделать промежуток между внешней стеной и стеной внутренней. Сделать промежуток. Как знать, посмотрим.

То есть, в добавлении к 24 м?

Да, разумеется, 24 м между внутренними стенами.

И входы для семи лестниц?

Я бы предпочла, чтобы они были за внутренней стеной.

Да, это было бы лучше, потому что для Центра останется больше места.

О! да, и внутренняя часть тогда будет гораздо более четкой. Не очень-то приятно видеть все эти лестницы. Даже одну, а уж семь... Так что, снаружи, хорошо.

Следовательно, проходы снаружи.

Проходы снаружи.

Да, как в Индии делают с храмами.

Да.

Это пойдет.

И все семь лестниц будут исходить из основания "яйца", без этого "стебля", поднимающегося из глубин?

Да, это как они хотят. То, что ниже, мне все равно. Хотят ли они такую или другую лестницу... Только бы она не была слишком крутой.

(молчание)

(Далее речь пойдет о том, в какой степени Ауровиль -- и, в особенности, ауровильцы -- хотя есть замечательные исключения -- в "первой волне" представляли собой сложную смесь, ищущую своего рода отдыха на экзотическом Лазурном Берегу и которые тащили за собой все свои привычки. Именно на этой основе враги Ауровиля будут позднее городить всевозможную ложь. Потребуется несколько лет "просеивания", прежде чем ситуация полностью не изменится, и большая часть нежелательных элементов уйдет само по себе, тогда как у вновь приходящих людей будет более истинное стремление.)

Есть еще что-нибудь?

Есть и вторая часть проблемы.

А! что это?

N и Паоло пришли к заключению, что если Ауровиль или Центр Ауровиля будет строиться ауровильцами отдельно от людей из Ашрама, то дело не пойдет: не будет силы, не будет людей, достаточно восприимчивых, чтобы делать работу. Если будет этот разрыв между Ашрамом и Ауровилем, то цель никогда не будет достигнута, будет сделана еще одна "фабрикация", а не нечто истинное. N и Паоло считают, что единственная надежда состоит, действительно, в том, чтобы Центр строился не только ауровильцами, но и всеми людьми Ашрама, без различения между ауровильцами и не-ауровильцами; чтобы вся сила была объединена на построении Центра: не оставлять ауровильцев одних. Тем же образом, как ученики строили "Golconde", надо, чтобы все они строили Центр Ауровиля, без помощи рабочей силы со стороны.

При строительстве Golconde была рабочая сила со стороны.

В конце концов, надо бы ограничить, насколько возможно, внешний элемент, чтобы была работа посвящения. Ведь, как они мне сказали (в особенности N), ауровильцы полны надменности, непонимания, они видят внешнюю сторону вещей. Нужно, чтобы примешались силы людей из Ашрама. И если люди Ашрама не смешаются с ними, то будет недостаточно силы, не выйдет ничего... В настоящий момент (сказал Паоло) Ауровиль имеет вид, напоминающий кладбище.

(Мать смеется)

Это "живые" плоды эгоизма. Спасти может только то, если люди Ашрама сольются с ауровильцами, делая одну работу, и те начнут воспринимать нечто истинное, иначе...

(после долгого молчания)

Но в Ашраме у нас есть только три человека, которые занимаются строительством: есть P, который занимается эксплуатацией домов, есть A.S и L... A.S. не имеет нужного оборудования, и к тому же он слишком занят, потому что занимается не только строительством, но и всеми автомобилями и всей землей; у него и так полно работы, а если дать ему еще одну, то он не сможет все хорошо делать... L очень заинтересован, он даже говорит, что поищет белый мрамор; он сам будет его искать. Он очень интересуется, если я скажу ему это сделать... Но это не будет самый лучший выход.

Но N говорил не о том, он говорил вовсе не о проблеме строительства: он говорил о том, чтобы ученики работали все вместе с ауровильцами... N в качестве и имея деньги, будет руководить строительством, но нужно, чтобы рабочая сила состояла из людей Ашрама, которые смешались бы с ауровильцами. Такая у него идея.

Это не возможно. Все люди Ашрама пожилые, и каждый занят чем-либо, у каждого есть своя работа.

N говорил, что можно сделать нечто вроде ротации: чтобы каждый работал, к примеру, один час в день или один день в сутки. Ведь иначе...

Не могли попросить ничего лучшего!

Они принимают это за необычайное развлечение! Мне труднее помешать им разбрасываться в работе, чем заставить их делать что-либо! Это будет для них развлечение.

Потому что он говорит, что если не будет внутренней силы людей Ашрама, которые смешались бы с людьми из Ауровиля, тогда люди Ауровиля останутся такими, какие они есть. Есть разрыв между Ауровилем и Ашрамом.

Я не вижу его достаточным.

Разрыв?

Да.

А! ладно!

Я не нахожу это достаточным. Здесь замысел совсем другой.

Люди из Ашрама...

(молчание)

Ты только представь, что я ушла.

Ба-ба!

Вообрази только это, и ты увидишь, ты сразу же увидишь, что произойдет.

Что же, это единственная надежда.

Если бы они сказали: "Нужно, чтобы ВЫ [Мать] приняли на себя ответственность", а! я бы ответила: "Да, в этом есть свой резон", это совсем другое дело.

Но, милая Мать, я думаю, что именно это они и хотят сказать. Нет?

(Мать смеется) Они мыслят не ясно! Это путанная мысль.

Когда они говорят, чтобы все ученики из Ашрама смешались бы при построении Ауровиля, как это было при строительстве Golconde, то тем самым они хотят сказать, что это ты придашь импульс всем ученикам идти работать. Это так, такая вот идея. А ты, ты говоришь, что, наоборот, нужно, чтобы было разделение -- не смесь.

(Смеясь) Если бы ты знал, как обстоят дела! Люди из Ауровиля приносят сюда наркотики,... подобные вот вещи.

Да-да, я знаю -- я знаю, милая Мать. Вот почему он говорит, что единственная надежда...

Они подхватят там все, что угодно!

Он говорит: "Иначе нет надежды".

О! нет, он не знает! Это все в ментальности, это все ментально. Они не знают. Кто знает? Это только когда видишь. Надо только видеть.

Все: мысли, мысли, мысли -- строят не мысли.

А люди из Ауровиля могут делать работу?

Я сейчас работаю-работаю (жест размешивания), чтобы собрать энергии, которые могут делать. Надо, чтобы там отстоялось.

Да.

(молчание)

Но ты понимаешь, они говорят о физической работе, а для физической работы есть только молодежь из Школы -- все Ашрамиты постарели, мой мальчик! все они пожилые люди. Молодежь есть только в Школе. А молодежь в Школе не для того, чтобы стать Ашрамитами: они там учатся -- и если их набрать... Найдется множество, кто пойдет в Ауровиль. Тогда обучение из Ашрама перейдет в Ауровиль. Но... назови, кто пойдет работать своими руками?

Но, милая Мать, единственная возможность состоит в том, что это ты СКАЖЕШЬ: тогда я завтра же пойду в Ауровиль и буду там собирать мусор в корзины.

(Мать смеется) Мой мальчик! ты один из самых молодых... Я прямо вижу, как ты говоришь Нолини: "Идем работать".

А! но тогда потянутся и другие... В конце концов, такая идея у N и Паоло.

(Мать смеется) Бедный Нолини!

(долгое молчание)

Если бы ты знал, сколько писем я получила от так называемых ауровильцев, в которых говорится: "О! я хочу наконец-то остаться в покое, я хочу прийти в Ашрам, я не хочу больше быть ауровильцем...". Вот так. Как раз наоборот: "Я хочу покоя." Вот так.

(молчание)

Ты знаешь, что я не полагаюсь на внешние решения. Я полагаюсь только на одну вещь: силу Сознания, которая производит ДАВЛЕНИЕ вот так (жесть очень сильного давления). И Давление увеличивается... Оно просеивает людей.

Иначе была бы безысходность, потому что я все время ходила, приходила, видела... Но с этим кончено. Это не так, что я приняла какое-то решение, я не подумала, что со всем этим должно быть кончено, вовсе нет: это нечто что меня ОБЯЗАЛО. Ты понимаешь? Так что я говорю: "хорошо". Это не неспособность: это тело чрезвычайно податливое, оно делает то, что от него требуется; если ему сказать уйти, то оно будет готовиться к уходу. Оно чрезвычайно послушное. Но это так, есть Приказ: НЕТ. Я знаю, почему...

Но, ты знаешь, я верю только в это: давление Сознания. Все остальное -- это то, что делают люди; они делают это более или менее хорошо, это живет, затем это умирает, это меняется и деформируется и потом... -- все, что они делают. Не стоит об этом беспокоиться. Нужно, чтобы давление на исполнение шло свыше, вот так, императивно (жест нисхождения). И тогда, для этого, нужно, чтобы это (Мать указывает на лоб) оставалось спокойным. Не говорить: "О! не нужно этого, о! надо так, о! мы сделаем...". Покой-покой-покой, это Сознание знает лучше нас, что делать. Вот так.

Так что, поскольку найдется не так уж много людей, которые могут понять, то я ничего не говорю: я смотрю и жду.

Я СМОТРЮ... Когда мне дают какую-нибудь бумагу, как ты только что давал мне этот чертеж, то я смотрю вот так и очень хорошо вижу, что же именно на этой бумаге пришло свыше, а что примешалось... Вот так. Но не стоит говорить этого! -- впрочем, они мне не верят.

(молчание)

Я очень хорошо понимаю -- очень хорошо понимаю, почему Шри Ауробиндо не говорил "сверхчеловек", почему он говорил "супраментальное существо". Он не говорил "сверхчеловек", потому что не хотел, чтобы это был "усовершенствованный человек", это не так. Он говорил "супраментал", потому что... Он говорил: оставьте все это.

Супраментал -- СУПРА, ты понимаешь?

На днях я видела фотографию людей, высадившихся на луне... Ты их видел? Ты не видел, как они были разодеты?

Да, я видел.

А!... ведь они стали машинами.

Это так: роботы.

Да, так что (смеясь) русские говорят: а почему бы не послать роботов!...

Это так.

(молчание)

N все время говорит, что проводит свое время в разговорах с R, доказывая, что его планы плохи, и из-за этого его собственная работа не движется. R же все время говорит: "N портит всю мою работу!" Один кивает на другого, второй кивает на первого, у них всегда так! И я видела совершенно определенным образом, что ЕСЛИ работа должна быть сделана, то им СНАЧАЛА надо преодолеть всю эту маленькую человеческую мелочность. Они "видят", у них "идеи" (у них всегда полно идей), у них идеи, они видят; другие видят другое и имеют другие идеи; а затем: "О! это дешевка, а вот моя идея..." Они таковы! И все мое действие такое: ДАВЛЕНИЕ на них, чтобы заставить их отказаться от их маленькой персональности. Пока они не отказались, работа НЕ МОЖЕТ быть сделана.

И они находя всевозможные доводы, чтобы не видеть истины.

Нужно... уф! немного воздуха.

Тело -- вот это тело -- сейчас обучается одной дисциплине, ты знаешь, о! ужасной... Но тело не жалуется, оно довольно, оно просит этого. И ВИДНО, до какой степени мир переполнен ВСЕВОЗМОЖНЫМИ МЕЛОЧАМИ, которые все время тормозят действие Силы. Что же, надо начать с того, чтобы избавиться от этого. Нужно быть так (жест оставления, открытости) и воспринимать Силу. Тогда придут все вдохновения, и не только вдохновения, но и СРЕДСТВА исполнения, и НАСТОЯЩАЯ ВЕЩЬ. Иначе...

И так как все они не очень готовы, то я действую как это Сознание: прикладываю Давление и ничего не говорю -- я жду (Мать смеется).

(молчание)

Если бы ты знал все, что происходит, то тебя многое бы позабавило... В вопросах сельского хозяйства то же самое, и в воспитании то же самое; везде одно и то же... В международных делах то же самое, везде-везде: Человек (Мать выпячивает грудь), Человек, который сам себя раздувает.

Надо, чтобы они СНАЧАЛА поняли: отречение. Тогда посмотрим.

Передать им это твое послание?

О! нет, мой мальчик! они ужаснутся, бедняжки!

Ты думаешь? Это им на благо.

О! нет-нет, это их расстроит. Давление -- самое лучшее средство. Потому что они не понимают того, что ты думаешь, они не понимают того, что ты говоришь: они понимают то, что у них в голове. Они искажают смысл слов... Как это было с A.R., не так ли, который принял это за личный выпад.

Да, это верно! Это так, я замечал это: они принимают это за личный выпад.

Это так. Но так оно везде, в этом вся трудность: сначала личность. Так что это все портит.

Им объективно говорится то, что видно -- а они принимают это за личный выпад!

Как если бы на них нападали, да.

