Мать, "Адженда", Том X, Январь 1969

27 августа 1969 Тут нашли одну бумагу, которую я написала почти сразу после ухода Шри Ауробиндо. Отчасти я тебе об этом уже говорила, а здесь полный текст. Есть дата... (Мать протягивает текст ученику) 26 января 1951 Но это очень лично. (далее текст Матери) (Речь идет об одном человеке из окружения Шри Ауробиндо, который пытался уничтожить Мать и отделить Мать от Шри Ауробиндо. В самом деле, очевидно и понятно, что тень наиболее сильна прямо под светом и что тот или та, кто вызывается делать божественную работу, должны возложить на себя весь груз Противостояния. Следовательно, возле Шри Ауробиндо и Матери находились самые большие противники. Это также объясняет уход Матери и помрачение ситуации как в Ауровиле, так и в Ашраме после ухода Матери. По очевидным причинам мы не публикуем ни текста заметки Матери, ни всего долгого разговора, который последовал за этим, а приводим лишь несколько кратких выдержек, в той мере, как они иллюстрируют "проблему" или, возможно, мистерию ухода Шри Ауробиндо и Матери, поскольку они ушли по одной и той же причине.) Да, естественно, это не должно быть опубликовано, но это нужно сохранить. Но какую роль она играла? Она почти что говорила, что я предала его работу – все, все, что только можно вообразить. Но Шри Ауробиндо не хотел вмешиваться? Никогда. Это удивительно... Это удивительно, манера, в которой Шри Ауробиндо не вмешивался. Никогда-никогда. У него было такое убеждение: "Это Всевышний Господь делает все." Так что... так и должно быть. Но я, в своем маленьком сознании. нахожу это ошарашивающим, даже смехотворным, ничтожным, что какая-то маленькая женщина обладает сравнимой силой! Но за ней стоял большой Асура [см. "Адженда", том I, стр. 301]. За ней была враждебная сила. Сама женщина была ничем, но она была очень восприимчива к этим силам. И он не хотел ее сокрушить? О! он не хотел. Было только: сострадание, доброта, терпение... Два раза я видела, как он гневался на нее – два раза. Но сразу же спохватывался. (Молчание) Печальная история, но в конце концов... ПОтом я увидела, я поняла. Сейчас я знаю. С точки зрения работы это было... это было то, что должно было произойти. Я никогда ничего не говорила, Шри Ауробиндо ничего не говорил – все, что написано, вот оно (эта запись), я никогда ничего не говорила. (Молчание) Маленькие человеческие индивиды служат инструментами, и больше ничего. Но, уступая (потому что, в некотором роде, он уступал), одержал ли он бóльшую победу на Асуром? О! да, несравненно бóльшую. Это то, что от меня ускользает. Несравненно бо'льшую. И он не оставил работу, не так ли; он никогда не оставлял работу, он никогда не прекращал работы. Все супраментальные силы, которые были аккумулированы в его теле, он передал мне – я все это получила. А остальное осталось в тонком физическом, где он делает работу. И он сказал: "Я вернусь только в супраментальном теле." (Молчание) Это было... чудовищно, ты понимаешь... Я не говорила ничего, я никогда ничего не говорила... Да: один раз она была такой ужасной, что я выгнала ее от Шри Ауробиндо, из его комнаты; она была такой несносной, что я дала ей пощечину. А когда я вернулась, Шри Ауробиндо сказал мне: "You ought not to have done it..." ["Ты не должна этого делать."] Это был... Это был способ более... более высокий, можно сказать, более божественный, чтобы ослабить враждебную силу. (долгое молчание) А! послушай... (Мать берет запись возле себя) Есть друид [кельтский жрец], один друид, который еще существует в Бретани, и он написал F письмо, чтобы сказать ей, что он услышал об Ауровиле через их общего знакомого и хотел бы приехать. Он сказал: я беден, я не могу ничего дать (есть еще одна женщина, они хотят приехать вместе), и он написал, что подарит книгу; это книга одного из их друзей, который имел "финансовое и экономическое видение" мира; он собирается привезти это (он говорит, что это откровение), чтобы это могло послужить Ауровилю. Так что, отвечая ему, я хочу сказать: "Вот базис, на котором основывается Ауровиль..." (Мать берет запись) не должны служить тому, чтобы зарабатывать деньги... Давным-давно я написала это по-английски; я послала это в Америку: это сделало революцию! – большинство людей: возмущены, что можно только подумать о такой вещи! ... Деньги должны служить тому, чтобы подготовить на земле манифестацию нового творения. Так что мы посмотрим на друида!... Так что у нас уже четверо: первый – целитель, который вроде бы нашел средство от рака; второй – целитель, который умеет лечить руками; затем... (Мать ищет) а! да, персидский изобретатель, который сделал "необычные" изобретения (он прислал бумагу) для воспитания (опять для воспитания детей), он приедет в сентябре... Это будет забавно, все это! Да! по крайней мере, мы узнаем правду! Но друид пишет, что у него нет ни гроша, так что пошлем R (архитектора Ауровиля), который, возможно, организует что-нибудь... Он изучал все религии, и... (смеясь) остановился на друидизме. Он бретонец. Да, я догадываюсь! И он считает эту книгу своего друга очень ценным подарком (не знаю, опубликована она или нет), как революцией. Так что лучше заранее послать ему эту записку, потому что я не знаю, что в книге, но если там аналогичная идея, то пусть он знает, что у нас это уже есть! (долгое молчание) Нужно стереть это. (Мать указывает на магнитофон) Да, это проблема, которую... которую я не совсем понимаю, это проблема невмешательства. В какой мере следует вмешиваться и когда не вмешиваться? Или всегда позволять, чтобы все шло так, как оно идет? Нет права не вмешиваться до тех пор, пока нет постоянного – постоянного и интимного – единства со Всевышним; пока не являешься ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ Силы, всевышнего Сознания. Это все. В противном случае нужно вмешиваться. И он обладал этим ощущением по максимуму, не так ли; это с ним я научилась не делать этого. Иначе есть игра сил и НЕОБХОДИМО вмешиваться. Но там, если делаешь вот так (жест недвижимости, обращенной к высотам), тогда приходит это Всевышнее Могущество. Так что... Это ужасное испытание. Да... да – чтобы увидеть, способны ли мы делать работу! (Молчание) Это наиболее мощное средство очищения, которое только можно вообразить... Да, я это знаю... В этой точке кончено, даже физически, со всеми-всеми возможными реакциями. Я тебе говорила: единственный раз, который я допустила и который показался мне отвратительной слабостью, это когда я дала пощечину. Вот так. (Мать дает Сатпрему и Суджате цветы "Сострадание Шри Ауробиндо") 30 августа 1969 Начинают приходить письма по поводу Ауровиля (Мать указывает на множество записок), есть еще масса других, но везде вопрос о внутренних финансах: я хотела бы, чтобы внутри Ауровиля не было денег (чтобы улаживать внутренние дела), чтобы деньги сохранились исключительно для связи с внешним миром. Но я написала не это; я написала кое-что другое (Мать протягивает первую запись). Я говорила тебе об этом множество раз: Ауровилю предназначено быть колыбелью сверхчеловечества А затем это: Ауровиль свободный интернациональный город. Ни армии, ни полиции Браво! ...Они заменятся батальном спасателей, составленным из атлетов и гимнастов О! все это потрясающе! Да, сразу же. Сразу же сделать это. Да, ни армии, ни полиции. Да-да! А затем (Мать кивает на третью запись), это для въезда, потому что в Ауровиле есть порт, так что въезд, естественно, свободный, потому что у нас нет границ, нет стен, мы находимся в Индии, так что я не хочу накладывать свой закон на всю Индию (!), но это можно заменить портовым контролем: мы допускаем лишь то, что можно потребить в Ауровиле – чтобы не служить подпольным местом для беспошлинного ввоза товаров. (ученик читает) Нет таможен, но разрешается ввозить лишь то, что можно потребить в городе. Это все. Да, чтобы избежать перетока в другую часть Индии. Да, если бы люди были честными, было бы хорошо, но это не так! Ни полиции и ни армии. Да, это хорошо! И тогда это придает глубокий смысл физическому воспитанию: такие люди способны тушить пожар, спасть людей и т.п. И не будет требоваться много: пятьдесят центов хватит на весь город, все начинается вот так. И у Dr. S также есть идея, чем заменить тюрьмы (потому что не будет заключенных, и не нужно будет выбрасывать нечестных людей в остальную часть Индии!) Нужно будет заменить тюрьмы и "приюты" чем-то другим... Над этим работают. Ищут. Это будет очень интересно! И второе: место, где можно будет собрать всех детей, когда родители не хотят заниматься со своими детьми или занимаются с ними плохо. И при всем этом будут невозможны несчастные случаи или потери – но тюрем и приютов не будет. Но это еще предстоит выработать. (Молчание) На севере Пондишери, на берегу моря, есть места, на которых никогда ничего не могли делать (они постоянно затопляются), и есть средства использовать их, так что я попытаюсь получить у правительства разрешение занять эти места. Если можно будет заиметь их, тогда мы будем иметь свободный порт, свободный аэропорт, аэродром, и затем будем выращивать сельскохозяйственные культуры в соответствии с новым методом орошения морской водой, и естественно, будет перегонка морской воды – ведь уже нашли что-то, чтобы превращать морскую воду в питьевую (Мать берет брошюру возле себя). Это, я думаю, французский хозяйственный способ, это очень интересно. Это в пути, если подождать еще несколько лет, все будет хорошо. (долгое молчание) Я проводила большую часть ночи со Шри Ауробиндо (почти всю ночь до трех часов утра), и он не только показывал мне и объяснял, а он сам БЫЛ тем, что он показывал: он подготавливается к новому творению. И он говорил мне этой ночью, он показывал мне, что и как это будет, каким будет тело. Я вспоминаю, что когда я проснулась, он был распростерт на кровати, а я стояла на коленях возле кровати и рассматривала, а затем, будучи в новом теле, он мне объяснял, каким будет тело сверхчеловека (супраментальное существо), и это было таким живым, что даже когда я проснулась, это осталось, я еще его видела. Но детали... (как сказать?) воспоминания не столь точно, чтобы можно было их объяснить (я не знаю, как сказать). У меня еще есть это видение... тело было цвета... оно не отбрасывало лучей света, но было особое сияние, и что было в этом сиянии... немного как цветок Ауровиля (но это не так, это казалось совершенно естественным). Он показывал мне свое тело; он был распростерт, он показывал мне свое тело, он сказал мне: "Вот какое оно." Форма была почти подобна... Я еще помню это (жест в атмосфере), но я не знаю, как объяснить... И в последнее время я себе говорила: "Любопытно, что мы совсем не знаем, как это будет", я сама себе говорила: "Никто мне не говорит об этом", потому что это Сознание действует гораздо в большей степени через сознание, а не через видение. Так что я увидела это этой ночью. Долго-долго я была со Шри Ауробиндо, очень долго, в течение нескольких часов. Это вошло в сознание, это когда-нибудь из него выйдет. Но я храню воспоминание о прошлом разе: я рассматривала его, он лежал и объяснял мне, это было.. это было как фосфоресцирующее тело, но это не было фосфоресцирующим телом, оно было... похоже, если я не ошибаюсь, цвета этого сари (мать указывает на сари Суджаты), нечто подобное. Оранжевое? Нет... Это розовый цвет, который отсвечивал золотом, ты понимаешь? Так что было видно два цвета вместе, вот так. (долгое молчание) Это забавно... Я делаю самое лучшее, чтобы направлять правительство, и Индира очень открыта, но масса населения говорит: "Она становится коммунистом!", а коммунисты говорят: "Это буржуазное правительство!". это очень забавно, потому что это точно показывает позицию обеих партий по отношению к идеям Шри Ауробиндо! (Молчание) Ты что-нибудь принес? Вчера у меня был долгий интересный разговор с одним девятнадцатилетним парнем, который делал "майскую революцию" в Париже и который был среди лидеров студентов-коммунистов... Он прочел тот короткий текст, который я написал и озаглавил "Великий Смысл", где я пытался сказать об истинном смысле вещей, что он заключается ни в насилии, ни в не-насилии, что это "нечто иное". Он коммунист, но это его очень потрясло, это глубоко его затронуло, и по поводу этого у него возник один вопрос. Так что я попытался объяснить ему то, что однажды мне сказала: это идея молчаливой, неподвижной революции; сотни тысяч студентов отказываются, не шевелятся, говоря: мы не хотим дипломов, мы не хотим теперешнего устройства общества, мы не хотим больше быть ни инженерами, ни медиками, ничем – мы хотим нечто иное Он понял? Да, он понял, это вошло, это вошло как нечто вроде откровения. А! Во Франции много насилия? Да, эта революция, которая вначале началась через божественную силу, вдруг обернулась насилием. Так что я ему объяснял: если вы хотите будущего, что же, нужно применять средства будущего. А средства будущего – это не пистолеты: это внутренние средства – внутреннее могущество. Вы хотите нечто иного; что же, взывайте к этому нечто иному. Да. И оно вам ответит... Это было очень забавно, все эти структуры были химерами... в простоте. Это так. Перед простотой вещей. Да, это так. А! у меня было подобное переживание (не знаю, были ли это сегодняшним утром, или вчерашним утром или ночью), в течение некоторого времени я была в том сознании, где отдельной индивидуальности больше не существует, но принцип... (как сказать?) остается особый принцип каждого индивида в универсальном Сознании. И в тот момент, мой мальчик, все стало ТАКИМ чудесным!... Это длилось, возможно, час, может быть, чуть больше или меньше, я не знаю, но в конце концов достаточно долго, чтобы... (Мать смеется) я хочу сказать, чтобы развернуться там внутри. Больше не было, БОЛЬШЕ не было разделения, это исчезло, но некое... (как сказать?) это почти как способ видеть; способ видеть каждого индивида (это не только способ видеть, но и способ действия в то же время, "позиция", то есть, часть инициированного действия через этот способ видеть), это осталось. Это осталось в Единстве – никакого разделения. И тогда каждая вещь занимает свое место – чудесная эффективность всего. И в то же время... Я не могу, слова слишком немощны. Я вспомнила, когда я имела это переживание, одну фразу Шри Ауробиндо, где он говорит, что, в конце концов, Всевышний – это только ребенок, который играет (ты знаешь это, он выразился определенным образом) и я поняла, ПОЧЕМУ он использовал эти слова, это было... это было нечто... очевидно, на нашем языке это невозможно сформулировать, но ЖИТЬ там внутри, жить этим, не так ли, это... это ощущение всемогущества такого-такого совершенного, такого гармоничного в то же время, да, такого гармоничного, что все улыбается. Это невероятно. Невыразимо. Я имела это переживание, а затем оно ушло. Снова оказываешься в путанице со ежедневной работой. И я вспоминаю... Это интересно, поскольку когда я была там, я вспомнила тот вопрос, который ты задавал относительно Павитры, спрашивая, остается ли принцип индивидуальности; тогда некоторая часть меня сказала тебе: "Сам видишь, это вот так!" (Мать смеется). Я вспомнила твой вопрос, я сказала: это вот так, нет БОЛЬШЕ разделения, но... но это чудо комплексности остается – чудо комплексности. И такое впечатление, что все-все-все находится на своем месте, а когда все на своем месте, это совершенно гармонично. О! это было... это было действительно откровение. Я думаю, что все эти переживания составляют часть сознания супраментала, сверхчеловека (как их назвать? мы не знаем). Это было утром, после ночи со Шри Ауробиндо, и это было там (Мать указывает на ванную комнату), я делала что-то, но это не имело никакого значения – что чудесно, это то, что эти переживания не предполагают, чтобы ничто не шевелилось! Переживание приходит, и можно продолжать делать что-то, и в то же время видится действие, все это странно... Это было этим утром (не так давно). Это началось вчера, затем продолжилось ночью и этим утром... Да, это стоит того, чтобы жить. Есть впечатление: да, это жизнь! да, это что-то. Все остальное, это... Все остальное, даже тело, такое впечатление, что все время ударяется о препятствие: непонимания, вещи, которые не отвечают. У меня впечатление, что все время ударяешься вот так, тогда как там (обширный жест, который включает все). Да, существо, которое постоянно живет в том состоянии... И я видела, я тебе говорила, я видела: тело делается другим, оно не мешает – оно не мешает. Ты видишь, я даже могла вспомнить что-то, что ты говорил. Все это вместе. Возможно, так будет жить сверхчеловек?... (Молчание) Он будет иметь силу менять жизнь. 3 сентября 1969 В течение двух дней у меня было нечто ретроспективного видения ужасов жизни... как это видится новому Сознанию, и что любопытно, спрашивалось, как это можно было пройти через все эти ужасы... Это началось с некоего совершенно отталкивающего восприятия условий людей с точки зрения сознания – темноты и этого эгоцентричного видения, такого узкого. Это было начало, а затем было так, как если бы Сознание хотело мне сказать: "О! но там тебе нечего делать, было бы гораздо лучше, если бы этого не было прежде!" (Мать смеется) И оно заставило просмотреть все это так... (жест - как фильм) ох!... Это было так ужасно, что я спросила себя, как такое было возможно. Например, состояние духа людей, которые сожгли Жанну д'Арк. Веселенькое дельце... (долгое молчание) Кажется, что в этом месяце поистине будет нашествие на Ашрам... Приедут эти люди (целитель, друид и т.д.), а затем хочет приехать Индира, а затем еще министр образования, который косо смотрит и выражает ужас по поводу Ашрама – она попросила его приехать!... Так что в сентябре будет нашествие. (долгое молчание) (Мать смеется)... Вчера я имела очень забавное переживание... Сначала на земле были эти безобразные твари, не так ли (я не знаю, как они называются, но, в конце концов, это настоящие монстры, толстокожие). А затем у меня было видение (как если бы я была там) первого медведя, но гораздо бо'льшего, чем обычные медведи (чем те, которые есть сегодня), но с КРАСИВЫМ шелковистым мехом (Мать гладит мех), и этот медведь сидел – он сидел у озера, в некой... почти что в созерцательности, очень мирный, с впечатлением большой силы, но силы очень мирной, не воинственной. И эти большие твари, как их?... Динозавры? Да, все эти твари пришли со всех сторон и смотрели на это (Мать таращит глаза) почти с почтением и восхищением; это было очень любопытно, как нечто чудесное, что они еще не видели... ты знаешь, это было необычайно, и таким-таким живым, реальным! И бог знает, что у меня не было мыслей – я видела. Я видела это, и некое восхищение всех тварей этим необычным животным... Шелковистый мех (Мать щупает), он был очень шелковистым, это густой мех – густой мех, отливающий бурым золотом. Это была самка. Она была такой мирной, как бы сознавая свое превосходство! Очень забавно. А затем я увидела, что УЖЕ был атом сознания – сознания, которое должно стать психическим существом – в этом. И все это отдавало таким миром и ... уверенностью. И что это должно эволюционировать и стать сознанием человека. Это было действительно интересно. Она была гораздо больше, гораздо больше, чем медведи, какими мы их знаем, но из-за этого (этой мирной атмосферы) со всей округи собрались все другие твари, они пришли со всех сторон и смотрели большими восхищенными глазами! Это было действительно забавно. Я только что видела это этим утром в связи с кем-то, кто был первой инкарнацией (!) И все эти истории... Ты знаешь, теософские истории, я всегда думала, что это были сказки на ночь, но это, это было... без мысли, ничего-ничего: эта личность была там, сидела возле меня, а затем она вошла в очень глубокую медитацию, и я смотрела (ее голова была здесь, рядом с коленями Матери), я смотрела, и вдруг я потеряла весь контакт с теперешней жизнью и оказалась там и видела это. И я видела это долгое время, не мельком: долгое время, в течение нескольких минут. И я видела, как все двигалось: это было живым, это не было картинкой – я видела, как все твари двигались, приходили, прибывали со всех сторон и даже через озеро!... И это была как большая масса, прекрасный мех, который блестел на солнце, все это было так мило! И уже был атом сознания. Интересно. По сути, ужасен и гнил именно ментальный путь. Да-да! Да, особенно это жестокое несознание, о!... (Мать входит в долгую медитацию, затем открывает глаза и говорит по-английски) The day when you come is the only day when I can sit quietly here – the other days it's a constant-constant-constant... [День, когда ты приходишь – это единственный день, когда я могу здесь сидеть спокойно – в другие дни это постоянно-постоянно-постоянно...] I have nothing to say. [Мне нечего сказать.] 6 сентября 1969 Я тебе говорила, что должна приехать Индира, но и Президент (Giri) тоже прибудет, 14 сентября... Это любопытно, что что-то побуждает людей приходить со всех сторон. Да. * Немного позднее Это забавно: большинство людей испытывают страх перед невидимым до такой степени, что после того, как кто-то умер (кого они очень любили при жизни), они не хотят видеть его после смерти! Вчера у меня был один пример. Была убита одна женщина; ее психическое ушло, но часть витала осталась, и эта часть осталась с ними (с семьей). Я думала, что они будут довольны – они испугались!... Это забавно. Тогда я сказала: "О! это очень просто (смеясь), я возьму ее с собой..." Вокруг меня уже масса – это неудобно. Я не понимаю. Что это?... Я не понимаю, потому что когда я была маленькой и не знала ничего (я даже не знала, что это действительно существует), я никогда не испытывала страха перед невидимыми вещами... Почему? Ведь менее стеснительно, когда у кого-то нет тела, чем когда оно у него есть – тот, кто не имеет тела, занимает какое-то место, нужно, чтобы он был в этом месте; тот же, кто не жив, он не занимает места, и может быть где угодно, совсем не мешая... Так что люди любят только видимость: тело?... Это странно и забавно. И у меня были сотни примеров. Например, некто дружил с одной женщиной, затем она умерла, а восемь дней спустя он увидел ее во сне и оттолкнул ее так грубо!... Такое происходило множество раз. Это курьезно. Возможно, это из-за того, что они боятся обманчивых видимостей, боятся дурных сил, которые принимают какую-то видимость – боятся подобных вещей? Но нужно уметь чувствовать разницу. (Мать щупает воздух) * (Немного позднее, относительно брата ученика, который начал интересоваться йогой) Должно быть, я видела твоего брата в последнее время, потому что в течение двух ночей Шри Ауробиндо разговаривал с кем-то и что-то ему объяснял; разговор происходил по-французски, и этот человек удивился, он сказал: "О! Оказывается, Шри Ауробиндо очень хорошо знает французский!" И он объяснял ему по-французски (я видела это), и я почти уверена, что это был твой брат. Но это действительно интересно, потому что то, чему нужно было научиться, это иметь видение вещей в целом, и мы были на одной превосходной дороге, очень удобной, и Шри Ауробиндо сказал: "Нет, смотрите, нужно, чтобы вы поднимались так", и была одна тропинка, которая поднималась круто, и на ней была черная липкая земля (возможно, для того, чтобы ноги не скользили на каждом шагу), эта тропинка тоже была трудной, и Шри Ауробиндо сказал: "Видите, где нужно подниматься; когда окажетесь наверху, то действительно все увидите." И я была там, я сказала себе (он разговаривал с кем-то, я не заметила, кто это был, но сейчас я думаю, что это был твой брат), я сказала себе: "Это любопытно (потому что я не думала, что Шри Ауробиндо так чувствовал), это любопытно, так что он не должен был никогда иметь страха перед этой трудностью..." Это была долгая история, но это меня сильно поразило. И вспоминаю, что еще я видела, что Шри АУробиндо был мал рядом с кем-то, кто казался большим (твой брат высокий, не так ли?), и он с ним говорил, затем он показал ему путь, и я увидела этот путь: довольно отвратительная тропинка черной земли, которая поднималась почти как пик, и это было трудно, и Шри Ауробиндо сказал: "Вот где следует взбираться, а с вершины все видно – с высоты открывается видение." Утром я спросила себя, кто это был, с кем говорил Шри Ауробиндо, и сейчас я хорошо вижу, что это должен был быть твой брат. И он говорил по-французски, так что твой брат сказал: "О! вы говорите по-французски", а я ответила: "О! Шри Ауробиндо очень хорошо говорит по-французски!" (Мать смеется) Это забавно. 10 сентября 1969 Мне нечего сказать. Мое тело имеет необычные переживания, но об этот невозможно рассказать... Это как если бы ему показывали во всевозможных обстоятельствах – несметных обстоятельствах – что ведет к смерти и что ведет к жизни: все-все, ты понимаешь, все части тела, все органы, вся их деятельность, одно за другим – невозможно рассказать. Об этом невозможно говорить. Это интересно. Но это тело любопытно устроено, потому что всякий раз, когда оно во внешней связи со злобой, то есть, волей вредительства, волей разрушения, волей расстройства, оно не понимает, и тогда это оказывает на него... ты знаешь, как горе ребенка: "Как это возможно?..." И я вижу, что это полезно для определенной работы, но... (Молчание) Есть также небольшое ежеминутное обучение различными способами воспринимать ощущения (телесные, не так ли), как то обучение, которое происходит в ходе делания йоги: позиция по отношению ко всем мыслям, реакциям, чувствам, всему этому; учишься иметь истинную позицию (все это уже в прошлом); так вот, телу дается то же самое обучение в деталях: позиция, которую надо занимать по отношению ко всем ощущениям – всем ощущениям – всем событиям, ко всему, что приходит, ко всем контактам. И это кропотливая работа, детальная. А затем, это сопровождается общей позицией; но общая позиция, которую тело занимает – это working out [выработка], то есть, кропотливая ежеминутная работа... Это не интересно. Это интересно только для него [этого Сознания?]; и к тому же это не увлекает – это нечто кропотливое, кропотливая работа. Реакции по отношению к позиции в действиях (не то, о чем говорят люди, не это), только их поступки, их позиции, все это. Как постоянно занимать правильную телесную позицию. Это долгая работа, кропотливая, без... ничего увлекательного. * (Затем ученик предлагает опубликовать разговор от 16 августа, где Мать говорит, что "единственное решение" это быть в состояние внутренней недвижимости, не пытаясь предвидеть, узнать и т.п., и позволить Силе течь через инструмент; тогда, автоматически, делается то, что должно быть сделано, воспринимается то, что должно быть воспринято) Однако, я не думаю, что это можно порекомендовать всему миру – быть в этом состоянии. Да, очевидно, я прекрасно это понимаю. Но это может показать, к какому состоянию нужно стремиться. Да, но... Это очень хорошо для меня, потому что я живу спокойно, потому что я не выхожу из дома, а что делать тем, кто ведет какие-то дела?... Это вовсе не то же самое. Особенно когда речь идет о "не предвидеть"; в жизни все делается, чтобы прийти к чему-то другому, и еще другому, и еще... вот так (жест, показывающий, что это наматывается бесконечно), я же, я не выхожу из дома, так что из-за этого мне нет нужды поступать так... Я взяла это за практику, причем все более и более точную (например, во всех вопросах, связанных с правительством), и это очень хорошо, потому что не нужно ничего делать ДЛЯ этого: нужно сделать вот так (Мать с силой опускает обе руки, чтобы вызвать нисхождение Силы), а потом приходят последствия. Но возможно ли это делать кому-то, кто, например, ответственен за группу или администрацию или...? То, что я не хотела бы, это... (молчание) Я не знаю. (долгое молчание) Очевидно, что это зависит полностью от того, кто воспринимает – все возможно, я не хотел бы, чтобы подумали, что воспринимается лишь ОДИН род вещей. Я не знаю, есть ли ясность в том, что я говорю, что можно воспринимать все, что угодно. Да, ты в особенности говорила, что не нужно иметь ни желаний, ни страха, н предпочтений.... Да, это очевидно. Но, очевидно, ты не говорила, что может прийти, что угодно. Если это состояние [истинное] постоянно, этого достаточно, но... На словах этого не скажешь. (Молчание) Тем хуже! (Мать смеется) Сделаем. 