Так что нужно ж-д-а-т-ь, пока они не будут готовы -- ты понимаешь, но на это уйдет много времени. Лучше ничего не говорить: прикладывать Давление. Да, я безжалостна! (Мать смеется).

И что же мне делать среди всех этих людей?

Ты можешь им сказать, что... Как раз со мной говорил R (это было то же самое, но другими словами), и я не ответила ни "да", ни "нет", я ждала, потому что хотела знать, как это видится другим. Так что теперь я видела, я вижу, что они договорились друг с другом. Если бы они всегда договаривались друг с другом, то работа бы шла значительно быстрее! Вот так. Несовпадение деталей не имеет значения, потому что они сначала исходят из одной идеи, а затем приходят к другой -- сделан большой прогресс между этими двумя людьми. Так что не нужно ничего обсуждать, надо только... Только попробуйте собрать вместе ваши энергии, чтобы двигаться быстрее, это все! (Мать смеется)

Который час?

О! уже поздно, милая Мать, половина двенадцатого.

О!

________________________________________

21 января 1970

(Мать слушает чтение перевода на английский язык беседы от 13 декабря 1969, где она говорит о лечении зла "без отбрасывания": "Ведь отбрасывание происходит из-за представления о добре и зле... Это немощность нашего сознания производит это разделение." Затем она говорит, что нужно "учиться растворять". Ученик предложил опубликовать некоторые выдержки из этой беседы в "Заметках на Пути".)

Это все?

(Обращаясь к Нолини:) You think it's all right? It won't just create a great confusion?... I am not sure [Думаете, все в порядке? Это не создаст большого замешательства?... Я не уверена]

Они почувствуют себя совершенно потерянными.

(молчание)

(Сатпрем:) Ты подошла к корню проблемы -- к корню всех проблем.

Да, но... (Мать смеется)

У людей тысячи трудностей, но на самом деле существует только ОДНА трудность; это тысячи граней одной и той же проблемы. Ты ясно об этом сказала.

Это их ошеломит!

(молчание)

Просто надо сказать, что в этом Сознании, где соединяются обе противоположности, обе они меняют свою природу. Они не остаются тем, чем были. Это не так, что они сливаются, оставаясь теми же самыми: обе меняют свою природу. И это чрезвычайно важно. Их природа, их действие, их вибрация -- совершенно другие с той минуты, как они соединились. На самом деле это из-за разделения они такие, какие есть.

Нужно превзойти это разделение, и тогда сама их природа изменится: больше не будет "добра" и "зла", а будет нечто другое, полное. Оно полное и законченное.

(молчание)

Это на грани... все на грани... Когда придет ЭТА ВЕЩЬ?... Я не знаю.

________________________________________

28 января 1970

(Ученик начал с чтения Матери своего предисловия ко второму изданию "Путешествия Сознания". Мы приводим здесь это предисловие, чтобы передать настроение того времени.)

"Время путешествий кончилось. Даже если мы отправимся хоть в седьмую галактики, то полетим мы в скафандрах и на кораблях, и вернемся такими же, какими и были: детьми перед смертью, живыми, которые не очень-то хорошо знают, ни как они живут, ни почему и куда они идут. И на земле мы хорошо знаем, что минули времена Кортезов и Пизарэ: нас опутывает вся та же Механика, захлопывается вся та же ловушка. Но, как и всегда, обнаруживается, что наши мрачные беды служат самым благоприятным моментом, и что темный проход является единственным проходом, направляемым в великом свете. Так мы приперты к стенке, поставлены перед последним пространством, которое нам осталось исследовать, перед последним путешествием: перед нами самими.

И знаков этого предостаточно, они просты и очевидны. Наиболее важное событие этого десятилетия -- не полет на луну, а "полеты" от наркотиков, движение хиппи и студенческие волнения по всему миру -- и куда они ведут? Больше нет места на переполненных пляжах, больше нет места на забитых автострадах, больше нет места в растущих муравейниках наших городов. Надо сначала выбраться в другое место.

Но есть самые разные "другие места". Места, куда заводят наркотики -- неясные и кажущиеся опасными, и, самое главное, они зависят от внешнего средства -- переживание должно обретаться по воле, посредине дороги или в комнатном уединении, иначе это не переживание, а аномалия или рабство. Места психоанализа ограничены, в данный момент, несколькими плохо освещенными пещерами и, самое главное, там нет рычага сознания, который позволил бы идти туда, куда хочешь, являясь мастером своего дела, а не немощным свидетелем или болезненной жертвой. Места религии лучше освещены, но они тоже зависят от божества или догмы, и, самое главное, они замкнуты в одном типе переживания, ибо также можно, даже больше, быть узниками иных миров, а не этого мира...

Да-да.

... И, наконец, ценность переживания определяется его способностью трансформировать жизнь, иначе это пустой сон или галлюцинация.

А ведь Шри Ауробиндо сделал для нас двойное открытие, в котором мы крайне нуждаемся, если мы хотим не только вырваться на простор из душащего нас хаоса, но и трансформировать наш мир. Ибо, следуя шаг за шагом за его изумительным исследованием -- с его техникой исследования внутренних пространств, если осмелиться так сказать -- мы подходим к самому важному открытию всех времен, к двери Великого Секрета, который должен изменить лицо мира, к знанию того, что сознание есть сила. Нам, ослепленным "неизбежным" научным окружением, кажется, что единственная надежда человечества кроется в размножении всех этих машин, которые ходят лучше, чем мы, слышат лучше, чем мы, вычисляют лучше, чем мы, лечат лучше, чем мы -- и, наконец, живут, возможно, лучше, чем мы...

(Мать смеется)

... Речь идет о том, чтобы знать, что мы лучше наших машин, и что эта грандиозная Механика, которая душит нас, может обрушиться так же быстро, как она была рождена, если только мы захотим прикоснуться к рычагу настоящей силы или спуститься в собственное сердце подобно методическим, пунктуальным и прозорливым исследователям.

Тогда мы, возможно, откроем, что наш пышный XX век был еще веком строительства психологии, и что со всей нашей наукой мы еще не вошли ни в настоящую науку жизни, ни в науки управления миром и нами самими, и что перед нами открываются такие горизонты совершенства, гармонии и красоты, перед которыми наши пышные открытия покажутся грубыми мазками подмастерий."

Это хорошо, очень хорошо... великолепно. В этом есть динамическая сила.

* * *

Немного позднее

В позапрошлую ночь я в первый раз видела -- это было в первый раз -- как Шри Ауробиндо вел автомобиль. Он вел автомобиль, а я сидела сзади, и был как бы весь мир. Но между мной и Шри Ауробиндо, точнее, между миром и Шри Ауробиндо, был как бы экран (ветровое стекло), но это была перегородка, через которую ничего не было видно. Но я видела, тогда как другие не видели, и я видела, как вел Шри Ауробиндо, это он вел. Он был... без возраста, с необъятной силой и МАСТЕРСТВОМ вождения необычайным! И было так, как если бы... он начал вести мир.

И я себе сказала: "Как это случилось?" Это в первый раз. Я вижу его почти каждую ночь, но всегда занятым, идущим туда, сюда, делающим то-то или остающимся спокойным, либо встречающимся с людьми, либо не делающим видимо ничего; но там он вел автомобиль -- это был автомобиль мира -- и была перегородка, чтобы не было видно, что это он вел... Весь-весь мир был сзади, и никто ничего не знал, но автомобиль шел уверенно и с невероятной скоростью.

А когда я проснулась, то создалось впечатление, что, действительно, нечто изменилось.

Это, очевидно, наступление юбилея... И еще был экран, но это он вел автомобиль.

Сейчас я понимаю свое видение.

В нем была сила, могущество... это было грандиозно.

(молчание)

Это была довольно необычная ночь... В эту ночь умер старый друг Амриты: Ganeshan. Я этого не знала. Это было...

Как действительно объяснить?... Это тело, сознание тела было сознанием того тела, которое умирало, и в то же время у него было совершенное знание, что он не умирает. Но это было сознание тела, которое умирает, со всеми его агониями, со всеми его страданиями, всеми этими вещами, но было знание того, что это не оно (Мать указывает на собственное тело) умирает. И это длилось долго: это продолжалось всю ночь -- этот человек умер ранним утром. А после я об этом узнала (несколько часов спустя, когда мне сказали, что он ушел), тогда я поняла... Этот человек был очень горячим в своем поклонении, и он уже давно знал, что умирает; у него есть сын, который предложил ему уехать вместе с ним, чтобы ухаживать за ним -- он ответил "нет", что он хочет умереть в Ашраме и не хочет покидать его атмосферу... И я понимаю почему, потому что... это сознание было там, чтобы все время ему помогать, он от начала до конца имел все реакции, которые имело это тело (Матери), ты понимаешь? То есть, он умер в самых благоприятных условиях. Мое тело было вот так (жест отхода), и оно говорило: "Хорошо, Господь, как Ты хочешь, я полностью готово." И в то же время было совершенное знание: "Но ты не умираешь!..." Вот так.

Но было так, тело говорило: "Что же, хорошо, если Ты решил, Ты решил..." И оно знало. Я не могу сказать, что тело провело хорошую ночь, нет! но сознание было очень-очень-очень сознательным, о!...

А затем, когда ему (телу) сказали утром, что этот человек ушел (смеясь), тогда тело засмеялось, оно сказало: "А! вот что!..."

Но это было интересно. И после (не знаю, в котором часу, но, вероятно, когда у тела появилось впечатление, что все кончилось или подошло к концу -- во всяком случае, интенсивность "процедуры" заметно спала), почти сразу же у меня было это видение: тело вошло в свой обычный и непосредственный отдых, и я оказалась в этом автомобиле -- в этом мировом автомобиле, которым управлял Шри Ауробиндо... И отчетливость такая-такая ИСТИННАЯ и живая, реальная, необычайная!

________________________________________

31 января 1970

Кто-то написал мне из Франции, что он все перепробовал, но ничего не получается, что он совершенно отчаялся и... Так что я ответила так:

(Мать протягивает запись)

Все может быть спасено как раз в тот момент, когда кажется, что все потеряно.

Когда потеряна вера в собственную силу, надо обрести веру в Божественную Милость.

Это полезно для многих людей.

Это говорилось уже сотни раз, но кажется, что это необходимо повторять всегда.

(молчание)

Старая система частной собственности рушится во всем мире. Только, как обычно, рушится отвратительным образом... Здесь [в Индии] они устроили слежку за всеми странами, это отвратительный контршпионаж, слежка за людьми, которые переводят деньги из одного места в другое, чтобы получить больше. Мне это все равно, потому что у меня ничего нет, только я знаю, что здесь [в Ашраме] есть кое-кто, кто это делает. И я не хотела бы, чтобы из этого раздували истории.

Тут пытались разоблачить S, потому что у нее были деньги (я не знаю, сколько точно, я не понимаю всех этих историй), во всяком случае, эти деньги пришли от ее друга из Америки, он просто переслал их ей, чтобы она могла ими пользоваться. А затем к ней пришли и потребовали объяснений. Но все происходило очень корректно... В конце концов, я хочу сказать, что они подозревают даже людей Ашрама.

Так что, если когда-нибудь кто-то будет с тобой откровенничать, ты ему скажи: "Будьте осторожны!"

Эти люди нашли S и сказали ей, что они из индийского радио, представь себе! (вот так, гнусные выдумки, полные лжи). Они пришли и сказали, что они с радио; естественно, она их приняла, откликнулась, а затем они стали задавать ей вопросы: "Вы получали деньги? От кого и как?..." Она ответила правду, это совершенно нормально. Затем она мне об этом написала. Я переправила ее письмо C, спрашивая его: "Что это все значит?". Он ответил, что многим из Ашрама досаждали подобным же образом... У них везде система слежки, чтобы ловить шпионов.

Впрочем, я ничего не понимаю. Какой вред может быть в том, чтобы получить деньги здесь, а не где-то там, я не знаю! Какая в этом может быть вина, я не понимаю.

Это скорее удовольствие немного "сжульничать" -- получить на одну-две рупии больше, ну и что из этого? Это ничего не значит. Это только подстрекать людей -- говорить им "Это запрещено", они сразу же захотят это сделать.

Но в Конституции Индии была статья, говорящая, что частную собственность нельзя отнять никаким образом, то есть, утверждается право на частную собственность. Они собираются ее отменить, говоря, что бывают "случаи", когда ее можно забрать. Так что ты понимаешь...

Это очевидно, я это знаю: это прошло, это ушло -- частная собственность, это в прошлом. Только... русские говорят, что это Государство заменит личность [то есть, вся собственность будет государственной], а тогда (смеясь) что же произойдет с Государством? -- Это Государство обогащается за счет всех людей. И сейчас они строят уже устаревший механизм. Но другие страны, не имея здравого смысла извлечь пользу из этого опыта, хотят повторить ту же самую глупость...