13 сентября 1969 P.L. кое-что видел. Он думает, что видел меня, но, на самом деле, я думаю, что он видел собственную ментальную проекцию. Но, в конце концов, это достаточно хорошо поясняет ту проблему, перед которой он находится... В сущности, это связано с тем, что он не знает, лучше ли ему остаться работать в лоне Церкви или же лучше работать, уйдя оттуда. Эта проблема засела у него в голове, потому что, к примеру, в следующем месяце все епископы должны собраться в Риме, чтобы объединиться в синоде, и, по этому случаю, нашлось изрядное число священников, называемых строптивыми, непокорными или бунтарями, которые хотят объединиться в Риме в нечто вроде анти-синода и публично подтолкнуть Церковь на более революционный путь. Вот чем были затронуты его мысли... Примкнуть к ним... Нет. Я ему ответил, что ты посоветовала ему быть спокойным. Да, иначе очень понизится его уровень. Итак, у него было видение там вверху, и он вообразил, что видел меня, но я так вовсе не считаю... Это было на берегу моря, в довольно пустынной местности со множеством скал, и было нечто вроде грота, громадного грота на самом берегу моря, и из этого грота выходили монахи – масса монахов, мрачных, в черных рясах – и они выходили на ту пустынную местность, продуваемую всеми ветрами: это было мрачно, зловеще. И он, видя все это, захотел убежать. Но в этот момент он увидел в толпе монахов как бы меня, одетого священником, только у меня было светлое лицо, и я ему сказал: "Ты видишь, нужно оставаться там, чтобы привнести туда свет." Я ему сказал: "Я остаюсь там, покуда я остаюсь епископом." Это не мог быть ты. Да, где-то в глубине у него таится желание сделать что-нибудь для христианства – принести туда свет. Тогда ему нужно остаться! Это очевидно: если у него еще есть эта идея "сделать что-нибудь для христианства", тогда ему нужно остаться – пусть произойдет то, что произойдет. Но он понимает это как некую работу, которая дается тобой. Я, мой ответ такой, что в обоих случаях я могу использовать ситуацию... В обоих случаях у меня есть для него работа. Я скажу ему это. Потому что это символично: он хотел уйти из этого места, и в тот момент, когда он уже собрался уйти, он вдруг увидел в толпе мое лицо. Да. Очевидно (возможно, он еще не очень сознает это), что в нем есть некая воля остаться, я считаю. Да, я тоже чувствую это. А те священники, которые хотят объединиться в анти-синод, они будут отлучены: нет? О! можно считать, что они уже отлучены, закрываются их церкви... О!... Но это явное меньшинство, состоящее из довольно толковых людей – особенно умных – и пресса, все эти люди там уже наготове, журналисты, обозреватели. Они воспользуются этим. Да, я считаю, что это только нечто "умное". Как это было в начале протестантства. Нечто УМНОЕ, не так ли: ментализация оппозиции. Да, я не думаю, что внутри они мистики – в сущности, это нео-протестанты. Да. Но я не знаю, не знакома с этим. Но это так, в самом деле. Но этот папа, он долго не протянет, если у него рак... Я знаю кое-кого, кто лечит рак!... Это будет забавно, если он вылечит папу! Это выставит их в... о! ты не можешь вообразить, как они будут раздосадованы! (смех) Этот папа, в добром здравии, будет, я полагаю, очень полезен в работе – но они никогда не позволят его лечить. Они бандиты, все эти люди. (Молчание) Но P.L. не духовное лицо? Да-да! он священник. Он священник... О! я не знала. Но он не носит рясы? Там конечно носит. О! но он священник. А эти священники всегда носят одну и ту же одежду, нет? Сейчас они это модернизировали, то есть, они носят панталоны с маленьким воротничком на протестантский манер – это их великая "реформа"! (после долгого молчания) Тогда нужно, чтобы он остался. (Молчание) Только кардиналы выбирают папу? Да. И из своей среды. Да. Это обязательно? Да, всегда. А этот друг P.L., этот кардинал, он оттуда? Он не кардинал, я не знаю, кто он, его называют "монсиньором", но это человек с громадным состоянием, "богач". У него дар притягивать деньги. Так что он основал ряд благотворительных организаций. О! он не кардинал. Нет, но он друг кардинала Франции, я полагаю. Он "передовой" или отсталый? Это хороший человек, но он уже преклонных лет. Кардиналы всегда живут в Риме? Они живут в своих странах. Кардиналы назначаются в страны. А! я думала, что все они в Риме! Нет-нет, они часто приезжают в Рим. После смерти папы все кардиналы собираются на конклав, и затем, время от времени, у них в Риме проходят собрания, но они там не живут, за исключением некоторых из окружения папы. Люди стран. Я думаю, вообще. И честолюбивые. В принципе, в каждую страну назначается свой кардинал. Есть ли кардинал в Китае?... (смех) 17 сентября 1969 Я написала кое-что для Ауровиля... Земле нужно место, где люди могли бы жить без всякого национального соперничества, всех условностей общества, всех противоречивых моралей и всяких религиозных антагонизмов; место, где человеческие существа, освобожденные от рабства прошлого, могли бы полностью посвятить себя открытию и практике Божественного Сознания, которое хочет манифестировать. Ауровиль хочет быть таким местом и предоставляется всем тем, кто стремится жить правдой завтрашнего дня. Сейчас вещи взяли обыкновение приходить во так (Мать рубит двумя руками) и досаждают мне до тех пор, пока я их не запишу! Как только я записала, все кончено. И Президент приходил туда [в Ауровиль] после полудня, а уходя, сказал: "It is a work of God"... ["Это работа Бога"]. Он что-то почувствовал. Посмотри. Возможно, произойдет что-нибудь – "возможно": точно. * Я видела P.L. перед его отъездом, он казался немного... Он тебе ничего не говорил? Я долго с ним разговаривал и передал твои слова, и у него был очень спокойный и умиротворенный вид. Я ему сказал, что ты хотела бы, чтобы он оставался спокойным, не путался с теми или иными оппозиционерами, не привлекал бы "их" внимания. И у него был очень умиротворенный вид. Он был очень сконцентрированным, как если бы пришел... к чему-то важному. И я посмотрела: у него целая копна волос! – теперь у них больше нет тонзуры? Я не знаю... Думаю, что это устарело. У него даже чересчур много волос! (Мать смеется) А! я ввел тебя в заблуждение. Ты спрашивала меня (два раза, кстати), должен ли папа всегда избираться среди кардиналов. Оказывается, что на самом деле нет никакого закона, говорящего, что папа обязательно должен выбираться из кардиналов. А! Да, его выбирают кардиналы, но не обязательно из своей среды, нет такого закона: может быть избран кто угодно. В действительности, в XIII веке, знаменитый папа Селестин V был выбран из нищенствующих монахов. О-о! А пять месяцев спустя после своего избрания он отрекся – так что вышел беспрецедентный скандал в истории Церкви – а его последователь сразу же заключил его в тюрьму. Впрочем, потом его канонизировали... И, как следствие, с тех пор кардиналы всегда выбирают папу из своей среды. Они слишком боятся! Но нет никакого закона. Может быть избран даже мирянин, и в таком случае его должны быстренько посвятить в сан священника, затем епископа, архиепископа и т.д. ... Но он совсем не свободен. Вовсе, он как заключенный. Пример Селестина V очень символичен. Но P.L. сказал мне одну вещь (что, кстати, меня очень удивило), что первое, что делает папа после своего избрания, это идет поклониться на могилу Селестина V, единственного папы, который отрекся. Смотри-ка!... У меня есть фотография папы, делающего полный "пранам" в Гефсименском саду, в том месте, где сидел Христос... Но я тебе говорила, что я встречалась с папой два раза: до его избрания и после, и мы беседовали. Это были действительно интересные беседы. И во второй раз, перед своим уходом, он спросил меня: "Что Вы собираетесь сказать своим ученикам?" (Я говорила тебе об этом.) Это свидетельствует, что он... Я вспоминаю, что была удивлена собственным же ответом. Я сказала ему: "Я скажу, что мы объединились в одной и той же любви ко Всевышнему!" Любопытно... Увидим. P.L. мне говорил, что это очень тревожный человек: он все ночи не смыкает глаз, ломает себе голову. Он может делать реформы, но в последнюю минуту отказывается от своего же решения; два-три раза он принимал решение сделать шаг вперед, но всякий раз делал шаг назад. В действительности, он зажат, заключен весьма могущественными людьми. Должно быть, он мучается, этот человек. Посмотрим. * Что ты принес? Есть кое-что, что вовсе не вписывается в мою роль здесь возле тебя, но я думаю, что это важно и что я должен тебе об этом сказать. Речь идет о G. А! Да, он борется со смертью. Он недавно разыскал меня и объяснил мне все. В течение двух лет он боролся с сердечными приступами. Он никогда никому об этом не говорил, неимоверно полагаясь на Милость; он мне сказал: "Я имел чудесные переживания, я взывал к Матери, Мать тут же приходила, и опасность исчезала" (такое повторилось несколько раз). И он мне сказал, к примеру, что февральский выпуск "Бюллетня" он перечитывал сотню раз и нашел в этом грандиозную помощь, как раз в том, где ты говорила об этом Присутствии, которое нисходит и растворяет все как если бы все это было нереальным. Но, в конечном итоге, его тело стало очень слабым. Так что он написал тебе письмо: (частичный перевод) "В течение где-то двух лет мое здоровье было не в порядке. Иногда состояние было столь серьезным, что приходилось бороться на грани жизни и смерти. Это началось со слабой боли в груди и сердечного недомогания, затем, постепенно, все тело дошло до такого состоянии, что очень часто у меня было впечатление, что оно вот-вот рухнет. В такие моменты я взывал исключительно к Матери и ее Милости, и как только я это делал, все восстанавливалось и становилось нормальным. Я никогда не обращался к врачам и не принимал никакого лечения. Я даже не говорил этому никому вокруг себя, потому что еще с детства уверовал, что такого рода атаки не должны получать поддержки на словах... Иногда происходили совсем необъяснимые вещи: два раза я чувствовал, как некая сила входила в тело, чтобы его убить, но всякий раз я взывал к Милости, и эта сила вынуждена была уходить, позволяя мне быть окутанным Милостью. Однажды ночью (главным образом, приступы приходят ночью), я увидел одну женщину лет 40-45 с ужасным лицом, которая мне сказала: "Я – Смерть и пришла, чтобы забрать тебя; теперь тебе не выкарабкаться." Я не знаю, что произошло, я распрямился на своей кровати и не поддался, взывая к Матери и ее Милости. Затем эта женщина засмеялась и стала делать гримасы, а я был очень удивлен тем, что слышал ее смех собственными физическими ушами и видел ее лицо собственными физическими глазами. Но она мгновенно исчезла, как только пришла Милость, и ко мне вернулись все мои силы, окруженные исключительно Милостью. В ходе этой борьбы у меня также было переживание моего настоящего "я" в сердце Матери, с бесконечной силой. Я ощущал не только присутствие Матери, а даже и саму Мать в течение нескольких часов (за или перед мной). Также я видел Мать в очень юном теле и настолько другом, что сначала я даже не узнал Мать, а затем она погрузила меня в необъятную Любовь... (после долгого молчания) Он видел эту женщину с открытыми или закрытыми глазамиЮ Его глаза были широко открыты. Тогда это в тонком физическом. Напоминала ли она кого-то, с кем он знаком? Я не знаю. (Мать входит в долгое созерцание) Я посмотрю... Попытаемся... Через несколько дней попроси его прийти к тебе и рассказать, как он себя чувствует. 20 сентября 1969 Ты видел это? (Мать протягивает запись) Ауровиль – это идеальное место для тех, кто хочет узнать радость и свободу того, что больше нет частной собственности Это последнее, что пришло. "Частной собственности" в особенности; я хотела это подчеркнуть. (Молчание) Кажется, твой целитель вот-вот приедет. Да, я думаю, что этим утром. Так что я сказала А направить его к тебе – он увидится с тобой. Со мной! Да, конечно (смех), с автором твоей книги!... Нет, ты мог бы с ним поговорить, затем посмотрим. Ты мне расскажешь, какой он... Я устрою его в "Castellini", потому что там есть большой сад – надеюсь, что ему там будет хорошо. Но ты посмотришь, поговори с ним о том, что он ищет, приехав сюда. Что он ищет. В особенности это. И, кроме того, здесь есть люди, которые не хотят видеть врачей и принимать лекарства, и мне очень бы хотелось, чтобы он попробовал их вылечить – если у него есть намерение делать такие вещи здесь. Кстати, я думаю, что ему потребуется какая-нибудь защита, потому что как только узнают, что он целитель, к нему сразу же хлынет масса людей. А! но я говорила не о массе людей. Но все же узнают! В этом смысле его надо защитить, к нему не следует допускать толпы, это будет ужасно. Достаточно будет сказать, что к нему можно приходить только с разрешения Матери. Да, пожалуй так. Но все это зависит от самого человека, и как раз поэтому я хочу, чтобы ты с ним увиделся: то ли это человек, которого надо защитить... или это человек, которого надо оставить в покое. Судя по фотографии, это человек очень крепкий, не экзальтированный. Да. Но, очевидно, он не должен быть слишком ментальным, иначе... что же он поймет, я не знаю. О! ты же знаешь, там на Западе все люди ментальные. Но они лучше чувствуют тонкие вещи. Да. (Молчание) Но вот это – руки, которые лечат – что ты об этом знаешь?... Потому что А говорит, что когда у него боль, он просто кладет свои руки и концентрируется – и боль уходит. Что касается меня, я... (я чуть не сказала, что прошли века!) то, что я делала, будучи даже ребенком, я делала как раз это. Это всегда мне казалось совершенно естественным делом. А как ты концентрируешься? Накладываешь руку и что? говорят... Кладешь руку и концентрируешься на... на том, что понимается как всевышняя сила – или Сила Гармонии, или Сила Порядка. Вот так. Кладешь и чувствуешь, как проходит, идет и входит эта сила. Я думаю, что все человеческие существа обладают в потенциале этой способностью. Во всяком случае, это всегда казалось мне совершенно естественным делом. И когда человек развивается, то развивается и эта способность, наряду с прочими вещами. Естественно, когда эта способность принимает чудесные пропорции, это по-другому. Но это очень инстинктивно. Я не знаю, даже когда я была совсем маленькой, и у меня что-то болело, например, зубы, я делала как раз это – ведь когда ты маленький, то ни о чем не думаешь – я просто делала вот так (Мать прижимает руку к своей щеке), и затем облегчение. Я попробую! Да. (Мать пропускает это мимо ушей) Что ты принес? Сначала новости от G. Я виделся с ним сегодня утром, и он мне сказал, что после того, как я с тобой поговорил, он чувствует себя лучше, гораздо лучше. Затем, у него больше нет приступов ночью. А! И он говорит, что с того момента он чувствует, немного выше своей головы, как если бы это был Шри Ауробиндо, который "налил" ("pouring") нечто, что вошло в его тело, что очень материально, он говорит. Да. Это соответствует кое-чему, что я сделала. Все в порядке. Ты видишься с ним регулярно? Напротив, никогда!... Когда он написал то письмо, то спросил себя: "Кто бы мог это передать?". И затем перед его глазами вдруг возник мой образ. Но я не видел его никогда. Он хорошо сделал, впрочем, он не ошибся! И он сказал: "С тех пор, как я не вижусь с Матерью, я должен сам разбираться с тем, что я могу внутри", и он мне сказал: "Очень часто, когда мне нужно урегулировать трудные, материальные проблемы, я концентрируюсь, взываю к Матери, а затем вдруг я вижу как бы белые руки, которые начинают все улаживать. Так что когда я вижу эти руки, я уверен, что все будет в порядке! Да, это хорошо, это очень хорошо. Он чувствует эту помощь материально, конкретно. Когда у него есть проблема, и он обращается к тебе, все устраивается. Но я не знаю, почему люди не чувствуют это конкретно! Это Новое Сознание совершенно конкретно, мой мальчик. Совершенно конкретно. Это недостаток видения. Прекрасно чувствуешь силу, но такое впечатление, что это... разлито, вообще. Но ЭТО так. А есть что особенного в этом Сознании? Да, есть две вещи. Оно особенно в том смысле, что дает советы по малейшему поводу. И всякий раз, когда оно приходит, оно заставляет меня сказать слово или занять какую-то позицию по отношению к той или иной вещи – и все прочее не имеет никакого значения. Это забавно! Оно играет сов сем этим, все время. Оно очень полезно: всякий раз, когда я не знаю, что мне написать, оно диктует. Оно говорит: "Напиши вот это". Это действительно очень интересно! И в большинстве случаев это оно заставляет меня писать, особенно для Ауровиля. А я тебе говорила (виделась ли я с тобой после встречи с Президентом?), я тебе говорила,что когда Президент был там [в Ауровиле], вдруг это Сознание начало давить мне на голову: "Скажи вот это." Мне не хотелось говорить, так что я оставалась спокойной. Затем давление стало таким сильным, что я вся вспотела! Так что мне пришлось сказать. И на этом все кончилось. Это было... ведь то, что я сказала, было банальностью, не имей оно Силы внутри, так что в тот момент мои слова обрели силу откровения, представь себе, когда оно заставило меня говорить... (Мать пытается вспомнить) Что же я сказала? "Let us work..." А! это было по-английски – да (я пыталась вспомнить по-французски) "Let us work for the greatness of India" ["Давайте все работать для величия Индии."]. Ты понимаешь, это же банальность – но тогда это обернулось откровением. Я это подметила: когда это Сознание заставляет меня говорить, а потом я смотрю на свои слова с обычным сознанием, то эти слова кажутся мне пустой банальностью! либо чем-то, что и так понятно, либо тем, что не следовало бы и говорить; а когда нисходит это Сознание, слова наполняются силой! И ЭТО ОБЛАДАЕТ силой (Мать обрушивает два кулака). И это Сознание говорит мне так всевозможные вещи; оно мне говорит: если эта личность (как, к примеру, Индира), если такая вот личность скажет так, то весь мир будет покорен. И это Могущество такое плотное, что есть впечатление, что его можно резать на ломтики, ты понимаешь, столь материально! Это цвета темного золота (довольно темного, когда это приходит так), а затем оно делает это (жест давления на голову), и тогда есть впечатление, что это очень даже может вас раздавить (!) И это оказывает необычное действие на людей. В последние дни это было действительно примечательно. Вчера был с визитом Вице-президент – интеллектуал. Кажется, что он был выдающимся адвокатом, человеком закона, и он читал книги Шри Ауробиндо, он называет себя учеником Шри Ауробиндо. Он приехал экспрессом из Дели со всей своей семьей, чтобы увидеться со мной. Он прибыл – а это Сознание ничуть-ничуть себя не проявило: ничего. Было так (жест безучастности, неподвижности). Вот так, недвижимо, ничего, абсолютно ничего... Это любопытно. Он дал мне подписать книги (которые он недавно купил тли получил, я не знаю), книгу Шри Ауробиндо, мою фотографию... Словом, он поступал как ученик, он привел всю свою семью, вся семья выражала большое поклонение и т.п. – ничего. Я не знаю, было ли там это Сознание, но он не показывалось: было так (тот же жест безучастности). Это любопытно. Но оно чувствует людей, потому что... я рассказывала тебе, что сказал Президент, уходя? Да, в Ауровиле: "It's a work of God" ["Это работа Бога"]. Да. Это Сознание очень интересное! Посмотрим, как оно себя поведет с нашим целителем... С персом, персидским изобретателем, который был здесь (он уедет сегодня), оно было очень активно. С другими людьми: ничего – игнорирование. Это очень любопытно. Но чтобы правильно воспринять то, что "Оно" хочет, нужно быть совершенно чистым. Да. ОСОБЕННО нужно не иметь ментальных предпочтений: мешает особенно ментал. Материальные желания – это для него так, все равно, но ментальные идеи, фиксированные представления, о! Да, это его не трогает, это его не интересует. Очень трудно отличить, что приходит из истинного источника и что является старой реакцией нашей формации. О! нет, мой мальчик! О! нет! Это... это как если бы ты сказал, что алкоголь похож на молоко, ты понимаешь! (Мать смеется). Нет. Например, я встречаюсь со всевозможными людьми, которые приходят увидеться со мной; так вот, я никогда не знаю, истинна ли моя реакция, или же это просто нечто, что приходит из моей формации... Я пытаюсь быть насколько можно спокойным, а затем смотрю на то, что приходит... Да, это хорошо. Но то, что приходит, это действительно "то", или это... А твоя голова молчит? О! да, в моей голове нет никаких идей. А! тогда все в порядке. Но я боюсь, главным образом, старых реакций. Идеи – нет, нет идей. Тогда... Но старые реакции. (после молчания) Когда я кладу руки вот так, здесь, ты чувствуешь что-нибудь? А! конечно! Да? Там Могущество. Так вот, мой мальчик, это так: чувствуется Это, которое обволакивает вас везде. А! но это, это я чувствую всегда – в разной степени, но я всегда чувствую это Присутствие. Но я никогда не знаю, это ли Истинная Вещь... Я ОЧЕНЬ хотел бы делать Истинную Вещь – я хотел бы... Да, я уверена. Я уверена в твоей реакции. (ученик раскрывает руки) Например, с этой женщиной из Консульства вышло прекрасно! Это было то, что нужно. Я не знаю, иногда у меня бывают вспышки грубости, а почему? не имею представления. Но ты можешь посмотреть: если у тебя случилась вспышка грубости, и ты не чувствуешь никакого... (как сказать?) никакого неудовольствия и никакого отвращения, ничего такого – разумеется, никакого гнева – а, напротив, всегда чувствуешь одну и ту же равную добрую волю, вот так (жест неизменности): желать лучшего; когда это так, когда внутри твоего сознания есть это – работать действительно только для Всевышнего (чтобы попроще выразиться), без всяких: "О! какой идиот!" или "Какая глупость! что за серость!", если нет ничего такого, а есть одна и та же ровная добрая воля, тогда если ты вынужден сказать суровые слова, все в порядке. Следует остерегаться, когда одновременно с этим есть витальное НЕСПОКОЙСТВИЕ, а когда нет ничего... (Молчание) Нам что-то надо сделать? Есть "Бюллетень": Беседы. Стоит ли это публиковать? А! да, конечно! конечно. (Мать смеется) Они ХОРОШИ, эти Беседы. Это старые Беседы? Да, 53-го года. (Ученик читает Беседу от 19 августа, где он прежде всего спрашивает о силе камней. Затем Мать комментирует) Есть камни, которые могут содержать силу защиты. Это замечательно, мой мальчик! Можно собрать в камне (особенно в аметисте), собрать силу защиты, и эта защита ДЕЙСТВИТЕЛЬНО защищает того, кто носит этот камень... Да, это очень интересно, у меня был такой опыт. Один такой камень (аметист) я дала одному своему знакомому, и этот камень был буквально начинен МОГУЩЕСТВОМ защиты, и это было чудесно, а когда он его потерял, произошла почти что катастрофа... Особенно у аметиста: сила защиты. (В той же Беседе один ребенок спросил Мать о разнице между тем, что она называет "Божественным" и что люди называют "Богом". Мать оставила вопрос "на потом".) Я ответила? Нет, ты не ответила. А! хорошо! Ты не сказала о разнице. А теперь ты скажешь? Может быть... хотя не хотелось бы формулировать это на словах: сразу же все мельчает. Не сейчас! (Мать смеется) (Затем ученик читает прекрасный отрывок, где Мать говорит:) "Человеческие существа чувствуют свою ограниченность, и им кажется, что для того, чтобы расти, чтобы становиться сильнее, и даже для того, чтобы существовать, им нужно брать снаружи, потому что они живут в сознании своей ограниченной личности. Так что для них то, что они дают, "вылетает в трубу", и принимая что-то, надо заткнуть эту дыру... Естественно, это ошибка. А истина состоит в том, что если вместо того, чтобы быть замкнутым в узких границах своей маленькой личности, они смогли бы расширить свое сознание до такой степени, чтобы не только чувствовать границы других людей как свои собственные, но и выйти за эти границы, пройти дальше, тогда узкие границы исчезнут, но не раньше. А как только чувствуешь узкие границы, хочется брать, потому что боишься потерять. Расходуя, хочется наверстать упущенное. Вот причина этого, мой мальчик! Потому что если ты разлит во всех вещах, если все вибрации, которые приходят или уходят, выражают нужду быть разлитым во всем, расшириться везде, расти, не оставаясь в своих границах, а выходя за границы, и в конечном итоге отождествиться со всем, ты бы больше не брал, потому что был бы всем. Пытаешься брать, копить-копить-копить, но это невозможно, невозможно накопить: нужно отождествиться. И затем, хочется вернуть те мелкие крохи, что имеешь: выдав хорошую мысль, ожидаешь признания; выразив немного своей признательности, ожидаешь, что вам дадут... Потому что нет способности быть хорошей мыслью во всем, нет способности быть признательностью или любовью, нежностью во всем. Есть лишь ощущение ограниченности и отгороженности, и есть страх потерять все, есть страх потерять то, что имеешь, потому что ослабнешь. Тогда как если есть способность отождествляться, то больше не нужно доставать. Чем больше распространяешься, тем больше имеешь. Чем больше отождествляешься, тем больше становишься. И тогда вместо того, чтобы брать, даешь. И чем больше даешь, тем больше становишься." В каком году это было? В 1953, милая Мать,... шестнадцать лет назад. Да, таково было состояние моего ментала, он был полон света – ментал ушел, но... В тот момент это было полезно! Но во всем этом не только ментал! Это светлый ментал. Допустим. Я хочу сказать, что Сила выражала себя через ментал, а сейчас... Ты знаешь, Шри Ауробиндо говорил, что физический ментал (то есть, ментал тела) был беспомощным – он пытался. И я уверена, что пока настоящий ментал там, телесный ментал не шевелится, он не делает прогресса; а как только ментал изгнана, это медленно-медленно-медленно начинает формироваться, формироваться... а сейчас он начал себя выражать. И нет никакой трудности с этим другим менталом; например, нет совершенно никакого ощущения превосходства: очень скромный, как тело. И всегда, в малейшей вещи: потребность понять – он знает, что не знает ничего, что ему нужно все понять, и он всегда открыт. И не важно, какое это знание, он не "взлетает", ты понимаешь. (Молчание) Было лишь одна-две БОЛЬШИХ эмоций в том, что ты читал – эмоция, что вы должны сделать скачок вперед. Он очень трогательный, этот текст, есть кое-что внутри... (Молчание) Я хотела бы, чтобы ты увиделся с этим целителем и поговорил бы с ним, затем я его позову – потому что я не разговариваю, тогда к концу беседы люди что-то тащат, а так как я не говорю, то этого не происходит: они остаются там, и большую часть времени, пока люди не говорят, они надевают хорошую маленькую скорлупу! Это было очень интересно, я говорила тебе об этом: Президенту "это" открылось; с Вице-президентом – ничего, потому что это очень умный человек. Это очень интересно! Да, я совершенно убежден, что самая большая крепость – это интеллект. Да-да... Я убежден. Потому что интеллект придает людям самоуверенность, он заставляет их верить, что они знают. 24 сентября 1969 Ты виделся с этим целителем? Да, я его видел. Расскажи. Я очень удивлен, должен сказать... Для начала, если говорить о физических вещах, в первый раз, когда я с ним виделся, я пробыл с ним три с половиной часа к ряду – он не переставал говорить. О! И затем, что необычно – когда я вижусь с людьми, то обычно уже спустя полчаса после начала разговора я бываю утомлен – к концу трех с половиной часов (я не двигался, я не переставал на него смотреть), я был свеж как роза! и так переполнен энергией, что не спал ночью! И три с половиной часа я слушал этого человека... А вчера вечером (вчера вечером я устал, у меня был довольно тяжелый день) я снова с ним встретился, я провел с ним лишь полчаса, болтая – я сделался 1свеж как роза. О! это потрясающе! Я был так свеж, как не бываю после отдыха... Но я хочу указать тебе на одну вещь: я видел его ПРЕЖДЕ, чем он прибыл в Пондишери. В тот день, когда он приехал в Бомбей, я имел нечто вроде видения, которое я не понял: я видел огромную белую лошадь, гигантскую, но мощную, как громадное животное, находящееся за работой: не красивое, а с грандиозной силой. Гигантская белая лошадь. А когда я его здесь увидел, то сказал себе: да это же моя белая лошадь! Да, точно. Животное за работой, не прекрасное, но грандиозное. Что он сказал? Он прибыл сюда с одним вопросом – но не ментальным вопросом... Но, возможно, следует сначала рассказать об этапах его открытия.Итак, он обнаружил свои способности лечить и захотел понять, что это. Поэтому он накупил книг и ходил к так называемым "целителям". Сначала он стал учиться у "спиритов" ["spirits"]. Они ему сказали: "Научитесь владеть био-рамкой". И он этим занимался, и он этим занимался, чтобы диагностировать болезни, и все шло очень хорошо. По прошествию некоторого времени он сказал: "Но это не реально". И после этого его рамка перестала работать! Затем он пришел к другому человеку, который ему сказал: "Займитесь гипнозом." Он научил его гипнотизировать, и все шло очень хорошо. Своими пальцами он чувствовал органы, которые не были в гармонии (потому что, для него, самое важное слово – это "Гармония" или "не гармония"). Но по прошествию некоторого времени он тоже сказал: "Это нереально". И после этого ничего больше не происходило. А! это очень интересно. Он сказал себе: но у меня больше ничего нет, ни рамки, ни рук, ничего... И вдруг его осенило: у тебя ничего нет, потому что тебе больше ничего и не нужно! Так он начал; он заметил, что в долю секунды, когда его мысль встречалась с мыслью или зовом другого человека, в долю секунды все было сделано. Например, однажды, одна женщина в Париже послала ему письмо по пневматической почте: она родила, и у нее были послеродовой разрыв. Он получил это письмо и подумал, он сказал: "Она вылечена". Он пошел посмотреть на следующее утро: разрыв зарубцевался... Другой необычный случай: умирала женщина на пятом месяце беременности (она умирала от менингитного туберкулеза). В больнице ничего не могли сделать, увели даже женщину, присматривавшую за ней. В действительности, эта женщина не хотела иметь ребенка. Этот целитель приходил к ней несколько раз, и однажды у нее случились ужасные конвульсии и она фактически умерла у него на руках. Тогда он сказал: "У меня была как бы молитва в глубине моего сердца, я говорил: но эта женщина, она не следует закону любви, и это справедливо, что она умерла, но тот ребенок внутри, почему умер он?..." Он повторял это как молитву. И пять минут спустя эта женщина воскресла в его руках. Она открыла свои глаза и сказала: я вылечена. И, действительно, она была вылечена, но не могла больше двигаться. Две недели спустя она родила ребенка, не только нормального, но и жизнеспособного и полностью доношенного, то есть, за две эти недели ребенок ускоренно развивался и родился как девятимесячный... На пятом месяце... Да, и женщина умерла на следующий день после родов, а ребенку сейчас лет семнадцать, я думаю... Он мне сказал: это вот так, нет "ДВИЖЕНИЯ СИЛЫ", такого не существует: есть То, есть Гармония; и все люди обладают способностью взывать к этой Гармонии, и тогда То действует, То делает. И "То" делает в одну секунду, сразу же... А затем он мне сказал: вот мой вопрос (насколько я могу передать то, что он говорил)... Есть, в сущности, сознание Силы совершенно необычайное – как бы там ни было, я должен сказать, что не чувствую и тени эго у этого человека, нет ни следа эго... Он прочел мою книгу, но не моя книга научила его: она лишь подтвердила его переживания... Этот человек говорил мне свыше трех часов, и никогда, за исключением тебя и Шри Ауробиндо, я не слышал, чтобы кто-то говорил так, как он. Это говорил мудрец, это хлынуло живое переживание, и в том, что он говорил, не было ничего, под чем бы ты не подписался: это "великая Сила Гармонии" должна инкарнировать на земле, низойти на землю... Это действительно говорил мудрец, и это были твои слова, слова Шри Ауробиндо. Это же мне сказал и А.; в первый раз, когда он его принял, он мне сказал: мне послышалось, что это говорила ты, или Шри Ауробиндо! Слушая его, создается впечатление, что это говорит не его ментал: это было хлынувшее живое переживание, вот что было необычайно!... Он сказал: "У меня есть переживание трансформации, у меня есть переживание обновления клеток..." Он говорит: "Я знаю это переживание, что есть понимание, божественность в глубине клеток – я знаю все это, но это должно инкарнировать. Нужно сделать что-то." Так что вот его вопрос... Что он хочет знать? Есть сознание этой Силы, но он мне сказал: нужно обладать ТОТАЛЬНЫМ видением, нужно обладать видением ТОТАЛЬНОЙ Гармонии. Потому что, сказал он, все это есть равновесие, чудесная гармония, но не нужно нарушать равновесие, следует подчиняться Закону, нужно служить Закону Гармонии, но это ТОТАЛЬНЫЙ Закон, не так ли, не нужно допускать ошибки. Нужно, чтобы у меня было тотальное видение. Он мне сказал: "Возьмем, у примеру, Ашрам: это центр света, где есть тотальная гармония; затем есть окрестности – Пондишери, но там темнее... Очень темно! ...