Но еще никто не осмеливается сказать: деньги -- это сила, и эта сила не принадлежит ни одному человеку, но она должна использоваться во всех странах человеком самым бескорыстным и самым дальновидным (одним человеком или несколькими людьми).

До них это еще не дошло.

Должно дойти!

Это займет несколько столетий -- возможно, не так много.

(молчание)

Это очень просто -- не надо говорить: "У вас больше нет денег, они не ваши.", а достаточно помешать вам расходовать их так, как вы хотите, где вы хотите -- у вас больше нет на это права. У вас больше нет права делать с деньгами то, что вы хотите; у вас их не отбирают, но вы не можете их использовать. Так что, к чему это?

(молчание)

Но есть НЕОБЫЧАЙНОЕ удовлетворение, действительно грандиозное, иметь возможность сказать: "У меня нет ничего -- ничего." (Мать смеется)... Был кто-то (Шри Ауробиндо еще был здесь), кто жаловался на "роскошь", в которой я жила, и тогда Шри Ауробиндо ответил: "Мать не считает, что платья, которые она носит, являются ее личной собственностью, но она считает, что они ей подходят для того, чтобы нам было приятно на нее смотреть (!), и если она оставит свой пост, то оставит и свои платья!" (Мать долго смеется)

Я тебя уверяю, что жизнь -- забавная штука!

(долгое молчание)

Нет новостей о твоей книге?

Нет, милая Мать.

От этой женщины, которая занялась твоей книгой, нет вестей?

Нет, нет вестей... Я не очень-то хорошо знаю, какую позицию занять по отношению к этой книге... Не то, что я беспокоюсь, но... я об этом думаю. Я спрашиваю себя, направляется ли она?

Ты знаешь, мой мальчик, ВСЕ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ, совершенно АБСОЛЮТНЫМ образом, я ВИЖУ -- да, я вижу, я чувствую: ВСЕ решено.

Все решено.

И каждая вещь имеет свой смысл существования -- что от нас ускользает, потому что наше видение не достаточно большое.

И ты понимаешь, жизнь, существование, наконец, весь мир, не имели бы никакого смысла, если бы все было по-другому.

Да.

Это... это некоего рода абсолютное утверждение. И я это ВИЖУ, да, это то, что я вижу. Как сказать?... Сейчас я плачу за это убеждение! Сейчас у тела, находящегося в состоянии "передачи власти" (то, что я называю передачей) есть трудные моменты, действительно трудные моменты, и тогда, в обычном видении, переживание этих трудностей не имеет никакого смысла, потому что трудности прибавляются по мере того, что можно называть "обращением", но... для истинного видения (когда находишься В истинном видении), это остаток Лжи является причиной всех неприятностей (то, что еще смешено). И даже совершенно материально (с моральной стороной покончено давно: с исчезновением желаний исчезли все мучения, они заменились вечной и совершенно искренней улыбкой -- без желания, без усилия -- естественной и спонтанной), то о чем я говорю, это ФИЗИЧЕСКИ, материально: недомогания, затруднения и все это. Это то же самое. Это то же самое, только... это менее готово, не так ли; материя медленней в своей трансформации, так что больше сопротивление.

И единственное решение, каждую минуту и во всех случаях, это... (жест оставления): "Что Ты хочешь." То есть, устранение предпочтений и желания. Даже предпочтения не страдать.

Но, что трудно понять, это это Сознание... ясно, что оно управляет всем в необъятности и вечности, но управляет ли оно всем в малейших деталях, так ли это...?

В микроскопических.

В микроскопических.

И это как раз то, что я видела, я понимаю почему. Эта проблема возникла этим утром: индивидуальное сознание, даже очень широкое, не может представить, то есть, конкретно понять возможность осознавать все одновременно. Потому что индивидуальное сознание не такое. Так что ему действительно трудно понять, что ЭТО СОЗНАНИЕ сознает ВСЕ одновременно: вместе, в тотальности и в малейшей детали. Это...

Да, это трудно... но это утешительно!

А! это делает все очень спокойным, очень спокойным... На днях я тебе говорила, что тело имело переживание умирания без смерти, и это переживание послужило тому, чтобы сказать телу: "Хорошо... это хорошо." Принять без... (как сказать?) без усилия: ПРИЦЕПИТЬСЯ. И тогда кончено. Вся старая иллюзия исчезновения с разложением тела, ее давно уже нет, не так ли, а сейчас само тело совершенно убеждено, что даже если бы оно было вот так "рассыпано", то это только было расширило сферу его сознания... Я даже не знаю, как это объяснить, потому что для сознания даже исчезло ощущение личности и необходимости личности.

И я хорошо вижу, тело отдает себе отчет в том, что это только из-за сопротивления -- его сопротивления Истине -- возникает страдание. Везде, где есть полное сцепление [с Истиной], страдание сразу же исчезает.

(молчание)

Но это то же самое для стран и Государств: это та же самая смена власти. На место личной власти должна придти божественная власть, и все та же смена власти порождает многообразный хаос, в котором живут люди -- из-за сопротивления.

(долгое молчание)

Чем больше какая-то часть существа приближается к моменту перехода, то есть, чем больше она готова к этому переходу, тем больше становится ее чувствительность. И тогда, в момент, когда можно превзойти стадию проблем и увидеть все с универсальным видением, эти проблемы принимают, для личной чувствительности, чрезвычайно резкую остроту. Я замечала это прежде; сейчас же это воспроизводится в теле. Тело приобретает чувствительность... ужасающую, не так ли. Людей, которые не знают, почему это так, это действительно ужасает... Возможность недомоганий, ... И точно так же во всех проблемах. Только для тех, кто ЗНАЕТ и понимает, это возможность сделать последний прогресс, сделать вот так (Мать раскрывает свои руки к высотам).

В сущности, должна раствориться еще иллюзия бытия нечто отдельного. Эта отдельная часть должна сказать себе: "Это не мое дело, я не существую." Это самая лучшая позиция, которую можно занять. Тогда... это вернется в универсальный Великий Ритм.

ФЕВРАЛЬ

________________________________________

4 февраля 1970

(Мать выглядит уставшей)

Есть что сказать?... У меня нет... Совсем ничего.

Ты устала?

Не то. Это трудно.

(Мать входит в долгую медитацию,

которая продолжается всю беседу)

Все больше и больше, ощущение бесполезности того, что говорится, это так, в особенности.

Все слова приблизительны -- приблизительны.

________________________________________

7 февраля 1970

(Мы никогда не узнаем ни что, ни почему, но этим днем можно датировать ощутимое изменение в физическом состоянии Матери)

Кто-то принес мне чудовищный насморк, я кашляю-кашляю-кашляю. Вчера весь день я чувствовала себя нехорошо.

Такое впечатление, что пронеслась буря.

О!... о! это хуже бури.

(молчание)

Дурные воли, доносы, правительство беспокоится, мне говорят обратить внимание на кого-то, кого ты знаешь... на Маркиза.

А! да, я знаю.

Ты знаешь?

Да, они преследуют этого человека. В течение десяти лет они мешали вернуться ему в Индию. Он в черных списках, подозревается...

В шпионаже?

Нет-нет! в контрабанде.

О! хорошо. Шпионаж мне отвратителен, а контрабанда меня не волнует!

Но, к тому же, не было никакой контрабанды! Этой истории уже десять лет, он купил в Nizam de Hyderabad великолепный дворец, который служил Бегуму, очень красивый дворец. Это вызвало зависть, они выдумывали различные истории, чтобы выжить его оттуда, одна история отвратительнее другой. В конце концов, они предъявили ему такие обвинения, что в течение десяти лет препятствовали ему вернуться в Индию.

О!... Но мне сказали обратить внимание, так, как если бы они делали мне "великое одолжение"!

Какая низость!

Я ответила: "Я видела этого человека, он показался мне хорошим!" (Мать смеется)

Я хорошо знаю этого человека, он много страдал, особенно его жена-индианка, которой тоже запретили въезд в Индию в течение десяти лет.

Они глупы.

Они внесли их в черный список, и они больше не могли выбраться из этой истории. Везде, куда бы они ни приходили, за ними следили, обыскивали их в аэропортах, это ужасно.

Я заговорила с тобой об этом из-за того, что есть одна вещь, которую я не люблю -- это шпионаж, все остальное мне все равно. И это то, что у них невозможно выяснить, они ничего не говорят, донося на кого-то. Я просто ответила: "Я видела этого человека, он очень хороший."

Но это действительно Маркиз: он шевалье.

Это джентльмен.

То, что я очень бы хотел, это чтобы они сняли это обвинение, которое повесили на него.

Но чиновники -- рабы своих инструкций.

(молчание)

Мне было гораздо лучше этим утром, а затем это свалилось на меня (жест - как вывалили целый вагон)... Это пройдет.

Да, хорошо чувствуется, что что-то натянуто, атмосфера немного трудная.

Есть некое неистовство.

Да.

Это полностью нечто, что неистовствует.

К сожалению, все это приносят мне люди... Не успею я немного привести все в порядок, как бац! на меня сваливают еще вагон, и все повторяется.

(молчание)

Физически, люди из Консульства [Франции] настроены против нас, и им удалось ввести в Ашрам одну престарелую даму, которая "занимается благотворительностью" и которая хочет увести S, чтобы она составила ей компанию. Я сказала S: "Если ты можешь ее переубедить, то иди с ней и возвращайся с ней (потому что они должны вернуться через шесть месяцев), возвращайся через шесть месяцев с ней, переубежденной"... Она очень богатая: эта дама очень богатая... она пустила все свои деньги на "благотворительность". Кажется, что у них есть нечто вроде диспансеров, где раздают одежду и питание, но атмосфера этого... -- ужасная-ужасная.

Да, благотворительность -- ужасная вещь.

О! для меня это ужасная вещь. Это способ раздуваться от гордости.

Так что я сказала S: "Если ты можешь ее переубедить..." Она очень богатая (смеясь), и это будет очень полезно!

Но ты говорила, что консул тоже настроен против нас?

Да, это друг консула.

Я думаю, что жена консула никогда не простит мне того, что я ей сказал.

О! но они ДЕЯТЕЛЬНО против нас. Они обвиняют нас в том, что мы даем приют этим прибывающим хулиганам, которые принимают наркотики и все такое -- есть целая банда, которая обосновалась в "Parc de Charbon" и кажется, что это мы пригласили их.

Но, милая Мать, я нахожу, что эти "хулиганы" гораздо лучше всех этих консулов!

(Мать смеется)

По крайней мере, там есть освобождение (определенным образом).

Да, но... они не все так уж хороши.

Очевидно, там есть всякие. Но нет ничего хуже, чем люди, замкнутые в своей благодетельной уверенности.

О!...

(молчание)

Но это затронуло все отсюда и досюда (Мать указывает на верхнюю часть груди, горло и нос): всего, что находится в связи с людьми. И, к тому же, было множество узлов, были трудности; затем настал момент, когда все прояснилось; и это было очень хорошо, я чувствовала Работу; но затем обострились всевозможные вещи, которые не только "свалились" на меня, но которые были мне принесены. Стало немного трудно.

Это было отсюда и досюда (тот же жест), со всем, что находится в связи с внешним миром. Это было еще этим утром.

Это началось с носа, горла, а затем пришло сюда (грудь): кашель-кашель-кашель...

В конце концов, я довольна твоим Маркизом. Мне досаждала та история.

(молчание)

Вот то же самое: сейчас они загипнотизированы этой историей с "обменом". Это проистекает от коллективной глупости, которая принимает все правила обмена -- это никогда не должно подчиняться правилам, потому что, естественно, как только есть правило, значит, можно его нарушить. И тогда все люди делают это исподтишка, о!... Я получила письмо от одного господина (получила не прямо от него, а через кого-то), и этот господин мне предлагает, что если я буду давать ему доллары, которые я получаю (я получаю немало -- не очень много, но, в конце концов, достаточно регулярно), то за каждый мой доллар он будет давать мне одиннадцать рупий, ты понимаешь? и иногда даже двенадцать... Я не ответила. И они выжидают, не выйдет ли чего из этого... Это отвратительно.

И этот господин говорит: "Я не предлагаю это всем, обычно я даю десять рупий за один доллар, это правило, но ДЛЯ ВАС я сделаю это (!)..." Ты знаешь, от этого неприятно попахивает.

В сущности, это больше удовольствие сжульничать -- одной-двумя рупиями больше, ну и что из этого? Это ничто. Это ВОЗБУЖДАЕТ людей -- если им сказать "это запрещено", они тут же начнут пытаться делать это.

А! пожалуйста, сотри это (указывая на магнитофон), потому что... это опасно!

(молчание)

Все же, такое впечатление, что у меня что-то было... Что?... А! "Афоризмы"... Ты читал их вчера?

По поводу анархического государства?

Да! Хорошо, не правда ли?

(ученик читает)

321 - Анархическое государство -- это поистине божественное государство для человека, в конце, как и в начале, но посередине у него есть все права завести нас в ад или рай.