и там меньше восприимчивости; так что нельзя ввести закон Ашрама в эту темноту, не нарушив равновесия; можно ввести туда лишь часть или нечто, что может приспособиться к этой темноте. Затем дальше есть еще третий круг, более темный, и туда еще труднее приложить закон Тотальной Гармонии – так что как же узнать, что же нужно делать в соответствии с этой точкой зрения? Как узнать правильный закон, тотальный закон?..." Он сказал: "Я не хочу нарушать равновесия, я хочу следовать Закону..." А. мне сказал, что ты просил прийти с ним в субботу? Я просил не это, я только подумал (не больше, не меньше), что, возможно, было бы интересно, если бы он сам попробовал задать тебе свой вопрос. То, что было бы интересно, это узнать, что он почувствует, когда увидит меня. Да, это будет интересно... В первый раз я увижу его завтра, но будет хорошо, если ты приведешь его в субботу. Я не думаю, что он будет говорить завтра. Я ему сказал: Мать не говорит. Он ответил: "Ну да, конечно! Я хочу не слов, ими ничего не выразишь; то, что я хочу, это вибрация, переживание." Он очень хорошо понимает молчание. Так что посмотрим. В субботу будет результат. Потому что было бы интересно, если, находясь перед тобою, он сам попытается сформулировать свой вопрос... Он очень хорошо понимает, что эволюция дошла до той точки, где все должно ускориться, и нужно сделать так, чтобы Сила Гармонии вошла в мир, но, в сущности, он чувствует в себе такую силу, что не хотел бы действовать произвольно: он не хотел бы "нарушать равновесие", он хочет "следовать Закону". И для этого ему нужно тотальное видение... Он мне сказал: "Например, те чудеса, которые делал Христос (впрочем, он говорит, что нет "чудес", такого не существует), все это, я могу это делать, но при современных средствах связи, если я это сделаю, то об этом сразу же узнает весь мир, и может произойти что-то типа "большого потрясения" обычного ментала, который верит лишь в истины материи." Он сказал: "Это средство воздействия, но что я должен делать?..." Его проблема – это проблема действия... Что он пока что делает? Пока что, в течение трех дней он голодает, не есть ничего. Он говорит: "Я хочу увидеться с Матерью вот так, не принимая ничего." Так что в течение трех дней он только пьет воду... Что чудесно, у нет ни грамма ментализации, все – наплыв переживания. И все, что он ты говорила, что говорил Шри Ауробиндо, он имел в переживании... У него есть сознание "момента" в Истории земли, он чувствует все это. Так что он хочет принять участие в Работе. (после молчания) Тогда что же в нем говорит? Это его ментал или ментал его физического? Я считаю, что он вдохновлен. Потому что в первый раз, когда я провел с ним три с половиной часа, то в первый час (он медленно ходил кругами) тянулся долго, когда он пытался подыскать слова, чтобы хорошо выразиться, как человек, который не имеет надлежащей культуры выражения. Затем я попытался подтолкнуть его к собственному переживанию, и тогда это полилось. Это было прекрасно – то что он говорил. Это было такое спонтанное фонтанирование. Это было действительно вдохновение... И в то же время, такое трогательное, потому что в первый раз в жизни он мог говорить об этом с людьми, которые его понимают. Он мне сказал: "Меня не понимают, никто меня не понимает – здесь же все меня понимают." Так это и лилось. Я увижу его завтра. Только я думаю, что ему лучше сказать, что это просто первый контакт, и он не будет непродолжительным, потому что у меня длинный список дел на завтра – это так ежедневно! А затем он придет с тобой в субботу, и в этот раз останется подольше. (после молчания) Сколько ему лет? Ты знаешь, когда он родился? Нет, милая Мать, на вид ему шестьдесят пять лет. Когда он заметил в себе способности целителя? Когда он чуть не умер, в возрасте где-то 45 лет. О! так поздно! Когда он был уже совсем плох, он вылечился за двадцать минут; так вот, вдруг, он встал на поиске Настоящей Вещи. Так что он занимается этим двадцать лет. Он не говорил тебе, в каком году это к нему пришло? Нет, но я могу спросить. Спроси его. Итак, если выразить в двух словах его вопрос: "Ускорить движение, не нарушая равновесия", а затем "Следовать Закону, не делая ошибок", вот что он хочет узнать. 27 сентября 1969 (Входит целитель, которому Мать протягивает красную розу) (A.R.) Мерси... Я пришел к вам как ребенок, жаждущий и голодный до Истины, Справедливости, Познания духовных законов. Удостойте меня этого питания, которое является знанием законов, дабы мне совершеннее служить Божественному в универсальной Гармонии. (Молчание) (Сатпрему:) Ты ему сказал, что я не разговариваю? (Сатпрем обращается к A.R.): Мать не разговаривает. Если у него есть, что сказать, пусть говорит. (Сатпрем:) Какой главный вопрос Вас занимает? (A.R.:) Главный вопрос... Главный вопрос, связанный с переживаниями, это понять, Закон – понять его совершенным, а не каким-либо несовершенным, то есть, эмпирическим образом, чтобы, исполняя этот Закон мы могли бы творить то, что требуется. (Сатпрем:) Вы говорили, что была какая-то "блокировка"? (A.R.:) Да, именно, блокировка... Я приведу образ: когда знаешь закон в совершенстве, то не можешь его нарушить; а когда знаешь закон несовершенно, то каждое мгновение рискуешь нарушить его. (Сатпрем Матери:) Милая Мать, он хочет знать Закон, чтобы не допускать ошибок. Но я не знаю "законов"!... Я не знаю, что он называет "законом" – я не знаю "законов". (Сатпрем обращается к A.R.:) Что Вы называете "законом"? (A.R.:) Закон... Я думаю, что если верным образом реализовывать в глубокой медитации единство с Божественным, то всякий раз, когда будешь делать одну и ту же медитацию по одной и той же причине, всякий раз будет получаться один и тот же результат. В Манифестации нет двух одинаковых минут, это непрерывное движение; так что, когда вступаешь в связь с Божественным, то сотрудничаешь с Истиной этого Движения. Вероятно, это он называет "Законом". (A.R.:) Это так. В Манифестации выражается это Сознание, это Всевышнее Сознание, это Божественное Сознание, которое, если с Ним отождествиться, заставляет вас действовать. Но, насколько я понимаю, "закон", о котором он говорит – это ментализация этого Движения, а это не обязательно – необходимо ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ сознания... Но это вопрос слов. (A.R.:) Точно, я полностью согласен с Матерью. Но все же проблема остается, несмотря на это объяснение. Знак вопроса остается всегда, так как, очевидно, я имел многочисленные случаи и экспериментировал – это то, что я часто осознаю – и однако результаты разные, то есть, не получается результата, которого можно было бы ожидать и который походил бы (по меньшей мере "был похож"), походил бы действительно на нормальные правила. (Сатпрем обращается к A.R.:) Вы хотите сказать: когда Вы хотите кого-то вылечить? (A.R.) Да, это так. (Сатпрем обращается к Матери:) Милая Мать, он говорит, что, например, когда он хочет кого-то вылечить, у него есть только одна система: он вступает в сокровенную, глубокую связь с Божественным, а затем он позволяет идти Тому... Да, это так... (Сатпрем:) Тогда он спрашивает, почему в некоторых случаях не достигается результат? Но это потому что на всевышнем уровне решено, что этот результат не должен быть достигнут! Это частичное сознание имеет такое представление, что если делаешь одну и ту же вещь, то всегда должен получаться один и тот же результат, но это не так! (Сатпрем обращается к A.R.:) Да, это не так. Это частичное сознание говорит вам, что должен быть такой-то и такой-то результат, а тотальное Сознание... (A.R.:) Я всегда хорошо это понимал, только мне нужно было подтверждение. (Сатпрем Матери:) Он понимает это, но хотел бы иметь подтверждение. Взять, к примеру, случай с одним человеком, которого он очень хорошо знал и который оказался парализованным. Он вложил все свое сердце в лечение, и он говорит, что он почувствовал, как Сила входит в этого человека, что он восприимчив... И этот человек не вылечился. (Сатпрем:) Он не вылечился. Он даже дал мне фотографию этого человека, и хотел бы понять почему, например, этот человек не вылечился. (Мать смотрит на фотографию) У этого человека есть вера? (A.R.:) Сначала у него не было веры, но затем вера стала расти. Это потому что для каждого человека всегда происходит самое ЛУЧШЕЕ, чтобы привести его индивидуальность к цели – к цели сознания – и если есть закон, то он заключается в том, чтобы еще точнее и, можно сказать, быстрее вести вас к цели. Так что в том случае это паралич лишь способствовал тому, чтобы человек быстрее пришел к своей цели. (A.R.:) Благодарю Вас. (медитация) Больше нет вопросов? (A.R.:) Да, я хотел спросить: как Вы считаете, следует ли мне и дальше идти по этой дороге целительства? А! да. (A.R.:) Не думаете ли Вы, что это как-то ограничит меня? Нет ограничения, даже самая маленькая работа не является ограничением! Это только средство выражения; но это не ограничивает возможности, то есть, если человек способен делать общую Работу, то она будет делаться ВСЕГДА, без материального занятия. Я хочу сказать, что истинная Работа делается вот так (жест излучения) в молчании. (A.R.:) Благодарю Вас. (Мать возвращает фотографии, и целитель уходит) Я не знаю... за полчаса перед тем, как я его увидела, все тело сильно трясло. Я хочу сказать: трудности с едой, всевозможные вещи... У меня впечатление, что это ускорение Работы, но... Есть странная (как сказать?)... усталость. Я никогда не пользовалась головой, и она всегда была полна Света, а я могла делать что угодно без усталости – сейчас так, как если бы это Свет там внутри (Мать указывает на голову) ушел. Так что голова причиняет мне боль. Она пустая – но она причиняет мне боль. И... я не знаю... возможно, это означает ускоренную трансформацию – я ПРИНИМАЮ это так, ты понимаешь – но это трудно. Он тоже это говорит, он говорил об этой трансформации "с кончиков пальцев почти до корней волос", как он выражается, и он хочет, чтобы она шла быстро. Да, это должно быть так. (Мать входит в медитацию) А у тебя все в порядке? Сейчас лучше, чем прежде. А! лучше... Он оказал на тебя воздействие? В теле, да. Я не знаю, когда мое тело возле него, оно полно энергии... Но, милая Мать, он хорошо, этот человек? Не знаю, как сказать... У меня был с ним лишь контакт восприятия: он берет, берет, берет, абсорбирует, абсорбирует, абсорбирует... Но у меня вовсе нет впечатления, что он что-то тянул бы отсюда (Мать указывает на свое тело), это... я могла бы сказать, но есть Присутствие (жест обширный, везде), а затем это, и все время это так. Но, что я у себя спрашиваю, это почему мое тело в этом состоянии?... Я тебе говорю, я ХОТЕЛА принять это вот так, как ускорение работы, и это кажется истинным, но... это трудно. Работа в течение месяцев, и месяцев, и месяцев никогда меня не утомляла, не так ли; теперь же я вдруг чувствую себя изнуренной: тело. Телу трудно есть, все время впечатление... тошноты. И, в то же время, если я сконцентрируюсь, то чувствую Присутствие, как обычно. Теперь же, все это (Мать указывает на свою голову), это пусто – это почти мучительно пусто. (Молчание) Вовсе нет – совсем нет – ощущения чего-то, чего не должно быть или что я должна отвергнуть: абсолютно нет. Сознание вот так (жест незыблимости). Так что я говорю себе, что, возможно, что это ускорилось Движение, вместо того, чтобы следовать естественному ритму тела. Когда я задал ему твой вопрос, спросил: есть ли "разница" между тем, что было перед тем, как он тебя увидел, и после, он добавил (во всей простоте, впрочем): "Для Матери тоже должна быть разница." (после молчания) Все время у меня тошнота, и это указывает на недостаточность материальных сил. Но это любопытно, потому что я, мое тело, полно энергии, когда я нахожусь рядом с ним. Да, это так, и из-за этого я тебя об этом спросила. Так что это действительно ускорение в работе трансформации. До такой степени, что в первый раз я не спал ночью! Да... я не знаю... должно быть так. (Мать остается "задумчивой") 1 октября 1969 Говорила ли тебе F. о том, что она разговаривала с целителем?... Они разговаривали вчера или позавчера, и он "исповедовался". Он сказал, что пришел в Индию с надеждой найти место, где можно побыть в тишине несколько недель или даже месяцев, потому что он нашел средства лечения всего, кроме грыжи, и хотел бы найти средство лечения грыжи, оставаясь спокойным. Так что F ему сказала: Вы можете здесь побыть в тишине. Он ответил: "О! но если меня попросят, я не смогу отказать в лечении." Так что, возможно, лучше перестать посылать к нему людей... но нужно, чтобы он сменил дом, чтобы он мог побыть в одиночестве. Надо спросить его, подойдет