А на какой Афоризм я отвечала сначала?

А! да...

320 - Правительства, общества, короли, полиция, судьи, институты, Церкви...

Да, он все поместил сюда: религия и полиции вместе!

Да, все вместе.

Я была восхищена.

... законы, обычаи, армии -- это временные необходимости, которые были наложены на нас в течение ряда веков, потому что Бог скрывал от нас Свое лицо. Когда он снова предстанет перед нами в своей истине и красоте, тогда, в его свете, все эти необходимости рассеются.

Что я ответила?

Ты сказала: "Анархическое государство -- это правительство, в котором каждый сам за себя.

И это будет совершенное государство, когда каждый будет осознавать внутреннего Бога и слушаться только Его и Его одного."

Я пишу, затем приходит следующее, и у меня нет времени заметить...

Кто-то из Ауровиля написал мне, что он думал, что пришел сюда, чтобы слушаться только самого себя (или нечто подобного рода), и что он вдруг увидел, что существуют правила и законы. И он сказал: "Я не буду их соблюдать! я свободен. Я отказываюсь делать это." Об этом мне сразу же сообщили, так что я ему написала (я точно не помню): "Человек свободен лишь тогда, когда он осознает Божественное и когда именно Божественное принимает в нем решения, иначе человек -- раб своих желаний, привычек, всех условностей, всех законов, всех правил... И чем больше он думает, что он свободен, тем больше он связан!

(молчание)

Есть что сказать?

Говорили ли тебе, что в последнее время во Франции было пять-шесть случаев самосожжения студентов?!

Что?!

Да.

Они...

Сжигали самих себя.

Какой ужас!

Мальчики семнадцати-восемнадцати лет.

О!

Студенты.

Это новая мания -- здесь тоже хотели сделать подобную вещь... Из-за чего все это?

Протест против невыносимого общества.

Какой ужас...

Во Франции?

Во Франции.

(молчание)

Не известно, что они думают?... Потому что я говорю себе: если... например, я знаю, что смерти на самом деле не существует, что это... это совсем маленькая разница (думают, что это громадная разница -- это совсем маленькая разница), но если люди узнают это слишком рано, то ИЗРЯДНОЕ КОЛИЧЕСТВО уйдет...

Так что я очень хотела бы знать, что думают эти мальчики? Знали ли они это, вели ли они духовную жизнь или... ? Потому что, не так ли, первая ступень, когда узнают это... если узнают, что смерть в действительности не составляет такую тотальную разницу, как люди думают, если они действительно это узнают, но без внутренней реализации самопожертвования, то все, кто чем-то притеснен, говорят: "Я ухожу!..."

Внезапно я поняла это, я сказала себе: это еще бесконечная Мудрость, бесконечная Милость, что человек не знает -- что человек не знает, что такое смерть, он думает, что это конец.

Интересно было бы это знать.

Судя по тому, что говорится, это студенты из самой обычной среды, которые отреагировали... Один из них говорил, что это протест против бойни в Биафре...

Где?

В Африке. Есть одно племя (ибос), которое было наполовину истреблено при пособничестве англичан, русских, тех, этих...

Почему?

Потому что они хотели отделиться.

Это чудовищно!... Нет, я не знала, что это произошло.

Это были территории, ранее принадлежавшие Англии, они были объединены под властью англичан, а когда англичане ушли, то целое племя захотело отделиться, и тогда другая часть захотела помешать этому с помощью войск англичан, войск русских, войск... Мало-помалу это племя истреблялось. Единственная страна, которая действительно выразила протест, это Франция.

А!

В конце концов, это некрасивая политическая история. Но, по словам одного из студентов, это чтобы "прекратить бойню в Биафре."

О!

В действительности, это протест против общества, которое... лживо, у которого нет будущего.

Да, на земле происходят действительно мерзкие вещи.

Да, это мерзко.

(молчание)

Несколько дней тому назад ко мне приходила одна вьетнамская дама (я думаю, что она - вьетнамка), в последний раз я видела ее давным-давно. И вот она снова пришла ко мне, села передо мной (маленькая дама, маленького роста и круглая, очень милая), она мне сказала: "Я пришла из-за того, что уже двадцать пять лет мы воюем..." И была такая боль в ее атмосфере, это было... о! это было так плачевно! "ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ мы находимся в состоянии войны... так что я пришла, чтобы спросить, можем ли мы надеяться на мир?..." И я почувствовала... (Мать закрывает глаза)

(молчание)

Это так: они такие надменные, потому что они приходят с луны, и они устраивают бойню на земле.

(долгое молчание)

Есть множество вещей, которые я сейчас понимаю... Когда я нахожусь в земном сознании, накатывают БОЛЬШИЕ волны чего-то такого убогого, такого... боль такая жалостная... Это приходит волнами. Тогда я остаюсь совершенно спокойной, неподвижной, ничего не делаю, и в ответ на это нисходит Сила, она входит, проникает туда вовнутрь. Это доставляет много работы.

Эта атмосфера полна тоски и такой нужды в отклике, и затем это приходит, и в конце... (иногда это занимает долгое время, на это требуются часы), но это проникает, это разливается. Но у меня не всегда есть время. Особенно по утрам - я всегда вижусь со множеством людей (только в среду и субботу я отменяю встречи, но все равно в эти дни я принимаю человек двадцать!), и из-за этого происходит распыление сил. Так что это передается вот так (Мать указывает на свое горло): расстройство увеличивается. Иначе, когда я совершенно одна, то есть, ночью (это бывает только ночью), когда я вот так, на своей кровати, тогда... тогда все в порядке. Но эта тревога [тоска, ужас, страх] мира! сейчас я понимаю (я не знала, я не знала, что происходит), но это было так ужасно! я почувствовала, я сказала себе: "Что это? Что происходит, для чего это?..." И люди сами по себе такие несознательные. Я рассказывала тебе историю об этих бедных тюленятах?...

Это пример несознательности. Если бы они только немного чувствовали, что заставляют страдать других, тогда, возможно, они бы остановились (?)

Так что это в этой вот части (Мать указывает на горло, кашляя), это в связи с миром.

(долгое молчание)

Этот путь Несознания в Сознание длится уже давно -- но сколько еще времени он займет?... Это... в сущности, это ужасная вещь.

Но я поняла одну вещь, что нужно ЛИБО Всевышнее Сознание, либо несознание; ужасен лишь переход между этими двумя; полусознание -- это хуже всего.

(долгое молчание)

Нечто вроде искусственной гармонии, в которой живет тело, возникает, почти тотально, из несознания, в котором оно живет, а как только входит хоть немного сознания, то это везде нарушает равновесие; и если входит слишком много сознания, тогда тело не может это выдержать. Я вижу это сейчас... А как же в грандиозных масштабах...? Я вспоминаю, были две-три ночи... (Мать невыразимо качает головой)

(молчание)

Много человек из Ашрама вдруг заболело неожиданным образом, и некоторые из них были сознательны; они мне написали, что вдруг начали осознавать "нечто иное" -- нечто, чего они не знали -- и именно при своем недомогании, в своей болезни они ухватили это.

Есть ОЧЕНЬ СИЛЬНОЕ Действие. Но люди думают, что все должно быть хорошо на их манер, так что они удивляются: как это так, что это божественное Сознание находится за работой, и есть вещи такие тяжелые или болезненные или неожиданные...? -- им не понятно. Но это тело хорошо понимает! Ни на минуту оно не жалуется. Даже ни на секунду... ни на секунду оно не перекладывает вину на других. Но оно себе говорит: мой бедный малый, ты еще во многом в этом старом Беспорядке.

О! еще много чего надо сделать.

(молчание)

И затем, я получаю письма (от детей), которые мне говорят: "Почему? почему Всевышний Господь допустил все это?..." Чаще всего я получаю такие письма.

Но как только есть ИСТИННЫЙ КОНТАКТ... это кончено.

Есть люди, которые говорят (я больше не помню, какой они религии), которые говорят: "Но Бог не страдает!..." (Мать смеется) Так что людей это еще больше подстегивает: "Да, он же не страдает; он заставил всех страдать, а сам не страдает!" (Мать смеется) Возможно, чтобы позабавиться!

Я вспоминаю, эта Бхаратиди (революционерка), один раз, давным-давно, мы были заняты вместе в одной пьесе, которую ставили на сцене, и тогда однажды она мне сказала (это связано с тем, что мы играли): "И думать, что Бог видит все это, и Он это терпит!" (Мать смеется) Я ей ответила: "Возможно, он видит не так, как мы!"

Это меня позабавило, потому что это была очень понятливая женщина. Но это... (Мать смеется)

(молчание, Мать кашляет)

Который час?

Двадцать минут двенадцатого.

Уже... Я хотела предложить тебе медитацию, но уже слишком поздно.

(Мать выбирает розы)

Держи, сегодня я выбрала вот так...

(Мать дает желтую розу Суджате

и красную розу Сатпрему)

(Беря Сатпрема за руки:) Мои руки не простужены!

________________________________________

11 февраля 1970

(Мать кашляет, ее голос очень глухой)

Непорядок. Невозможно говорить.

Ты получил Афоризмы?

325 - "Свобода, Равенство, Братство" -- таким был лозунг Французской Революции, но на самом деле осуществлена была только свобода с некоторой дозой равенства; что касается братства, то основано было только братство Каина и... Варнавы. Иногда они называются "трестом" или "картелем", иногда "Согласием Европейских Наций".

326 - Передовые мыслители Европы пишут: "Раз уж не удалась Свобода, попробуем Свобода+Равенство, или, поскольку нелегко совместить обе эти вещи, то попробуем равенство вместо свободы. Что касается братства, то оно невозможно, следовательно, мы заменим его на промышленное сообщество." Но я думаю, что на этот раз это не пройдет, Бога не обманешь.

(ученик читает ответ Матери)

"В настоящий момент свобода, равенство, братство являются еще только словами, которые были провозглашены на большом переломе, но которые еще никогда не были осуществлены на практике и не могут быть реализованы, пока люди остаются такими, какими они есть, управляемыми своим эго и всеми своими желаниями вместо того, чтобы быть управляемыми Верховным Единством и высшим Божественным."

И я добавила:

Свобода не может быть проявлена до тех пор, пока все люди не узнают свободу Всевышнего Господа.

Равенство не может быть проявлено до тех пор, пока люди не начнут полностью осознавать Всевышнего Господа.

Братство не может быть проявлено до тех пор, пока все люди не почувствуют себя в равной степени детьми Всевышнего Господа и "одним" в Его Единстве.

Это кажется невозможным для людей, но это, несомненно, будет возможно для нового вида.

Вот еще... (Мать протягивает другую запись). Я не ясно вижу... Это ответ одной малышке, которая была ужасно раздосадована мнением других, так что я ответила:

Только мнение Всевышнего Господа имеет значение.

Только Всевышний Господь заслуживает всей нашей любви

и воздает нам во сто крат.

(молчание)

Непорядок (Мать зажимает свою голову руками). Моя голова, никогда за моя жизнь моя голова не была такой. У меня шумит голова и...

Это началось этим утром, это было переполнено нечто, что... я не знаю, что это такое. И люди давят-давят-давят -- вот так! Я никогда такого не видела... Я почти избавилась от этого вчера утром, я думала, что с этим покончено, а затем я виделась с людьми до полудня. И после...

Тебе есть что сказать?... Тогда я не говорю.

(долгая медитация)

Я увижусь с тобой в субботу, надеюсь, что тогда с этим будет покончено.

Моя голова никогда раньше не была в таком состоянии... Сознание очень ясное, очень ясное... Это совершенно... У меня такое впечатление, что моя голова вот такая большая (жест), как если бы она стала огромной.

(молчание)

Приходил один атташе посольства [Франции], он ужинал в консульстве с R, F и Бароном (старый правитель Пондишери), и его дочь приходила на инаугурацию Ауровиля, чтобы принести горсть земли из Франции. Этот атташе задавал всевозможные вопросы и очень интересовался... Скоро прибудет новый посол, надеемся, что он будет лучше... Старый посол был полностью настроен против Ашрама. Но будем надеяться, что новый будет лучше, этот атташе прибыл с новым послом.

________________________________________

18 февраля 1969

(Матери не здоровилось, и она не принимала ученика в прошлый раз, 14 февраля. Следующая беседа очень важная, поскольку она отмечает начало видимого конфликта, который мы могли бы назвать "медицинским" и который с годами примет острые пропорции.)

За всю мою жизнь у меня не было подобного насморка! (Мать много кашляет и чихает с начала февраля). И в эту ночь у меня было нечто вроде физического кошмара!... Никогда за мою жизнь со мной не случались подобные вещи... Не могу сказать, что я полностью спала, но... Как сказать? Это какая-то смесь между тем, что пытается найти истинное внутреннее исцеление, и Доктором, который говорит, что если я не буду принимать медицинских лекарств, то "не протяну больше месяца"!