ли ему это. Вот как все происходит: на днях одного человека, который готовил еду вместе с F., охватила лихорадка. Тогда F. сказала: пойду поищу A.R. Она его нашла – он вылечил того человека за пять минут. И по этому случаю у них произошел этот разговор. Так что увидься с ним. Если к нему никого не посылать, то никто и не придет. Если он считает, что это место подходит для его поисков, мы поищем ему место, где он мог бы оставаться в покое. А ты, с тобой все хорошо, ты спал (!) Да!... Но воздействие этого целителя, действие ускорения, которое ты ощущала в своем теле, тошнота и все это, это устроилось или... Да, (смеясь) все ускорилось! Ко мне самой, когда F. передавала мне об этой "исповеди", в тот момент что-то пришло, я сконцентрировалась, затем я передала ему через F., что сделала все необходимое [чтобы его лечить], что он сможет отдохнуть. Но для этого может потребоваться еще несколько дней, я хочу, чтобы он посмотрел еще двоих людей... Если бы я была на его месте, я бы осталась здесь (!) Потому что он ЗАМЕЧАТЕЛЬНО восприимчив к Силе; так что если он останется здесь, то сможет лечить – вчера я видела, что он может очень хорошо лечить. Я сделала все, что нужно, он должен это понять – мне не нужно видеть его для этого. А у тебя все в порядке? Да-да! У R. были трудности после встречи с ним, и у М тоже!... Я думаю, что все уладится. Трудности? Физические последствия? Да. Что касается меня, я всегда чувствовал контакт с ним как нечто очень благоприятное. Это зависит от... того, что требуется. Но это ничего не значит. Лично мне это дает много работы, потому что я гармонизировала трансформацию тела с нуждами работы, и мне удавалось достичь такой гармонии, что я НИКОГДА не уставала. С ним же [с целителем], те два раза, когда я его видела, после этого я несколько часов была в состоянии усталости, что незнаком мне уже многие годы. Нужно было, чтобы я работала. Но сейчас все в порядке. Но я тебе говорю: такие вот случаи – у человека была лихорадка, а через десять минут он вылечен. И это меня не удивляет. Я нахожу его трогательным, этого человека. Да, он трогателен. Хорошо, что он сказал это: что он прибыл в Индию почти с уверенностью, что найдет здесь спокойное место, где он сможет сконцентрироваться до тех пор, пока не найдет средства вылечить свою грыжу, и он сказал: "Это в последний раз; все остальное вылечено, но это, это осталось." Это второстепенно; на самом деле он приехал в Индию для того, чтобы найти ответы на вопросы, которые он задал на днях. Да... Я думаю, что он может быстро лечить. Я не знаю, в каком состоянии его грыжа, смотря по обстоятельствам, но если это обычная грыжа, то ее можно быстро вылечить. * (Затем Мать слушает запись Беседы от 26 августа 1953 по поводу любви) Суджата хочет спросить тебя о чем-то. (Суджата:) Милая Мать, эта Сила Любви, которая приходит – она приходит иногда, чувствуется, не так ли, что действительно любишь – но почему нельзя хранить ее постоянно? Нужно уметь хранить! (Суджата:) Я тоже думаю, что она должна храниться, но не удается ее сохранить. Моя девочка... она постоянно здесь! Постоянно, что бы тело ни делало – видит ли тело людей, или оно занято самим собой, или оно спит – и это всегда-всегда-всегда там, постоянно, вибрирующе. Я говорю: "это возможно" – это факт. Только нужно... что вообще мешает, это то, что физическое сознание у большинства людей очень темное; оно занято только потребностями, желаниями, наиболее материальными реакциями, но то, что нужно, это пробудить в клетках любовь к Божественному, и как только они полюбят Божественное один раз, так и будет все время: любовь никуда не денется – она не уйдет. Эта любовь даже ГОРАЗДО БОЛЕЕ постоянна, чем любое витальное или ментальное движение: это вот так (Мать сжимает свои кулаки), это не шевелится. Клетки все время в этом состоянии – в состоянии любви к Божественному. То, что замечательно в физическом, это когда физическое что-либо усвоило, оно никогда это не забудет. Как только клетки выучили это, этот дар себя, это подношение Божественному и эту ПОТРЕБНОСТЬ отдавать себя, то после это БОЛЬШЕ НЕ ШЕВЕЛИТСЯ. Это постоянно, двадцать четыре часа в сутки, изо дня в день, и в этом ничто не меняется, и даже когда что-то не в порядке (боль или нечто подобное), то первое движение – это отдать себя, спонтанно. Всевышнее сознание не вмешивается, это спонтанно: это сознание, содержащееся в клетках. Это витал и ментал ведут себя вот так (жест зигзагообразного движения), нестабильно. Особенно витал, который интересуется подобного рода вещами. Естественно, эти две вещи взаимосвязаны: нужно, чтобы эго было уничтожено – чтобы было уничтожено ПРАВЛЕНИЕ эго. Вообще, люди думают, что это невозможно – уничтожить физическое эго; это не только возможно, но это ФАКТ, и тело продолжает, продолжает двигаться – оно никуда не делось! (в этом есть небольшой трудный момент – краткий момент) Сейчас клетки спрашивают себя, как это можно продолжать существовать без этого движения обожания. Они вот так, везде (жест интенсивного стремления), везде. Это очень интересно. Все трудности, которые имеешь со внутренним развитием, когда есть витал и ментал, все эти рецидивы, все это, там (в теле), там с этим кончено, это больше не так. 8 октября 1969 (Относительно письма целителя, спрашивающего Мать, не могла ли бы она связаться с правительством Индии и заручиться их сотрудничеством по распространению "духовного послания, насколько он это понимает) Я получила письмо от A.R. Надо, чтобы ты прочел... Я совершенно убеждена, что с правительством НИЧЕГО нельзя сделать, абсолютно ничего. Но чтобы доставить ему удовольствие, я устраивала встречу с N.S., она приняла это предложение, но у нее были какие-то дела, и она не смогла прийти на встречу. Он тебе ничего не говорил? Он со мной об этом не говорил, но он, главным образом, сказал, что хотел бы иметь силу задеть все наименее ментальные классы людей. Он говорит: "Там гораздо больше готовых людей, чем можно подумать, и они не обременены менталом и могли бы много чего сделать. Да, конечно. Но он мне сказал: "Я не знаю языка, так что же я могу сделать? Он не может ничего сделать. И, к тому же, сейчас у них есть все, что они могли бы иметь! более того, и так достаточно проповедников. Я думаю, что ментально он не сможет сделать ничего. Пусть лучше это будет лечение, помощь такого рода. Да, это так. Но он не отдает себе отчета в том, что он говорит! То, что он мне там написал, покажется совсем детским здешним людям. Единственная разница, если речь идет о живом проявлении. Да, это так, в этом его сила. Но я нахожу его силу гораздо более полезной и более мощной, когда он не говорит ничего, чем когда говорит... Да, это очень полезно в Европе, но не здесь. Здесь все пресыщены проповедниками. Нужно невидимое и молчаливое действие. Да... Если бы он лечил людей, то смог бы иметь на них влияние. Но я спрашиваю себя, не лучше ли будет, если он уединится для своего лечения (грыжи). Так что, действительно будет хорошо, если ты ему об этом скажешь, потому что, насколько я знаю этого человека, он никогда не принимает самовольных решений; он не ощущает возможности заняться самим собой и остаться служить другим. Если ты ему скажешь... Я могу черкнуть ему пару слов. * Затем Мать вытаскивает несколько заметок Это Послание к новому году [1970]: "Мир готовится к большому изменению. Будете вы помогать?" И это... на днях я дала четыре послания Индире. Она была восприимчива? Да. Я не говорила, и она в течение пятнадцати минут не проронила ни слова. Затем вошла N.S. и задала мне несколько вопросов. Но это (Мать указывает на заметки), я получила это прежде: я получила их одну за другой. "Let India work for the future and take the lead. Then she will recover her true place in the world." ["Пусть Индия работает на будущее и возьмет в этом лидерство. Тогда она восстановит свое истинное место в мире."] "Since long it was the habit to govern through division and opposition. The time has come to govern through union, mutual understanding and collaboration." ["Издревна принципом правления было 'разделяй и властвуй'. Пришло время править через единство, взаимопонимание и сотрудничество.] "Pour le choix d'un collaborateur, la valeur de l'homme est plus importante que le parti auquel il appartient." ["Для выбора сотрудничества гораздо важнее качество человека, чем его принадлежность к той или иной партии."] Кажется, что именно это ей и нужно было услышать! Но теперь так всегда и происходит; когда это приходит вот так, я уверена, что... Я дала ей это, не говоря ничего; я положила эти записи в конверт. А N.S. сказала: это как раз то, что ей нужно было услышать. "Величие страны зависит не от победы какой-либо партии, а от единения всех партий." (Мать указывает на другую запись) Из Радио Пондишери попросили дать им какое-нибудь послание, чтобы повесить его у себя на стене, так что я дала им вот это – и они повесили! "Teach your listerners to love the Truth. This is a work worth doing." ["Учите своих слушателей любить Истину. Это стоящая работа."] (Мать смеется) И они повесили, вот что меня забавляет! (Мать принимается писать записку для целителя) "Кажется, настал благоприятный момент, чтобы Вы предприняли свое последнее наступление на болезнь, и для этого Вам надо немного покоя в уединенном месте. Все это легко организовать. Сатпрем Вам объяснит." Контакт с ним очень хорош, ты знаешь. Да. У малышки S. больше нет болей, все превосходно. А его наблюдение по поводу Ашрама, где он говорит: "Здесь совершенно особое место, где можно иметь то знание, которого я не встречал ни в каком другом месте, но не хватает интенсивности, энергии и практики." Практики, да. Они позволяют себе просто "плыть по течению". Да, потому что у них легкая жизнь. Это его и потрясает: иметь такую возможность и не работать! Это потому что у них слишком легкая жизнь. Малейшее усилие, которое от них требуется, возмущает их. * (Несколько позднее, относительно вопроса по поводу любви из беседы от 1 октября) Этой ночью у меня было очень интересное переживание... У меня было долгое видение (деятельность: одна деятельность), которое я не помню, потому что не придала этому значения, но к концу появился некто (конечно, символически), это большой черный человек. Это существо не было человеческим существом, это должен быть символ чего-то в моей жизни, или символ чего-то в людях, с которыми я жила, или даже символ чего-то, против чего я борюсь в этом существования. И затем, после многих-многих событий я удалилась в одно маленькое место с несколькими людьми (с теми, кого я вижу всегда, которые всегда там), и я была там с ними, когда пришел это человек или это черное СУЩЕСТВО... Там не было крыши; это было небольшое место со стенами, но не было крыши (это в тонком физическом). Так что пришло это черное существо, вырвало громадный кусок стены (стена была сложена из больших кирпичей), вот такой громадный кусок, и с высоты (оно было выше меня) бросило этот кусок мне на живот... Я это почувствовала. И в то же время я вдруг услышала гром – были ли гром сегодня ночью?... Единственный удар грома. Перед самым рассветом? Я не думаю. Ты не знаешь... Я видела молнию, прежде чем лечь спать, так что я сказала себе, что возможно... Но я в этом не уверена; раскат грома также мог быть в тонком физическом... Это упало вот так (Мать хлопает себе по животу). Я почувствовала, как падает этот кусок (Мать смеется), я улыбнулась и сказала: "Это невозможно". (Мать смеется). И это вовсе не причинило мне какого-либо вреда! И оно ушло. Это было как если бы меня научить... Я смотрела, я сказала себе: что бы это значило? И затем пришел очень ясный ответ: это для того, чтобы научить мое тело тому, что оно может быть атаковано, но оно ничего не почувствует. Я ощутила удар, но он не причинил вреда! Не было ничего – хотя он был достаточным, чтобы стереть вас в порошок! (Мать смеется) и ничего не случилось. И так было спокойно-спокойно-спокойно... Я пробудилась от удара, а затем спросила себя, не причинил ли он мне какого вреда, но не было ничего. И я видела, как падал этот кусок, я ощутила удар – я это почувствовала, и именно это меня разбудило: удар и тяжесть, и пролом в стене величиной с дверь. А затем, реакция тела, мгновенно (то есть без "раздумий", ничего такого), молниеносно: "О! Господь", вот так (Мать раскрывает свои руки к высотам), улыбаясь. Вовсе не было ни испуга, ни... А потом я внимательно посмотрела, я сказала себе: "Не повреждено ли что?". Не было ничего... Потому что я посмотрела на две вещи сразу: вместе на состояние видения и физическое состояние, и в состоянии видения я хотела знать, нанесло ли это мне какой-либо ущерб – там ничего не было – и в этих двух состояниях реакция была одной и той же, вот так (тот же жест, руки раскрыты), с улыбкой. Так что это доказывает, что... это действительно факт. Потом, когда я полностью проснулась этим утром, я спросила себя: "Как это произошло, как это существо оказалось способным это сделать?" (Потому что это ПРОИЗОШЛО, я это ощутила! (Мать смеется) – никто не помешал ему это сделать.) А затем ответ был очень ясным: это было, чтобы твое тело усвоило, что оно действительно, действительно защищено, даже если что-то произойдет. Это было интересно. Это черное существо, я вижу его очень часто... Это должен быть символ силы, которая противостоит в мире (не только на земле, но и в мире) тому Действию, которое мне поручено сделать. Оно связано с моим телом. Большое-большое черное существо, совершенно черное... Это долгая история. Еще утром я ее помнила; сейчас же я больше не помню. Но это было интересно. В первый раз со мной произошла подобная вещь; это в первый раз кому-то удалось навредить мне в тонком физическом – на самом деле это не причинило никакого вреда, но атака удалась. (Молчание) Но это странно... Например, когда тело восприняло это (был удар), то у него не было ни минуты... (страха - это не вопрос), не было даже и минуты, когда бы оно сказало: "А! это отвратительно" – ничего подобного, все ТА ЖЕ улыбка, везде... Было то состояние сознания, что все, что ни происходит, происходит через божественную Волю, что ВСЕГДА все к лучшему, и это только человеческая глупость, непонимание, слишком короткое видение вынуждают говорить: "О! какое несчастье, о!..." Все совершенно ЧУДЕСНО устроено... И когда тело это знает, тогда все в порядке... Оно далеко от совершенства – сперва... я не знаю, можно ли сказать, что сейчас оно трансформируется, это не видно, но, во всяком случае, его функционирование зависит от всевышнего Сознания, и больше не зависит от обычного механизма (это делается постепенно); так вот, даже там внутри есть нечто вроде улыбчивой уверенности в том, что даже когда немного больно, что не очень-то комфортно, то это ничего не значит – это не значит ничего. Всегда, везде, в любой момент есть ощущение этого Божественного Присутствия, оно не покидает. (Молчание) О! ты знаешь, все считают себя такими понятливыми, но... (смеясь), как понимается вред! Как если бы был вырезан маленький кусочек во Всем, так что больше не видно ничего. Сейчас это начинает идти лучше! (Молчание) Стали ли твои ночи более сознательными? Немного, время от времени. Я часто тебя вижу. 11 октября 1969 (Мать начала с перевода на французский язык тех посланий, которые она адресовала Индире, а именно: "Качество человека гораздо важнее, чем его принадлежность к той или иной партии... Величие страны зависит не от победы той или иной партии, а от единения всех партий.") Ты знаешь, у Шри Ауробиндо есть одна фраза, где он говорит в точности то же самое... Смотри-ка! Я подумал, почему бы не опубликовать также это: "Люди, свободные в своем ментале и своих привычках, имеют душу слишком сильную, чтобы быть рабами своих чувств по отношению к партии, и они же имеют ментал слишком крепкий, чтобы подчиниться требованию пожертвовать своими принципами ради удобства. Только в рабских нациях и не в согласии с духом свободных людей партия становится хозяином вместо того, чтобы быть инструментом." Хорошо! откуда это? Из статьи под названием: "Партии и страны", 1908 г. О! задолго до того, как я с ним встретилась. Это было тогда, когда он писал в тех журналах... * Ладно, что скажешь? A.R. (целитель) вместо того, чтобы пойти лечиться на берегу моря, отправился в Thirouvannamalai!... Завтра он должен пойти на берег моря. Мне известно лишь, что его встретили в почтовом отделении как раз перед его уходом, и мне передали: "О! он был возбужден". – Он, возбужден. Это совершенно удивительно, он был возбужден. Там нечего смотреть. А! да, это М его встретил. И он спросил у М.: "Как это вышло, что Махарши позволил себе умереть от рака?" Тогда М. сказал ему, что когда Махарши еще был жив и у него спросили, как это он позволил себе заболеть раком, он ответил: "О! само тело – это рак"... Ему показалось, что A.R. был возмущен таким ответом. Есть от чего. (Мать смеется) А я видел Махарши... Ты его видел? Я провел тем полчаса в медитации, а затем мне этого стало достаточно, и я ушел. Ты понимаешь, купаешься... это был мир, покой, мир, мир, мир, и еще мир – а что после?... Это показалось мне совершенно эфемерным. Для меня это не имело никакого материального смысла. А! но целью было уйти от Материи. Цель состояла в том, чтобы уйти туда (жест - все энергии подтянуты к высотам) и отбросить Материю как нечто совершенно иллюзорное, не так ли. И это также в продолжении буддизма. (Молчание) Итак, завтра он отправится на берег моря? Да. Он мне сказал: "Я беспокоюсь, что лечение может занять много времени (если удастся), а мое время пребывания в Индии ограничено." Я ему ответил: но зачем же Вы хотите, чтобы это заняло много времени!... (Мать ничего не говорит) Впрочем, я ему сказал, что ты "сделала необходимое" (*), но, кажется, до него это не дошло. О! он совсем вот так (Мать сделала жест вокруг головы, означающий, что A.R. замкнут в своей реализации). Знаешь, чем я раздосадован? (Мать смеется) Я часто тебе говорил, что когда я разговариваю с людьми, то иногда что-то мной овладевает, и я говорю грубо; вот так, вдруг, это меня захватывает; однако у меня действительно есть привязанность к этому человеку. Что ты ему сказал? Это относительно правительства. Ты знаешь, что он хотел увидеться с людьми из правительства Индии, и я передал ему твое послание, в котором ты говорила, что с этими людьми ничего нельзя поделать. Но он настаивал, он говорил: "Мать говорит, но я думаю", все время "я думаю" и потом... Так что все это начало меня доставать, и я просто сказал ему: "Послушайте, вот уже пятьдесят лет, как Мать находится здесь, она заботится об индийцах, так что не думаете ли Вы, что Мать знает чуть лучше, чем Вы?..." Я был немного рассержен, а затем, вдруг я приставил палец к его груди и сказал: "Месье A.R., Вам не хватает одного – понять, кто такая Мать." Вот что на него так подействовало! (Мать долго смеется) Бедненький!... О! я сожалею. Мне было очень жаль, потому что я люблю этого человека. И как он отреагировал? Он был очень спокоен, должен я сказать. Он мне ответил: "Но я приехал как раз для того, чтобы понять; если бы я не хотел понять, то не приехал бы сюда." Он был очень любезен; это я, я не знаю, что на меня нашло, вышло вот так. (Мать смеется) Это все проделки этого Нового Сознания. Ты думаешь? Оно такое, да! Я тебе говорила, что устраивала его встречу с N.S., но ничего не вышло. Но после я кое-что понял. Потому что, когда этот человек говорит, я всегда чувствую, что это говорит Истина, так было всегда, действительно, речь лилась из этого источника; но когда он заговорил о правительстве Индии, я почувствовал, что это заговорила не Истина (впрочем, из-за этого я начал быть недовольным), а затем я вдруг почувствовал, что это говорил не он, что, должно быть, это ментальная формация тех людей из "Divine Life Society" ["Общество Божественной Жизни"], посылали тебе рекомендательное письмо по поводу него. У меня такое впечатление, что это их ментальная формация. Это так. Ничего не поделаешь с этими людьми из правительства. Они еще по уши во Лжи, то есть, ими правит Ложь. Они еще не отказались ото лжи, так что... Все же еще сеть Индира, она мила, она делает то, что может. Ты видел ее, нет?... Я держусь в стороне от толпы. Она делает все, что может. (Молчание) Нет ничего другого? Есть также новости от P.L. А! давай. Немного обескураживающее письмо, потому что он стал жертвой всяческих оскорбительных махинаций в Ватикане... О! да... Ты знаешь, между нами (не нужно говорить ему об этом), но он был в БОЛЬШОЙ опасности после той речи, и это дало мне работы на несколько часов – долгое время. Я все работала-работала-работала, чтобы сделать невозможным то, что они замышляли... это нечто из ряда вон плохое. Он [P.L.] еще дешево отделался. Почти что чудо, что он не погиб – они очень хорошо умеют делать это. Так что... (чтение письма P.L.) Дай ему это (Мать протягивает пакетики "благословений"), скажи ему, что это символ моего постоянного присутствия. Ты мне говорил, что два епископа оставили Церковь по собственному желанию? Их отлучили? Такое впечатление, что да, но... (Молчание) Два-три дня назад я прочитала один Афоризм Шри Ауробиндо (впрочем, ты знаешь этот Афоризм). Я не помню конкретных слов, но он говорит, что Христос приходил, чтобы очистить человечество, но он не достиг в этом успеха, и он сказал, что еще вернется, но на этот раз держа меч Бога... Афоризм 169 – Христос приходил в мир, чтобы очистить его, но не осуществил это. Он сам признал провал своей миссии и необходимость вернуться с мечом Бога в руке в мир, который его отверг. Меня спрашивали, что это за "меч Бога" (!) Я ответила, что это неотразимая Сила. (Молчание) О! недавно мне рассказали ужасную историю – до чего же опустилось человечество... это невероятно. Ты в курсе этой истории о бойне тюленят? Когда рождаются тюленята (определенного вида тюленей), они совершенно белые (и в течение нескольких недель они остаются совершенно белыми), затем покрываются шерсткой и становятся серыми – серыми или желтоватыми, как их родители. Так вот, вошло в моду носить манто из совершенно белого меха. Поэтому нашлись люди... это какая-то коммерческая организация... (тюлени собираются в одно большое стадо, когда приходит время приносить потомство, они собираются в одном месте, на Севере, на одном острове, тысячами, и каждая самка приносит только одного детеныша). Итак, люди пришли туда с лодками и всем необходимым снаряжением, а когда тюленята рождались, они их убивали – тысячи за раз. На одно манто требуется двенадцать-пятнадцать шкурок... И они устроили бойню. И затем, чтобы дело шло быстрее и подешевле, ты понимаешь, они делали пару ударов палкой по голове животного, и сразу же большими тесаками сдирали шкуру с еще живого тюлененка... То есть... кажется, тюлени ревели, не так ли, он не были мертвыми. Кажется, что... Случилось так, что там оказался один репортер с телевидения, не зная о том, что происходит (он попал туда по другой причине). Он пришел в такой ужас, в такое возмущение, что решил заставить их прекратить это делать. И в течение, быть может, двух лет он развернул компанию по всему миру – по телевидению, по всем средствам массовой информации – чтобы люди вмешались. Было сильное давление на премьер-министра (это на севере Канады или на севере Норвегии, я думаю, в зоне вечной мерзлоты), и они добились от премьер-министра Канады, чтобы вместо того, чтобы убивать тюленей ударами палки, топить их в мазуте, потому что тюлени в нем быстро задыхаются... Но коммерсанты заявили, что это слишком дорого, так что они потребовали (ты знаешь, неимоверна глубина падения!), они потребовали, чтобы министр отменил свое решение – и он отменил! Он разрешил эту бойню... Кажется, что самки пытались защитить своих детенышей – и им выкалывали глаза, чтобы они не видели, что происходит... То есть, когда мне это рассказали, я увидела человечество, которое потонуло в... бездне бесчестья. Мне принесли открытки (готовится новое движение), открытки с большими фотографиями – это тюленята, если бы ты знал, как они милы! и понятливы! Они потрясающи. Я смотрела на фотографии, еще не зная ничего об этой истории; я посмотрела и сказала: "О! какой прекрасный малыш!" Я сразу же увидела: восприимчивый, чудесный, чудесный малыш! Так что есть фотографии этих малышей, портрет того бандита, который устроил всю эту бойню, есть портрет репортера и открытки с фотографиями малышей, а наверху надпись по-английски и по-французски: "Спасите тюленят." Вот так. И оставлено место для имени и подписи. А на обратной стороне есть пустое место, где можно добавить что-нибудь от себя. Меня спросили, не подпишу ли я. Я ответила "да". Там был адрес министра рыбной промышленности Норвегии, министра рыбной промышленности Канады и премьер-министра Канады. Я поставила свою печать: "Мать, Ашрам Шри Ауробиндо", и больше ничего, просто подписала. Эту открытку отправят. Но когда мне рассказали все это... Почему-почему?... И самки, которые вынашивали этих малышей... боль всех этих животных, ужас, кошмар... И это не сон!... Это невероятно. Кажется, вошло в моду, ходить на балы с шарфами, сделанными из двух-трех шкурок этих бедных животных... Люди обезумели! Конечно, там [на Севере] подобное [эта дикость] как бы привычно. И это только ОДИН пример. Но это ОТВРАТИТЕЛЬНОЕ сознание, оно повсюду на земле... Да, я это вижу. Только нечто начинает кристаллизоваться, чтобы привести в чувство. О! эти малыши... Тюлени – очень развитые животные, они отнюдь не несознательны. Был один на обложке книги, который смотрел такими вот глазами, он был восхитительным!... (Молчание) Так что эта история привела меня в контакт со всем этим. Это значит, что это скоро уйдет. Да. Это движение началось в Швейцарии (репортер - швейцарец), а Z рассказала мне эту историю. Z сказала этому репортеру, что она возвращается в Индию, тогда он дал ей пакет открыток, сказав: "О! если Индия выразит протест, это будет иметь вес." (ученик думает от Тибете, но ничего не говорит) Это не столько для бедных малышей, потому что они под особой защитой. Это низость людей... Нужно, чтобы они начали осознавать свою подлость... Они находят это совершенно естественным. Этот мир, он все время бунтует. У него нет ничего – я не храню ничего из этого мира, ничего. (Мать смеется) Нет, вот, вот этот этот мир не бунтует (Мать кладет свою руку на букет роз возле себя). Да, это... это поклонение действительно прекрасно. Да, без людей мир очень хорош. О! это все люди, потому что даже животные не столь отвратительны. Вовсе нет. Зверь, наподобие тигра или льва, убивает только тогда, когда он голоден. Но чтобы зарабатывать деньги – это для заработка денег... Те женщины не осознают это; я уверена, что подавляющее большинство из тех, кто носит это манто, если им сказать: вы носите на себе шкуру, содранную с живого животного, то они содрогнутся от ужаса – подавляющее большинство отреагирует так. Очень мало кто скажет: а что вы от меня хотите! Очень мало. Вот так обогащаются скоты. (Молчание) Есть одна история, которая произошла много-много лет назад, но этот случай с тюленятами мне ее напомнил. Одна из родственниц К (думаю6 что это была его тетя) умерла от холеры (я ее знала, мне ее представляли; она ушла [из Ашрама] и отправилась куда-то, где и подхватила холеру, от которой умерла). И некоторое время спустя, одной ночью, я не знаю, где я была, но вдруг я оказалась окруженной громадной толпой людей, которые кричали, протестовали; затем вдруг вышла из этой толпы она, подошла ко мне и сказала: "Здесь собрались все, кто умер от холеры, и они хотят Вас спросить, ПОЧЕМУ это произошло?"... И это сильно меня потрясло, действительно сильно, потому что ты знаешь... Было черным-черно от людей, громадная толпа, и вот так ночью она пришла ко мне, чтобы сказать мне это... Естественно, это было только ОДНО несчастье среди подобных. Только это несчастье очень грубое, оно происходит очень грубым образом, вот почему... И когда мне рассказали эту историю с тюленями, я сразу же вспомнила, что была там, среди тех людей, которые говорили: "Почему это было допущено?... Как подобное могло случиться?" (Молчание) Это то, что всегда говорила Бхаратиди [Bharatidi]; она всегда говорила: "Во всем виновато Божественное; это ОН допускает такие ужасы!" (Мать смеется) Она сказала это как-то, когда здесь ставилась пьеса (не знаю, был ли ты там). В одной пьесе был "хозяин гор" и "хозяин долины", а также инкарнация Божественного. Эти два хозяина дрались между собой, а когда пришла инкарнация, чтобы разнять их, они ее убили. А когда они убили, то их сразу же охватило сознание ужаса от того, что они только что сделали, сам факт, что они убили. Когда они начали свою драку, спустилась ночь, и эта Инкарнация встала между ними, чтобы помешать всему этому, а они этого не увидели и убили ее... Вот такая была история, мы ставили такую пьесу. Мы там распределяли роли и т.