Да, они всегда это говорят.

Так что...

О! но требуются часы, чтобы рассказать все это. Это наверняка в материальном мире. И затем (смеясь), этой ночью, я вдруг увидела две большие фигуры с формами людей, но совершенно серые, и у них не было видно ни глаз, ни ушей и пр. Это имело человеческую форму и было совершенно серым, и это были два "доктора" (какие доктора? я не знаю), и они дискутировали. Мое тело было на кровати (но я думаю, что я не сидела, и, однако, я не стояла!), и они обсуждали между собой что-то без слов. Это производило впечатление существ из низшего витального мира, громадных, больших существ -- больших, сильных, чудовищных. Тогда один из них, чтобы что-то продемонстрировать, указал на мое сердце своим пальцем, и его палец задел мое сердце -- и у меня вырвался крик! физический крик!

Я была недовольна.

Никогда-никогда-никогда меня не трогали, никогда. Однажды у меня была очень сильная лихорадка, температура 42, и это было чудовищно (это длилось не долго, но все же несколько часов), я подхватила ее на одном собрании людей, которые совершали пуджу или нечто такое. Я подхватила лихорадку. Но Шри Ауробиндо был там. И тогда я увидела, я увидела все витальные существа, самые материальные, которые пришли атаковать (жест, указывающий на тело). Я помню это время, тогда Шри Ауробиндо был здесь (это было очень давно). И затем я их увидела и сказала Шри Ауробиндо: "Вот что вызывает у людей жуткие кошмары." Но они приближались (они пытались приблизиться), затем, когда они коснулись присутствия Шри Ауробиндо возле меня, они попятились, а затем они попытались снова и были отброшены -- это длилось всю ночь. Но в прошлую ночь было не так... Естественно, Шри Ауробиндо не было там физически, и... я видела этих существ. Но, что было особенно, это когда одно из них что-то показывало, оно прикоснулось ко мне своим пальцем, и от этого я вскрикнула -- я вскрикнула материально.

Да, это тебя затронуло.

А! да -- это МОГЛО меня затронуть.

Это все из-за "докторов".

Да, они претендуют на то, чтобы быть докторами.

А! материально нет сильной защиты, иначе бы это не произошло... Материально я не защищена, кроме как когда я не сплю, а совершенно сконцентрирована, абсолютно неподвижна, не говорю ни с кем, не нахожусь в контакте ни с кем вокруг и окружена только божественным Присутствием. Тогда все в порядке. Но это далеко от того, чтобы быть так (Мать кашляет)

(молчание)

Ты можешь поместить это в "Адженду", но не следует об этом говорить.

В "Адженду", да, но не иначе.

(долгое молчание)

Но ты знаешь, милая Мать, несколько раз я имел подобный "медицинский сон", когда какой-нибудь медик приходит под предлогом осмотра и наносит ужасный вред, или же пытается вас оперировать, хочет истязать тело, чтобы оперировать; тогда, сначала, вы полностью подчиняетесь, вы говорите: "Хорошо, мне надо сделать операцию", а затем, в конечном итоге, сознание возвращается, и вы отвергаете так называемого доктора. И это часто со мной происходило. Существо, которое приходит якобы для того, чтобы вас лечить: "доктор".

Я считаю, что это существа витального мира, которые пользуются... пользуются тем, что остается несознательным в докторах.

(молчание)

Но такое произошло один раз и со Шри Ауробиндо: ночью -- подобной ночью -- он закричал. И он сказал, что это было в материальном мире: витальные существа, наиболее материальные; но они находятся в земной атмосфере, не в витальной атмосфере.

Возможно, эти витальные существа -- остатки умерших людей -- это возможно. Но это также может быть нечто вроде полуматериализации существ самого витального мира: витальных существ.

Но всю мою жизнь я имела нечто вроде белого света -- но не прозрачно белого: белого как... БЕЛИЗНА, вот так. Этот свет чрезвычайно интенсивный. Никогда-никогда эти существа не приближались -- они не могли приблизиться к этому свету. Только в ту ночь, когда у меня была лихорадка (это было... думаю, что это было в 1918, примерно тогда... нет, в 1920), но тогда я подхватила лихорадку от людей. Иначе они никогда не могли бы приблизиться.

________________________________________

21 февраля 1970

(Матери девяносто два года. Беседа началась после коллективной медитации. Мать долго смотрит на ученика с невыразимым выражением, прежде чем начать говорить.)

Этим утром тело получило подарок... Этим утром Всевышний Господь действительно научил его быть полностью Им, и это было так чудесно!... В течение всей ночи -- всю ночь, все ранее утро -- это было как совершенная демонстрация того, как быть Им совершенно... Никогда-никогда тело не чувствовало себя подобным образом. Естественно, тело полностью осознает, что оно еще "скрипит" -- впрочем, это еще следы (это только следы) этой известной атаки), но...

Это переживание совершенно конкретно для тела, оно имело его все утро, и оно закончилось в ходе этой медитации.

Это трудно определить -- слова во многом принижают. Это напоминает то, что мы называем "мир" [покой, тишина], но это светлое, с выражением такой... (как?) непринужденности, блаженного состояния... нечто... Это повернуто не так (жест к себе), это повернуто вот так (жест наружу), и поэтому это так трудно объяснить. Это не в самом себе тело находит свое блаженное состояние, это блаженное состояние... (жест во всех направлениях), нечто вроде лучащегося блаженного состояния и так... да, нечто, что похоже на уверенность -- больше нет... "беспокойства", этот вопрос больше не стоит ("вопрос" совершенно вне вопроса!...), но это... это больше чем то, что мы определенно называем блаженным состоянием и уверенностью. Это нечто невыразимое. Это такое обширное (это так: в теле), такое широкое... Действительно, это было как дар на сегодня.

Вчерашняя атака весь день была очень сильной, как если бы увидеть, выдержит ли тело этот удар. Но тело хранило свое доверие и свою спокойную уверенность (да, это было весь день), а затем это стало нечто ... это было так, но... Это трудно объяснить.

Ты что-нибудь чувствовал?

Да.

Это было как окончание медитации.

(молчание)

Вчера это действительно было как проба, чтобы увидеть, выдержит ли тело удар, способно ли оно само выбраться -- тело держится должным образом (особенно ночью, тело держится хорошо).

Это так... Все слова мелки.

Необычайно!... (Смеясь) Действительно, ему сделали подарок!

* * *

(В этот же день Мать дала следующий ответ на вопрос, заданный одним из сообществ Ашрама)

К какому большому изменению готовится мир?

Как можно помочь?

Это изменение сознания. И когда наше сознание изменится, мы узнаем, что это за изменение.

Чтобы наступило это изменение, наша помощь не требуется, но нам нужно открыться в сознании, чтобы это не прошло бесполезно для нас.

________________________________________

25 февраля 1970

Это стало очень интересно, только невозможно говорить... (Мать кашляет) и лучше бы не говорить.

Очень интересно.

Всю прошлую ночь я провела со Шри Ауробиндо, но с целым МИРОМ объяснений. Он заставил меня понять множество вещей, но совершенно... экстраординарных. И практических: по поводу действительного состояния, в котором находятся вещи... Не говорить, вот из-за чего я кашляю, это определенно (!)

Это чрезвычайно интересно.

(молчание)

Детальная демонстрация разницы между двумя сознаниями.

(молчание)

Он мне объяснил, среди прочих вещей и совершенно практическим и позитивным образом, что то, что здесь, в материальном мире, является причиной всех болезней, расстройств, конфликтов, это то, что есть два движения -- движение сохранения (что можно назвать Стабильностью) и движение трансформации -- эти два движения в изначальном Сознании составляют одно и не находятся в противоречии: и мне показали, как (не с мыслью: с сознанием) здесь эти движения разделены, и это является причиной смерти. Это из-за того, что они не могут согласоваться -- они не ЗНАЮТ, как согласоваться: они могут, но они не знают. Одно -- движение трансформации, другое -- движение стабильности. Когда они не находятся в гармонии и там, где должны, то это вызывает нарушение равновесия, и существо умирает -- вещи умирают, все умирает -- по причине этого. Но говорить об этом не имеет смысла. Это переживание вещей... И это тоже, кашель и все такое -- все это, все -- это так просто! это так очевидно, как только имеешь это переживание.

Можно было бы сказать (почти сказать), что если бы эти два движения нашли одновременно свое равновесие в существовании, то это бы воссоздало Божественное... Это все в нас, но не согласовано.

(молчание)

По меньшей мере, четыре часа со Шри Ауробиндо, прошлой ночью... О! необычайно-необычайно, все показано, все объяснено.

(молчание)

Ты получил вчера последние "Афоризмы"?... Я читаю, а затем Шри Ауробиндо заставляет меня писать. И тогда я начинаю писать пророческим тоном! Ты читал это? Это как если бы я говорила кому-то...

Нет. Я получил "Афоризмы" 23-го, позавчера.

Что это было?

Шри Ауробиндо говорит об "облачной душе без стыда", и поэтому тебя спрашивают: "Разве душа не всегда чистая?". Так что ты ответила:

"Душа не маскируется, она показывается такой, какая она есть, и ее не беспокоит суждение людей, потому что она находится на преданной службе Божественному, которое является ее домом."

Нет, это нет... Я писала нечто вроде: "Ты..." (Мать пытается припомнить), в конце концов, я адресовалась не помню к кому, обращаясь к... человечеству или человеческому существу, не знаю.

Но это хорошо... Душа не носит маскировки, это хорошо... Это было так конкретно, так как человеческое сознание (особенно ментальное) ВСЕГДА маскируется: оно хочет произвести то или иное впечатление, принять такое-то выражение или такую-то видимость -- маскировка.

(молчание)

________________________________________

28 февраля 1970

(Мать продолжает кашлять)

Работа в теле идет ускоренным ходом, но нелегко... Только очень четко, очень точно. Я тебе говорила, что провела всю ночь со Шри Ауробиндо, и он мне объяснил все, что происходит в теле, в деталях...

Это трудно.

Такое впечатление, что то состояние, которое тело прежде находило естественным, является состоянием совершенной глупости, так что... и что все-все точки опоры, которые тело имело, ровно ничего не значат. Так что это... трудно.

Вещи... Это так интересно! Всегда думают, что определенные вещи опасны (некоторые болезни, например, или некоторые расстройства), а другие вещи несущественны, и тогда Шри Ауробиндо наглядно показал, что это зависит совсем не от этого, что... все абсолютно зависит (чтобы понятно выразиться) от того, что было решено, от того, что решил Всевышний Господь С помощью малейшей вещи, совершенно незначительной вещи, Он может остановить работу тела, а другая серьезная вещь, которая считается неизлечимой, может пройти без следа. И это было продемонстрировано практически.

Есть неприятные моменты. Потому что ментальные убеждения, ментальные конструкции во многом помогали телу, а теперь их там больше нет, так что больше нет и этой легкости. Например, когда есть ментальная вера -- вера, не так ли -- это во многом помогает, потому что тогда тело не беспокоится в гуще всех трудностей... но ментальной веры больше нет! Есть только Сознание, и это Сознание... (смеясь) не выдумывает сказок. Это Сознание не рассказывает баек, оно не выдумывает ничего в желательный момент, чтобы все поддержать -- это вот так (жест незыблемого присутствия), в его простоте и абсолютной искренности. Так что хорошо видно, хорошо знаешь, но...

И тело хорошо видит, оно видит также очевидным образом, что его ощущения... почти сфабрикованы, то есть, они не соответствуют ничему действительно истинному -- но... (смеясь) это не очень-то помогает!... Иногда тело чувствует себя действительно нелегко. Тело так стало осознавать свою глупость, что... оно сразу же хочет сказать: это безнадежно, нет надежды; нужно, чтобы это растворилось, а затем нечто иное заняло бы его место. И затем, всегда есть эта Улыбка, которая обращена сюда, которая не выдумывает сказок... Так что... так что... тело пытается держаться спокойно.

Тело прошло стадию глупости, когда говорят: "Почему это так?" -- Тело хорошо видит, оно хорошо видит, почему это так. Но это такое широкое, такое общее, что... Телесному сознанию трудно все время оставаться в этом состоянии универсальности.

(молчание)

Если говорить красивые фразы (потому что все это кажется фразами), то нужно знать, что живешь во лжи, знать, что такое ложь, знать, через озарение, что такое Истина, и однако не быть способным... приноравливаться. И видеть почему. Потому что надо пройти целый путь, чтобы эта ложь могла уступить перед Истиной, трансформироваться в Истину, ИСТИННЫМ образом -- не каким-то произвольным, а истинным образом. И на это требуются всевозможные переживания, урегулирования, а для нас это переводится через время, на это нужно время. Это не может сделаться мгновенно. И тело, когда оно видит, когда оно начинает сознавать свою глупость, оно хочет, оно стремится к тому, чтобы это исчезло мгновенно, и поэтому это "скрипит".

А! это не легко.

(долгое молчание)

Ничего не говорится телу утвердительно -- ясно, окончательно точно -- возможна ли трансформация, или же она невозможна. Так что дела обстоят вот так, телу только видно, какая грандиозная предстоит работа -- какая разница между тем, что есть, и тем, что должно быть -- и в то же время без знания того, способно ли тело это сделать, или не способно. Что ожидается от него? Когда от тела что-то ожидается, об этом ему говорится в ту же минуту; да, это говорится очень ясно, тогда тело это делает, затем бывают моменты, когда тело может позволить себе погулять (Мать раскидывает свои руки в Великом Ритме), тогда все хорошо, но... Есть жизнь и есть все необходимости этой жизни, и всякая вещь составляет проблему.

(молчание)

В своем состоянии неведения (общего неведения), когда тело хочет настаивать на своем, оно принимает (как сказать?) ПАССИВНО настаивать на том, чем оно является; но в том состоянии, где тело находится сейчас, оно не МОЖЕТ принять оставаться таким, какое оно есть, оно очень хорошо предвидит то, что должно быть, и тогда возникает потребность остаться -- потребность остаться, не оставаясь, ты понимаешь? Это становится... постоянным и почти тотальным в трансформации.

(долгое молчание)

О! прошлую ночь, кажется, или в позапрошлую (я точно не помню), я тебе продемонстрировала то условие, в котором ты находишься. Сейчас я больше не помню ни слова.

Жаль!

Жаль. О! это было так ясно, и я тебе говорила: "Но ты видишь...". Это было так точно, видено в этом новом сознании. Я тебе сказала: "Вот так...". Но это было хорошо. Я тебе сказала: "Ты видишь, у тебя нет основания терзаться, все хорошо!" (Суджата смеется). Да, я это припоминаю! И я даже тебе объяснила, почему ты не сознаешь это, когда просыпаешься.

Это забавная вещь. Когда я нахожусь в том состоянии, я не сплю, но я и не пробуждена; это ни то, ни другое; это нечто вроде нового состояния, в котором я оказываюсь; нахожусь ли я в своей кровати или в своем кресле, это не составляет никакой разницы. Это определенное состояние, в которое я вхожу, где я знаю вещи таким ясным образом, и тогда (как для тебя) я их объясняю. А когда я выхожу из этого состояния, пуф! все кончилось... Это любопытно. Ночи очень-очень короткие -- очень короткие -- и все же, когда я ложусь нет еще и девяти часов, я думаю, и я просыпаюсь в половине пятого -- это составляет долгое время. И все же это очень коротко. Ведь я не сплю так, как спят люди (совсем нет), и я не просыпаюсь. Это другая вещь. И тогда вещи очевидны, их очень легко понять, я могу их объяснить (как я объясняю их тебе), и это явление совершенно естественное -- совсем не удивительно встретить тебя там (это не "встреча"; ты был там), и я много тебе рассказываю. А затем, пуф! кончено. Вдруг я кашляю или возникает где-то боль, и тогда... впадаешь в эту обычную глупость.

И иногда это происходит, когда я просто сижу там, в своем кресле.

И тогда, что странно, я слышу очень ясно, я вижу очень ясно, но, очевидно, это не с помощью обычных органов чувств, потому что сейчас, например, я плохо слышу и плохо вижу. А в тот момент... И я помню, что я делала что-то; например, когда я бываю со Шри Ауробиндо, то это происходит в том сознании; а сейчас, материально, мое тело сгорблено -- ночью оно совершенно нормально! И я не сплю! Что это? Я не знаю. Есть нечто... Это возможно?

И я не выхожу из своего тела... Или же это тело заменяется другим? -- Я не знаю.

И все по-другому.

________________________________________

Мать, "Адженда", Том XI, 1970, Часть 2

________________________________________

L'AGENDA DE MERE

XI

1970

________________________________________

4 марта 1970 (После чтения Афоризма 135) 135 - Всякое заболевание есть средство достичь новой радости здоровья; любая напасть, любая боль -- это подготовка Природы к более наполненному благу и великолепию; любая смерть -- это открытие к более широкому бессмертию. Отчего и почему это должно быть так? Это секрет Бога, в который может проникнуть только душа, очищенная от эгоизма. Да-да (Мать одобрительно кивает головой), это как раз то, что я делаю в данный момент. И следует действительно быть настойчивым. Это не для того, чтобы сделать себе комплимент, но я считаю, что это не легко! Потому что когда это касается витала или ментала это пустяк -- пустяк! Но когда переходишь к физическому... это трудно! (Мать смеется) Этот афоризм остается совершенно, совершенно верным. (Мать входит в созерцание, затем дает ученику красную розу) Да, вот "все человеческие страсти, повернутые к Божественному", а это (Мать дает красную розу), это Ответ.

________________________________________

7 марта 1970 Для начала я хочу сказать, что Нолини имел очень интересное переживание. Это было вчера. Он плохо себя чувствовал один-два дня: у него было головокружение, и он почти не мог ходить, словом, он был в довольно плачевном состоянии. И вдруг (он должен был пойти в баню, и он пошел, но каждый шаг давался ему с трудом), тогда вдруг, к нему пришло: "Все это из-за того, что твое физическое сознание не доверяет: оно не верит, у него нет доверия", и тогда, СРАЗУ ЖЕ, он почувствовал, что уловил что-то, и затем все ушло! Он стал совершенно здоров, и так оно и осталось. И он знал, что в его физическом сознании были сомнения и все старые идеи -- он разогнал их, и все стало хорошо. Это произошло с ним утром, я виделась с ним вечером, он был совершенно в порядке. Это интересно. Вот так, это все, что я хотела сказать. Это стало очень... острым, и в больших вещах, и в малых вещах (все это, в том смысле, что не важно, считается ли какая-то вещь важной или неважной). И для физического работа стала очень острой, и затем это отягощается здесь тем, что давление Сознания поднимает в людях дух раздора. Так что весь мир начинает ссориться! И я очень хорошо вижу, что все это из-за давления этого Сознания -- поднимается в людях все то, что сопротивляется. И тогда здесь возникает беспорядок... Я смотрю, я погляжу, что произойдет... Мне бы нужен (я ведь не могу принимать деятельную часть), мне бы нужен человек очень энергичный и очень-ОЧЕНЬ открытый. Со знанием, и в то же время ОЧЕНЬ спокойный, который действительно мог бы сопротивляться этому потоку -- нечто вроде бури. Но, в конце концов, такое впечатление, что дело стронулось, ты понимаешь, такое впечатление, что все поднялось, и нет больше спячки и полуинерции, так что... Со здоровьем тоже так. То тело в превосходном состоянии, то вдруг, как только возобновляется старое движение, а!... тело скрипит, вопит, о!... Но сознание (в теле) становится все более ясным и точным. И это сознание -- это не идея, это нечто вроде... да, состояние сознания, состояние единственного существования Божественного и единственной Реальности, и когда это там, все становится чудесно (физически, материально). Есть моменты интенсивности гармонии... совершенно исключительные. Но когда тело скрипит, мой мальчик, оно скрипит ужасно! И я получаю это в десятках писем: мольбы людей, которые сталкиваются со всевозможными трудностями, физическими трудностями (физические трудности самые неимоверные), затем трудности моральные, материальные, внешние трудности, внутренние трудности -- кажется, что все это сорвалось с цепи. У меня был странный сон, который, возможно, связан с этим... Я не знаю, я был с тобой, и Шри Ауробиндо был там (впрочем, я его не видел). А! Нет, я его не видел, но он был там, и затем вдруг, ты заболела, словом, ты легла на кровать, и Шри Ауробиндо сказал мне в тот момент (я его не видел, но это он мне сказал): "Надо, чтобы Мать питалась холодным мясом и холодными овощами!... И это было так, как если бы он послал меня с поручением, чтобы сделать это... Так что я пошел и сделал полный круг, я пришел с R, людьми из Ауровиля в одну комнату, которая была очень темной, набитой народом... (Мать кивает головой) И R крикнул: "Тихо!". У R был очень темный вид, ты знаешь, почти черный, и он закричал: "Тихо!"; и, по-видимому, это этим людям я пришел сказать, что Матери нужно холодное мясо и холодные овощи! (Мать смеется). Что это могло значить?... Ты не догадываешься, что это могло значить? У меня было впечатление, что эти люди были ужасно возбуждены, что это из-за них ты заболела, и что нужно было, чтобы они принесли тебе холодное питание! (Мать смеется) Но народ очень темный. Очень темный. О! путаница... Но я не знаю, ночью я очень часто связывался с людьми из Ауровиля, и все это утомительно, ты знаешь. А! это любопытно. Очень часто. Но это доказывает, что тебе там надо что-то сделать. Да, но на самом деле меня это не интересует.1

(Мать смеется) Это потому что все читают твою книгу. Да, ко мне также приходили попросить, чтобы я выступил по радио -- я ответил "нет"! О! (Мать смеется) мне этого не говорили, иначе бы я ответила. Но есть немало людей, которые тянутся сюда, чтобы меня увидеть. Да, очень-очень много людей прочли твою книгу; книга оказывает грандиозное воздействие... Я все время получаю письма: "Я прочел Путешествие Сознания, и это явилось для меня откровением", все время, все время. И книга начала также иметь большой эффект в США, в Канаде. Так что, естественно, это доставляет тебе ночи... утомительные! (молчание) Но у меня такое впечатление, что это Сознание разгоняет все социальные условности, хорошие манеры, хорошее воспитание, поэтому, естественно, все те, кто не очень глубоко с ним связан, начинают себя вести как скверные дети (!). (молчание) И в теле (в клетках, в сознании тела) идет постоянная большая битва между всеми материалистическими идеями и истинным сознание, и это доставляет... (жест скрипа). В течение четверти часа все скрипит -- боль, недомогание, как если бы все стало терзаться, с чудовищными противоречиями -- а затем, вдруг, под давлением истинного сознания, бр! все исчезает за минуту, и становится... чудо. Но это не стабильно: сражение продолжается. Но это действительно интересно. (молчание) Надо только держаться, это все! (Мать смеется)

________________________________________

13 марта 1970 (Ученик написал Матери немного неприятное письмо, потому что шли "доносы" -- которые, в конечном итоге, мы игнорировали -- что наш друг, Маркиз В., "шпион". Мы не понимаем этой ревности, и нас удивляло то, что Мать могла только слушать эти сплетни. Мы не понимали, что на самом деле Мать не "слушала", а работала со всеми элементами, которые приходили к ней. Это было ее "грязное поле битвы", как она говорила. Это указывает только на то, что атмосфера вокруг Матери начала становиться... странной.) Сатпрем, милый мой ребенок, Я не верю тому, что говорит мне Udar, ни тому, что говорят мне другие. Господь дал мне силу видеть вещи такими, какие они есть; и я не сужу. Наша связь другой природы, так что она не может быть затронута подобным ребячеством. Стало быть, до завтра, в мире и радости, чтобы рассеялись все тучи. Со всей моей нежностью и моим благословением. Подпись: Мать

________________________________________

14 марта 1970 (По поводу комментариев Матери на "Афоризмы") 383 - Машины необходимы современному человеку из-за его неизлечимого варварства. Если мы заключим себя в дурманящую массу комфорта и пышности, то обязательно упустим Искусство и его методы. Ибо это отнимает не только простоту и свободу, но и красоту. Роскошь наших предков была богатой, она видится пышной, но она никогда не подавляла. 384 - Я не могу назвать цивилизацией варварский комфорт и переполненную показуху европейской жизни. Люди, которые не свободны в своей душе и не благородно ритмически организованы, не цивилизованы. 385 - В нынешнее время под европейским влиянием искусство стало "утолщением" [наростом] жизни или никчемным лакеем; оно должно быть своим главным управляющим и обязательным организатором. Пока ментал правит жизнью с самоуверенным знанием, как же может быть установлено царство Божественного? 386 - Болезни затягиваются и кончаются смертью гораздо чаще, чем это неизбежно, потому что ментал поддерживает болезнь своего тела и отягощает все дело. Это абсолютная истина! 387 - Медицинская Наука была для человека скорее проклятьем, чем благословением. Конечно, она сокрушала силу эпидемий и открыла чудесную хирургию, но она также ослабила естественное здоровье человека и размножила индивидуальные заболевания; она внедрила страх и зависимость в ментал и тело; она приучила нас полагаться не на естественную прочность здоровья, а на шаткую и отвратительную опору таблеток царства минералов и растений. Это чудесно! восхитительно! 388 - Медицина наносит удар по болезни с помощью лекарств: иногда она достигает цели, иногда промахивается. Промахи сбрасываются со счетов; удары, достигшие цели, бережно копятся, записываются, приводятся в систему и составляют науку. 389 - Мы смеемся над дикарями из-за их веры в знахарей-целителей, но разве цивилизованный человек менее суеверен со своей верой в докторов? Дикарь устанавливает, что повторяя определенные заклинания, он часто лечит определенную болезнь: он верит в это. Цивилизованный больной устанавливает, что принимая определенное лекарство по определенному рецепту, он часто лечит определенную болезнь: он верит в это. Так в чем же разница? В заключение можно сказать, что это вера больного придает лекарству силу лечения. Возможно, если бы люди имели абсолютную веру в целительную силу Милости, то они бы избегали болезней.

* * *

(Голос Матери сильно изменился. Словно у Матери возникала все большая одышка, как если бы ее голос приходил издалека) (Обращаясь к Суджате:)... Завтра сделаем это -- завтра утром? (Суджата:) Но завтра утром ты очень занята, Мать. Но так ежедневно, моя малышка! это... это совершенно ужасно. Только два дня, в среду и субботу, я вычеркиваю все; даже "birthdays" [когда люди приходят под предлогом своего дня рожденья], я вижу их после полудня. В другие же дни это начинается в 8 часов и заканчивается в полдень. Это ужасно. Так что приходи завтра... в полдесятого строит? Хорошо? (молчание) (Обращаясь к Сатпрему:) Ты видел последние "Афоризмы"? Да, по поводу болезней, медицины... В этих "Афоризмах" Шри Ауробиндо написал одну маленькую фразу, которая показалась мне восхитительной: "Машины необходимы современному человеку из-за его неизлечимого варварства..." (Мать кивает головой и долгое время молчит) Сегодня я получила известие, что L.D. ушла2 . Ей была сделана очень серьезная операция (у нее был рак), она поправилась, вернулась к себе домой и написала мне письмо, в котором сказала: "Мне все лучше и лучше...", а затем ушла. Я получила это известие как раз сегодня. Вот так. Это как с R, то же самое: рецидив. И такое впечатление... Это то противоположное влияние, да, которое Шри Ауробиндо назвал варварством (Мать делает жест, который накрывает всю земную атмосферу). Это кажется... я не знаю, это отказ или неспособность выйти из ментальной конструкции. И действие этого Сознания... (как сказать?) оно почти безжалостное в том чтобы показывать, до какой степени всякая ментальная конструкция ложна -- все, даже реакции, которые кажутся спонтанными, все это является результатом чрезвычайно сложной ментальной конструкции.

Но оно безжалостно. Ментальная конструкция рождается внутри, и кажется таким естественным чувствовать сообразно ей, реагировать согласно ей, организовывать все согласно ей, что... это заставляет вас пройти рядом с Истиной. Это в организации самого тела. И тогда это Действие накладывает себя с необычайным могуществом, так что кажется (это нам так кажется) беспощадным (Мать ударяет своими кулаками по материи), чтобы мы усвоили этот урок. (долгое молчание) Вспоминаю время, когда Шри Ауробиндо был здесь... Ведь тогда внутренняя часть существа вошла в сознание, которое чувствовало, видело вещи сообразно всевышнему сознанию: там все по-другому; а затем, как раз когда Шри Ауробиндо заболел и когда начали происходить все эти вещи, сначала тот несчастный случай (Шри Ауробиндо сломал ногу3 )... тогда тело, ТЕЛО говорило все время: "Это все сны, грезы, это не для нас; у нас же есть тело, и тело так..." (жест под землю). Это было ужасно... И все это ушло. Это полностью ушло после стольких лет -- всех лет усилий -- это ушло, и само тело почувствовало божественное Присутствие, и было такое впечатление, что ... все обязательно изменится. А теперь, в эти дни, эта формация, которая раньше ушла (это земная формация, формация всего человечества, то есть, что видят, воспринимают те, которые даже только устремляются к этой всевышней Истине, а затем возвращаются к Факту [материальному] и ставятся перед этим болезненным ужасом вечного отрицания) и от которой тело было полностью освобождено -- теперь она вернулась. Она вернулась, но... когда она вернулась, когда она была видна, она была видна так, КАК ВИДЯТ ЛОЖЬ. И я поняла, до какой степени все изменилось, потому что, когда я видела эту формацию, было такое впечатление, что я смотрела на нее с улыбкой и было впечатление, а! что это старая формация, в которой больше нет истины. И это было необычайное переживание: что время этой формации кончилось. Это время кончилось. И это Давление Сознания есть давление на вещи, какими они были -- такими убогими, такими маленькими и такими темными и такими... неотвратимыми в то же время, в видимости -- все это, это... (Мать делает жест через плечо), все это позади, как прошлое, которое уже пройдено. Так что, действительно, я видела -- я видела, я поняла -- что работа этого Сознания (оно БЕЗ ПОЩАДЫ, его не заботит, трудно ли это или не трудно, даже, вероятно, его не заботит внешний ущерб) направлена на то, чтобы обычное состояние не было больше вещью такой тяжелой, такой темной и такой безобразной -- такой низкой -- и чтобы наступила заря... не так ли, нечто вырисовывается на горизонте: новое Сознание. Нечто более истинное и более светлое.

И то, что Шри Ауробиндо говорит в "Афоризмах", это как раз это: сила привычки и всех конструкций, которые кажутся "неизбежными" и "неустранимыми" в болезнях; все это, это как если бы переживания множились, чтобы показать... чтобы было понятно, что это только вопрос позиции -- позиции -- выйти... из этой ментальной тюрьмы, в которой замкнуто человечество и... вздохнуть наверху. И это переживание ТЕЛА. Раньше, все те, кто имели внутреннее переживание, говорили: "Да, наверху это так, но здесь..." Сейчас "но здесь" больше не так. Это покоряется, грандиозное изменение: что физическая жизнь должна управляться всевышним сознанием, а не ментальным миром. Это смена власти... Это трудно. Это тяжело. Это болезненно. Естественно, есть ломка, но... Но, действительно, можно видеть -- можно видеть. И это, это НАСТОЯЩЕЕ ИЗМЕНЕНИЕ, это то, что позволяет новому Сознанию выражать себя. И тело учит, тело учит урок -- все тело, все тело. (молчание) Это было старое деление, производимое менталом: "Вверху все очень хорошо, вы можете иметь все переживания, все озарения и все чудеса; здесь же ничего не поделаешь". И такое впечатление, что когда рождаешься в мире, то рождаешься еще "в мире, где ничего не поделаешь". Это, впрочем, объясняет, почему все те, кто не предвидели возможности того, что это может быть по-другому, говорили: "Лучше уйти, а затем..." Все это стало таким ясным! Но это изменение состоит в том, что это БОЛЬШЕ НЕ неизбежно, это великая Победа: это БОЛЬШЕ НЕ неизбежно. Чувствуешь -- чувствуешь, видишь, и само тело имело это переживание -- что и здесь тоже все будет более истинным. Есть ... действительно нечто изменилось в мире. (молчание) Естественно, требуется время, чтобы это действительно установилось. Это сражение. Со всех сторон, со всех планов приходят атаки, которые говорят: "Ничего не изменилось" -- но это не так. Это не так, тело знает, что это не так. И сейчас оно знает, оно знает, в каком смысле. И Шри Ауробиндо в своих "Афоризмах" написал как раз то, что я вижу в настоящий момент, это так пророчески! Это такое видение Истинной Вещи. Такое пророчество! (молчание) И сейчас я вижу, я вижу, как его уход и его работа такая... такая грандиозная, не так ли, и постоянная, в тонком физическом, как, насколько это помогло! Насколько он (Мать делает жест разминания материи), насколько он помог подготовить вещи, изменить структуру физического.

Все переживания, которые можно иметь, когда входишь в связь с высшими мирами, все это оставляет физическое здесь таким, как оно есть. (Как сказать?...) Всю свою жизнь до ухода Шри Ауробиндо я была в сознании того, что можно показывать, можно знать, можно иметь все переживания (и действительно, имеешь их), но когда возвращаешься в тело... заправляют все старые чу-до-вищ-ные ментальные законы. Так что все эти годы были годами подготовки -- освобождения и подготовки -- и в эти дни... ах! изменилась ФИЗИЧЕСКАЯ констатация, делаемая телом. Это еще должно быть worked out [выработано], как говорят, это должно быть еще реализовано во всех деталях, но это изменение ЕСТЬ ФАКТ -- изменение есть факт. То есть, материальные условия, которые были разработаны менталом, ЗАФИКСИРОВАНЫ им (Мать сильно сжимает свои кулаки) и которые казались такими неизбежными, до такой степени, что те, кто имели живое переживание высших миров, думали, что надо убежать из этого мира, оставить этот материальный мир, если действительно хочешь жить в Истине (вот что послужило причиной всех теорий и всех верований), но сейчас это больше не так. Сейчас это больше не так. Физическое СПОСОБНО принимать всевышний Свет, Истину, истинное Сознание и проявлять его. Это не легко, это требует терпения и воли, но придет день, когда это будет совершенно естественным. То есть, только-только дверь открылась -- это все, теперь надо идти. (молчание) Естественно, то, что было установлено, цепляется и защищается отчаянно. Вот что доставляет все неприятности (копошащийся жест в атмосфере земли) -- оно теряет свои позиции. Этому конец. Конец. (молчание) Это заняло... чуть больше года потребовалось этому Сознанию4 , чтобы одержать Победу. И к тому же, естественно, это видно только тем, кто имеет внутреннее видение, но... но это факт. (долгое молчание) Это было так, это была работа, которую дал мне Шри Ауробиндо. Сейчас я понимаю. Но это так со всех сторон -- со всех сторон -- ментальные силы, ментальные могущества поднимаются в протесте -- буйствуют в протесте -- чтобы наложить свои старые законы: "Но ведь всегда было так!..." Но с этим покончено. Это больше не будет так. (долгое молчание) В эти последние дни в битве, которая происходит в теле, было нечто очень интересное... Снаружи был нажим, приходило давление, чтобы дать телу такие переживания, чтобы заставить констатировать: "Нет, так было всегда, так и будет всегда; ты можешь пытаться, но это иллюзия", а затем пришло еще нечто, маленькая хорошенькая дезорганизация в теле, и тогда тело ответило на это через свою позицию: мир и покой вот так (жест незыблимости) и его позиция (жест - руки открыты): "Что Ты пожелаешь, Господь, как Ты хочешь..." -- Какое прояснение, все исчезло! И это происходило множество раз (по меньшей мере, дюжину раз за день). Так что -- так что тело начало чувствовать: "Во как!". Оно имело эту радость, эту радость... живого Чуда. Это не так, как было, это БОЛЬШЕ не так, как было -- это больше не так, как было. Надо еще сражаться, надо иметь терпение, отвагу, волю, доверие -- но это больше не "так". Эта старая вещь пытается цепляться -- отвратительно! Мерзко. Но... это больше не так. Это больше не так. Вот так. (молчание) И вот еще: до каких пор, до каких пределов тело будет идти? Это тоже, тело... СОВЕРШЕННО безмятежно и счастливо: что Ты пожелаешь. (долгое молчание) Все остальное кажется таким старым, таким старым, как нечто... что уже умерло -- что пытается возродиться, но не может. И все-все, все катастрофические обстоятельства, которые только могут быть: неприятности, сложности, трудности, все-все ожесточилось, как дикие звери, но... с этим кончено. Тело ЗНАЕТ, что с этим кончено. Возможно, это протянется еще века, но с этим кончено. Чтобы это исчезло, могут потребоваться века, но сейчас с этим кончено. Эта реализация, совершенно конкретная и абсолютная, какую можно было иметь, только выйдя из Материи (Мать опускает палец): несомненно, несомненно и определенно, что это будет ЗДЕСЬ. (Мать долго смотрит на ученика, затем берет его за руки) Это четырнадцатый месяц с тех пор, как пришло это Сознание -- четырнадцатый месяц: два раза по семь. (молчание) У нас сегодня четырнадцатое число? Да, четырнадцатое марта. Это интересно. Как он работал, с тех пор, как ушел! о!... все время... все время... (молчание) Это кажется... это кажется чудом в теле. Исчезновение этой формации кажется действительно чудесным. И все стало ясно. Посмотрим. (долгое молчание) Это идет относительно быстро. (молчание) Хорошо. То есть, все человеческие сознания, у которых есть хоть немного веры, теперь имеют возможность выйти из этого ментального гипноза? Да-да. Это так. Это так. Это так.

________________________________________

18 марта 1970 (По поводу последних Афоризмов и перевода на английский язык комментариев Матери) 394 - Мы должны пользоваться божественным здоровьем, которое есть в нас, чтобы лечить и предотвращать болезни; но Галлий, Гиппократ и все святое семейство дают нам вместо этого весь арсенал медикаментов и всевозможных заклинаний на латыни, что составляет физическое евангелие. 400 - Было время, когда человек естественным образом был в добром здравии, и это время может вернуться при том условии, что человек позволит это; но медицинская наука преследует нас грудой лекарств и осаждает наше воображение ненасытной ордой микробов. 401 - Я предпочел бы умереть и скорее покончить со всем этим, чем проводить свою жизнь в защите от фантома микробов. Если это бытие варварское, а не просвещенное, я с радостью обниму свою киммерийскую преисподню. 402 - Хирурги знают и лечат, кромсая тело и нанося увечья. Почему бы лучше не поискать прямых всемогущественных средств Природы? 403 - Пройдет много времени, прежде чем самолечение заменит медицину; это из-за страха, недостатка веры в себя медицинская наука приучила наш ментал и наше тело к физической вере в неестественные медикаменты, и сделало это нашей второй природой. В действительности, очень часто ответ приходит ко мне на английском языке, потому что он исходит от Шри Ауробиндо. Когда я читаю, то прислушиваюсь, и он говорит. И тогда я перевожу и записываю! я перевожу на французский. Но я могла бы одновременно писать и на английском. Еще вчера... Ты читал это вчера?... Вчера он набросился на докторов! Он сказал: "Потому что, естественно, не нужно ничего этого [медицинских лекарств], надо, чтобы изменилась природа." Это слишком старая привычка. Что же я сказала? (ученик читает) Никоим внешним образом через ментальную волю в необходимость лекарств мы не можем бороться с болезнью. Только выйдя из ментальной тюрьмы и сознательно появившись в свете духа, можем мы, через сознательное единство с Божественным, позволить ему восстановить в нас равновесие и здравие, которое мы ищем. Супраментальная трансформация является единственным истинным средством." (молчание) Это переживание, которое я имею сейчас вот уже месяцы (особенно, этот год), переживание "перемещения" сознания -- вместо того, чтобы сознанию быть в обычном состоянии, если оно перемещается (я говорю о сознании тела), если оно непосредственно подключается к Божественному, то несколько... всего лишь несколько секунд, иногда минут -- и боль исчезает совершенно. И если только сделать так (Мать немного наклоняет палец влево), то есть, совсем немного вернуться назад, как боль сразу же возвращается. А если сознание сохраняет верную позицию, то все в полном порядке. Да, такую вещь я проделывала сотни раз, даже с такой болью, как зубная боль (эту боль труднее всего унять), а также с другими острыми болями в том или ином месте. Да, переживание делается ЧЕРЕЗ ТЕЛО. Тело это знает. (долгое молчание) Это очень интересно, потому что это переживание тело имело во всех деталях и на всех стадиях... Сначала тело обнаружило, что лучше не думать о боли, не быть занятым ею. Это первая стадия. После этого тело обнаружило, что когда оно занято чем-то другим, тогда боль сильно уменьшается. Затем оно имело переживание того, что если кто-то приближается к нему (кто знает, что вы больны), то боль возвращается! Все это очень-очень интересно: такие маленькие констатации каждую минуту. И, в конечном счете, телу все время доказывается, и оно совершенно убедилось, что как только оно концентрируется на Божественном, как только оно входит с ним в связь (потому что оно ЧУВСТВУЕТ, оно имеет ощущение в клетках), как только оно концентрируется (не занимаясь в это время болезнью: лучше ей не заниматься), так боль полностью исчезает, до такой степени, что... Есть такие случаи (когда что-то причиняет боль, и тогда первое действие -- не чувствовать больше боль), были случаи, когда сначала тело просили Вмешательства (в тело), и это имело свой эффект, но было ощущение борьбы, сопротивления (нечто такого): на это требуется немного времени; но когда тело концентрируется БЕЗ ПРОСЬБЫ, не так ли (просто отдавая себя), концентрируется на Божественном, когда оно больше об этом не думает, когда само тело больше не думает о боли, то по истечении некоторого времени тело замечает, что боль полностью исчезла! -- тело больше не думает, и ничего и нет. Это переживание повторялось СОТНИ раз, во всевозможные вещах. (молчание) Надо иметь состояние, в котором исчезает возможность несчастного случая. Но это... это, я не знаю. Это будет естественным условием супраментальной жизни. И тогда, естественно, если это состояние перейдет в тело, тогда сама конституция тела должна измениться -- она изменится. Как? Этого я еще не знаю. Это в направлении совершенной послушности Материи Сознанию (всевышнему Сознанию); для сегодняшнего переживания это Сознание является божественным сознанием, но, очень вероятно, это то, что Шри Ауробиндо называл супраментальным сознанием. Потому что оно должно иметь... (жест шкалы) беспредельное восхождение. Это сознание, в котором полностью исчезает ощущение эго, его больше нет. Нет больше одной "личности" перед другими, не так ли, нет личности, которая воспринимает влияния и посылает их -- это больше не так. Это всеобщая игра силы (Мать делает широкий жест движения), где каждый спонтанно играет свою роль. Тело имело это переживание множество раз. Оно очень долгое время оставалось в этом. Сейчас, это почти... это связь по отношению к вещам и существам (старая связь), это уже становится воспоминанием. Это больше не... это больше не естественно. (долгое молчание) Я не знаю, как объяснить... Нечто радикально изменилось не только в сознании тела, но и в его функционировании. В настоящий момент это еще трудно объяснить... Ведь образ существа в центре и того, что вещи идут к вам и в связи с этим (эгоистическим центром), это все старая вещь, которая давно ушла. Но есть еще... (молчание) Это не совсем так, но это немного так: как если бы все клетки были как бы подключены -- подключены к нечто, что их превосходит, даже в пространстве, и что дает им ощущение их центра. Но этот центр... это не это (Мать указывает на себя), и не... (как сказать?) не локализован; это... ни это (тело), ни свыше, ни... Это не локализовано. И, однако, у клеток такое впечатление, что Сила -- движущая сила или сила-воля -- которая проистекает из этого "это", разливается (нисходящий жест, веером), чтобы войти в тело. И... (это интересно), у тела такое впечатление, что оно более НЕПОСРЕДСТВЕННО связано с "этим" и что через тело "это" действует на других, на окружение -- но это не "другие", это... Иногда у тела даже было впечатление, что некоторые эти вещи ("другие", которые вокруг) ближе к нему, чем другие... Об этом трудно говорить... Но это спонтанно. Ведь трудность состоит в том, чтобы выразить это, мне надо начать думать, тогда как это спонтанно: это ощущение, а не мысль. Например, ночью, когда я одна, бывают такие моменты, когда возникает ощущение расстройства или тревоги, стеснения в некоторой части (в "окружении"), и тогда средство тела (тело хорошо знает, что это приходит к нему снаружи -- не "снаружи", это не то слово: на расстоянии... я не знаю, как сказать), и единственное средство исправления этого заключается в том, что тело устремляется в этот светлый центр -- это не "притягивать" к себе что-то, а... вовлекаться в это. (Мать входит в долгое созерцание, затем выходит) Было, рядом с тобой, но очень... (как сказать?) очень видимо и очень отчетливо, то, кем ты был в предыдущей жизни. Голова, я могла бы ее нарисовать... бритая голова, очень большая, с немного удлиненным подбородком и тонким носом. Однако это точно ты, это забавно. Но цвет... цвет лица отчетливо индийский (цвет индийский, то есть, ничего розового), большие глаза, около 25-30 лет. Голова немного больше, чем твоя (не слишком, но все же больше). Но ОЧЕНЬ БЛИЗКО к тебе, я хочу сказать, очень связано... Большой лоб -- большой, лоб очень большой. И голова как... голова как груша. Он был в медитации, а затем, в какой-то момент, посмотрел на меня: взгляд был совершенно светлый... Как если бы оно был так близко, так близко -- он не был где-то далеко: это было здесь. Это любопытно. Ты ничего не чувствовал? Но у меня было впечатление, что это не новый факт: как если бы он был там постоянным образом. Это забавно. Это было почти так, как если бы я видела его своими глазами (физическими).

Голова чуть больше твоей -- не много, а чуть-чуть. И он так на тебя похож! (Мать смеется) Это (лоб): большой. Было такое впечатление, что он обосновался там. Не пришел с визитом: обосновался. Какого рода помощь он приносил? Это существо, которое делало очень интенсивную йогу. Это связано с высшими сознаниями. Но очень... он должен был быть очень-очень аскетичным... Он был занят не этим (материей): он был полностью в связи с Сознанием -- очень-очень сконцентрированным. Моя трудность в распознании сил и влияний заключается в том, что это всегда передается во мне через интенсивность силы, так что я не могу разобрать; это всегда "сила", ты понимаешь, интенсивность. Да, у него это должно быть ОЧЕНЬ интенсивным! И он улыбался. Улыбался, как если бы имел очень счастливое переживание. Но ПОЛНОСТЬЮ ВВЕРХУ. Вероятно, не очень-то интересуясь внешним. Это должен быть саньясин. Впрочем, он был... совершенно обнаженным, был виден только маленький кусочек ткани, но эта ткань была оранжевой... Это точно цвет, присущий индийцам. И в какой-то момент он посмотрел: глаза были очень красивыми, взгляд бы прекрасным. Очень сильное стремление.

________________________________________

21 марта 1970 (Разговор начался в присутствии Нолини и проходил на английском языке) Ты получил вчера "Афоризмы"?... Может быть, Нолини скажет что-нибудь... 408 - Я не бхакти, ибо я не отказался от мира ради Бога. Как я могу отказаться от того, что он забирает у меня силой и возвращает против моей воли?... (Мать смеется) Так что Т спрашивает меня, что Шри Ауробиндо хотел этим сказать. Есть и другой Афоризм. 412 - Однажды, когда я узнал, что Бог был женщиной... (смех), я смутно понял, что такое любовь; но только когда я стал женщиной и следовал за моим Хозяином и Возлюбленным, я совершенно понял, что такое любовь. Что он в точности хочет сказать? Вы не знаете, когда он это написал?... Я ответила Т: "Я не могу ответить, потому что пока он был в теле, он никогда не то же существо. Рамакришна тоже один раз становился женщиной: Бог был Кришной, а он становился женщиной. В течение долгого времени у него было это впечатление. Для меня, естественно, этот Афоризм полон юмора! (Мать смеется) (Сатпрем:) Да, ты написала Т: "Шри Ауробиндо был гением юмора, и остается только восхищаться и замолкать." Это был мой первый ответ, но затем Т меня спросила: "Но почему же Шри Ауробиндо сказал именно так?..." Это зависит от того, когда это было написано. (Сатпрем:) Кажется, это то же переживание, которое имел Рамакришна. (Нолини:) В этот период он подписывал письма не "Шри Ауробиндо", а "Кали". О! (Нолини:) Да, всегда... Все письма, которые он писал Мотилалу [Motilal], он подисывал так. Ну и способ выражаться!... (все смеются).

* * *

Немного позднее Этим утром в течение ЧАСОВ я имело это переживание (ТЕЛА - тела), что не существует ничего, кроме Божественного. И два состояния вот так (Мать переплетает пальцы обеих рук). Но в течение часов... И недомогание по малейшему поводу5 гораздо больше, чем в обычной жизни, и чудесное самочувствие, все это вот так (Мать делает жест, означающий тесное объединение). Надо быть очень-очень-очень спокойным. Это переносимо только во внутреннем покое. Для тела это переносимо только тогда, когда наступает момент, когда тело убеждено, что Божественное есть единственная Истина, тогда все в порядке. Тогда тело знает, что недомогание, каким бы сильным оно ни было, наверняка пройдет. Так что тело спокойно... Это то, что оно усвоило... Это началось вчера вечером и длилось все утро -- в действительности, пока ты не пришел, но даже сейчас это еще есть. (долгое молчание) Да, это как если бы это Сознание активизировало бы все вещи, чтобы они были более ощутимыми: все обстоятельства жизни. Фантастически истории! фантастические... невероятные. Недомогания, недоразумения, споры, все-все стало острым-острым-острым, как если бы ты был обязан все это видеть. (молчание) Странная вещь: здесь была одна женщина (сейчас ее здесь уже нет), и она написала одно письмо, которое пришло в конверте (письмо прошло через почту со штампами и печатями Женевы): письмо с нападками на Ашрам из-за того, какой прием ей здесь устроили. И в то же время (это письмо пришло вчера), этим утром пришла телеграмма из Бомбея, в которой она благодарила меня за оказанным прием! В телеграмме много благодарностей, и она говорит: в субботу (то есть, сегодня), я отправляюсь в Женеву. А письмо из Женевы пришло еще раньше, то есть, вчера! Телеграмма же пришла сегодня! (Мать смеется)... Невозможно понять. И на телеграмме была дата, конечно же. И те же самые имена. В одном: нападки; в другом: благодарности!... И это не единственный пример -- это самый последний, это как иллюстрация того, о чем я говорила. Есть, очевидно, воля перевернуть все наши мнимые обычные представления. (долгое молчание) А! требуется еще много времени... Но все идет настолько быстро, насколько это возможно. Только много работы.