п., а как бы режиссером была Бхаратиди. Так что она была там и сказала мне по этому поводу: "Но больше всех виновато Божественное! совершенно естественно, что инкарнация пострадала из-за того, что именно Божественное допустило, чтобы люди были такими!" (Мать смеется) Ах!... (долгое молчание) Эти тюленята занимали меня одной ночью. И тогда первым же действием (естественно, Сила пошла туда сразу же), первой попыткой было попросить тюлений род (их сознание) сменить место принесения потомства, уйти в такое место, куда люди не могли бы прийти, куда им трудно было бы добраться (тюлени выбрали то место, потому что там теплее для самых маленьких). Так что, я не знаю... Было бы интересно, если бы это удалось... Сильное давление на дух тюленей, чтобы он подействовал на животных и заставил бы самок пойти в другое место, выбрать другое место, о котором не знали бы люди (чтобы, по меньшей мере, люди не знали бы об этом месте год-два). Но что интересно (это очевидно, но...). Для тех, кто может подняться в это Сознание, это интересное переживание, которое они могут иметь: как только выходишь на чуть более высокий уровень сознания, чем человеческий, даже только чуть-чуть выше, так сразу же СОВЕРШЕННО исчезает весь дух мести и наказания – совершенно исчезает. Это невозможно чувствовать... Это... Кажется ложным средством противодействовать, избавляться от чего-то плохого; вместо этого воспринимаешь вибрации, изменяющие направление [этого плохого?]. И наверху это совершенно императивно: этого не существует, это невозможно. (Молчание) Требуется время... 12 октября 1969 (Сатпрем - Матери) (Из всего текста, который, к сожалению, исчез, мы отыскали только маленький кусочек. Целитель сказал ученику, что то, что он нашел возле Матери, было "такое" же, как и в других местах, то же самое "То" незыблимое и вечное и неизменное. Ученик долго пытался заставить целителя почувствовать, что возле Матери все же было по-другому – возможно, как раз из-за этого он и мучился со свои вопросом – и целитель также спрашивал, можно ли писать Матери.) "... Ваша поездка по Индии. Я умоляю от всего сердца, чтобы Вы не прошли мимо, не заметив этого. Я надеюсь, что в своем уединении вы откроете Мать, которая откроет Вам дверь Тайны." Надеюсь, что я все сделал, чтобы Твоя Милость, была с ним. с любовью, Сатпрем (Мать - Сатпрему) Все прекрасно. Милость всегда с тобой, и ты это знаешь. Ты дал A.R. возможность тоже осознать это. нежность и благословение Мать 15 октября 1969 (В эти дни обрушились сильные дожди) Мы привели сюда слишком много европейцев, и это изменило климат! Тебе нечего сказать?... У меня нет ничего, кроме раздоров, глупостей, разногласий,... такого рода глупостей... (следует длинный рассказ, который мы не приводим) Должен сказать, что для любого, кроме тебя, было бы непосильно иметь дело со всей этой путаницей. (Мать смеется) У меня была трудность "реализовать" ["realiser"], как это слово употребляется в английском языке ["realize"], то есть ясно понять или представить (это трудно входило в мое сознание), что люди, когда они со мной, осмеливаются говорить что-то, что не является правдой... В свое время мне это казалось невозможным, но я узнала (!) на опыте, что они так делают. И как они это делают, я не знаю... И, к тому же, не только это, еще много чего они делают таким же образом. И они делают это искренне. Если бы они хотели меня обмануть, я бы сразу же об этом узнала, но они делают это искренне – они обманывают самих себя. Они ходят вот так (Мать делает извилистый жест), никогда прямо... И когда ты не постоянно направляешься – исключительно направляешься – всевышним Сознанием, они делают это почти автоматически: немного "вот так" (тот же жест искривления), не зная, не умышленно. Да, я видела это в свое время (это искривление). Это становится невозможным только в тот момент, когда ничто не исходит ни отсюда (голова), ни отсюда (горло), ни отсюда (сердце), ни отсюда (солнечное сплетение), ни... Если приходит так (жест свыше), тогда это искажение невозможно, но только в этом случае. (Молчание) Очевидно, это момент перехода. * (Позднее Мать дала ученику следующую записку, которая была вруче на семи или восьми членам Парламента Орисса [Parlament d'Orissa]) "Socialism like all political parties belongs to the past and must be surpassed if we want to serve the Truth" ["Социализм, как и все прочие политические течения, устарел, и должен быть превзойден, если мы хотим служить Истине"] Самое смешное – то есть самое необычное – это то, что все они были согласны! Я же думала, что это их разозлит... Они сказали: "О! это так, мы принимаем это"... Их убеждения не были такими уж глубокими! 18 октября 1969 Сегодня Пуджа Дурги... Знаешь, у меня лев под ногами! (подушка под ногами Матери) ...(Смеясь) Он послушный! Он держится спокойно. Так, ты что-нибудь принес?... Ничего. Сегодня есть время!... У тебя ничего?... У меня тоже, кроме новостей от A.R. Он в своей хижине [на берегу моря] и говорит, что все хорошо; но его только беспокоит одно: "Может быть, я буду более полезен, если буду видеться с людьми?..." Я ему ответила, что он сам говорил, что ему надо побыть в единении... У него две грыжи, он вылечил одну (он говорил тебе это), и он нарочно не лечил вторую, потому что вбил себе в голову, что когда у него будет истинное сознание, все вылечится само собой... Теоретически это так, но... Достижимо ли это в одной жизни? Я не знаю. Тогда как я видела, что если он возобновит свою работу, то вылечится. Но он отказывается – он требует почти что чуда... Так что он спросил меня через F, не будет ли лучше, если он начнет видеться с людьми. Я ответила: "Это исключительно ЕГО дело, он должен знать, что он хочет" – не "что он хочет": что он ДОЛЖЕН делать – воспринять Приказ и делать то, что нужно делать. Я не могу ничего сказать. Я обеспечила ему те физические условия, которые он хотел. Я видела, когда ты мне об этом говорил (я видела, я была сконцентрирована), и я ясно видела, что если он возобновит свою работу над грыжей, то вылечится. Но он отказывается делать это. Так что я не знаю. Конечно, теоретически, все что он говорит, это совершенно верно, но, НО... Он совершил несколько чудес, он сам, для других. Да, он это делал, он может это делать. Это возможно, я тебе говорю: теоретически, это совершенно возможно – мы увидим. Но какого рода реализации ему не хватает? Я не знаю, но мне кажется, что он хотел бы сказать: "Я есть". И это "я", я думаю, что это Сознание (я не знаю, есть ли у него понятие Божественного или "всевышней Гармонии" или что еще, я не знаю – возможно, он даже сам не знает). Вот что он хочет: смочь сказать "я есть"... Для меня, лучше следовать... Я говорю, что нет ничего невозможного, но мне гораздо больше нравиться следовать: "Ты есть". Ты понимаешь, когда это "я" исчезает. Но у этого человека нет "я". У него оно есть. Он очень великодушный и бескорыстный, но "я" у него есть. Однако, у меня никогда не было впечатления, что он говорил: "Я лечу". У меня сильное подозрение, что он хочет протянуть такую цепочку... Он говорит "Божественное во всем", а затем он хочет сказать "Я есть Божественное". Я нахожу, что с точки зрения (как сказать?), с йогической точки зрения, с точки зрения ученика, гораздо предпочтительнее говорить "ТЫ есть", чем говорить "я есть". Ты видишь разницу? Я хорошо это понимаю. И это из-за того, что у него еще очень сильное чувство индивидуального тела. Но как только тело больше не чувствует своей индивидуальности, тогда для него совершенно спонтанно и естественно "Ты есть" – все клетки, каждая клетка: Ты есть. Для клеток нет "я". Только, вполне возможно, у каждого своя дорога, поэтому я не говорю: "Не нужно этого". Я остерегаюсь. Да, потому что на него, после его реализации, очень сильно повлияло учение Свами, для которого всегда: "Ты есть Это". Они ошибаются. То есть, во всякой древней индийской йоге тело считалось нетрансформируемым и, как следствие, тело – это преходящая необходимость, которая исчезнет; тогда как для Шри Ауробиндо тело трансформируемо, а с той минуты, когда оно трансформируемо, тело, вместо того, чтобы ощущать себя индивидуальным, начинает ощущать себя Господом. И это, ты знаешь, я гарантирую, что это спонтанно, это естественно, это... это прекрасно. И представление об отдельно персоне – это болезненная катастрофа. Я была с A.R., когда он медитировал здесь... его тело еще является ОТДЕЛЬНЫМ телом. Но у него есть реализация "Этого". Да-да, некоторым образом. И из-за этого (потому что он очень сознателен по отношению к Божественному Присутствию), из-за этого я ему говорила: "Не спрашивайте меня, что Вы должны делать: это Ваше тело должно знать." Я не могу, потому что... потому что Божественное реализует себя разным образом в каждом человеке – иначе была бы только одна личность! Я совсем, совсем не хочу давать ему советы, я полностью отказываюсь давать ему советы. То, что я нахожу замечательным в его случае, это манера, в которой он ВОПЛОТИЛ свою реализацию, потому что, действительно, это не нечто, что он имеет в медитации: он основательно наполнен этим Сознанием. Он его чувствует, не так ли. Вот что я нахожу довольно необычным. (после молчания) Но это, эта недвижимость приходит сюда, в Индию, от презрения к телу; требуется, чтобы тело было аннулировано, насколько это возможно. Чтобы было упразднено его существование. И это как раз противоположно тому, что взращивал Шри Ауробиндо, говоря: "Нет! нужно, чтобы тело УЧАСТВОВАЛО в этом переживании." Так что, естественно, A.R. убежден, что тело должно участвовать в переживании, и для этого он занял хорошую позицию. Но, будучи убежденным, он хочет СЕЙЧАС реализовать то сознание, которое Шри Ауробиндо назвал Супраментальным. То есть, БЫТЬ Божественным, без разницы: в теле и во всем остальном – быть Божественным... Если настал такой момент, очень хорошо; и из-за этого я не хочу вмешиваться. Но для этого, я не знаю, я не знаю, пришел ли такой момент... Бывают моменты, когда тело совершенно убеждено в этом – моменты, когда кажется, что по-другому и не может быть – но есть и другие моменты, когда все полностью покрыто вуалью. Выходит так, что несмотря ни на что, уже сейчас сознание смеси становится очень ясным. То есть, реализация частична; она частичная, фрагментарная. И по очень простой причине (это без аргументов): тем или иным образом, но видимость будет меняться. Это тело имеет способности – это видимо – оно имеет такие способности, которые не имеют большинство других тел, но это еще неопределенно, установилось не прочно и не тотально. Так что, в этот переходный период будет, конечно, тело, которое перейдет на "ту сторону", то есть которое достигнет реализации... Хотя, нужно, чтобы... Во всяком случае, у него, у A.R., позиция хорошая, здесь ничего не скажешь. Но так как он ментально не развит, то он находится в смеси влияний – это так. Это не ментал: это в ментале. И я не хочу заменять одну путаницу на другую... (Мать делает жест авторитета, который накладывает себя)... Все, что я могу сделать, это предоставить ему нужную атмосферу, и на этом все. Я получила письмо от N.S., в котором она говорит, что была почти в отчаянии из-за того, что сорвалась встреча, о которой они договаривались с A.R. Я не уверена (что это к лучшему). Она говорит, что прибыла на встречу с опозданием на час, потому что была где-то, я не знаю где, и совершенно взмокла, так что должна была переодеться, и она предупредила, чтобы A.R. ее подождал. Но когда она пришла, он уже ушел. Так что она не знает, то ли L не получил этого сообщения, то ли не передал его. И она пишет, что при первом удобном случае хотела бы с ним увидеться... Я ей ответила, что в данный момент A.R. уединился, но как только он возобновит деятельность, я ее предупрежу. Но я ничего не сказала A.R., потому что... Я хотел бы, чтобы N.S. с ним встретилась, но я совсем не хочу, чтобы он как-то вовлек ее в свои грандиозные планы по преобразованию Индии! Да, конечно! Я могу заверить, что момент не пришел! Надеюсь, что он не толкнет N.S. на нечто... бесполезное. Вот из-за чего они не встретились!... Все, что происходит, происходит СПЕЦИАЛЬНО, не так ли. Нам очень трудно это понять, но... понимание начинается здесь (Мать указывает на свое тело), и когда мне сказали, что они не встретились, я подумала: "Это очень мудро, еще не время". Да, я верю. Вот почему я сказала N.S., что сама предупрежу ее. Так что мы еще посмотрим. Но когда я нахожусь рядом с этим человеком, у меня такое впечатление, что я стою перед секретом, который мне нужно ясно понять. Да-да. Он производит на меня такое впечатление: что он держит нечто, в чем я нуждаюсь. Да. И то, что позволяет ему "держать" это, это то, что его ментал не развит. Баланс ментала в комбинации с его существом достаточно... бедный, чтобы не принимать участия. Это так. Для СОВЕРШЕННОЙ реализации нужно, чтобы все существо было озарено; но на начальной стадии реализации телу, вероятно, легче, если ментал не очень развит. Да, я долго на это смотрела, с тех пор, как он здесь, и я совершенно убеждена в этом, это чтобы... Для нас, кто достиг почти максимума ментальных возможностей, нам нужно перейти через этот максимум – когда ментал реализует свой максимум, чтобы от него отречься – и это очень хорошо для интегральной реализации, но вообще тело очень привыкло слушаться ментал, и из-за этого оно недостаточно гибкое, чтобы трансформироваться. И это та причина, по которой я отправила свой ментал... Но эту процедуру нельзя... нельзя порекомендовать другим. Потому что девять человек из десяти от этого умрут. Из-за ментала? Если ментал уйдет. Ты думаешь, что я умру? Ментал и витал. А! да, витал, это я понимаю, но если ты уберешь мой ментал... Нет, мой мальчик! я отказываюсь это делать! (Мать смеется) Нужно... нужно, чтобы он сам отрекся. А мой ментал не отрекся? Да. Отрекся и замолчал. У меня такое впечатление, что не хватает некоторого звена между "нечто", что я чувствую очень хорошо там наверху, что конкретно, и той реальностью, которой я живу. Да, это очень материально. Но у меня такое впечатление, чего-то не хватает, некоего звена, нечто... Не "звена"... Не достает скорее пассивности. Все слишком активно. А для того, чтобы Сила могла быстро проходить и достигать тела, нужна ВЕЛИКАЯ пассивность. Я вижу это: всякий раз, когда есть давление воздействовать на ту или иную часть тела, это всегда начинается с абсолютной пассивности, которая является... "совершенством инерции", ты понимаешь? Все, что инерция передает несовершенно, в этой пассивности совершенно!... Это нечто, что не имеет собственной активности – как раз это ОЧЕНЬ трудно для тех, у кого очень развит ментал, это для них очень трудно. Потому что тело всю свою жизнь работало в состоянии восприимчивости к менталу, было ему послушно, покорно и т.п., и это нужно отменить. Как объяснить?... Развитие через ментал – это постоянное и общее пробуждение всей земли – даже самой материальной – пробуждение как факт нечто противоположного сну. А для восприятия всевышней Силы требуется, напротив, некий эквивалент недвижимости – недвижимости сна, НО СОВЕРШЕННО СОЗНАТЕЛЬНОГО, абсолютно сознательного. Тело чувствует разницу. Оно чувствует разницу до такой степени, что... например, я ложусь вечером, и просто лежу, в течение часов остаюсь в таком состоянии, и если хотя бы на мгновение я проваливаюсь в обычный сон, то мое тело в ужасе пробуждается! И тело начинает снова нащупывать это Состояние. Да, такой ужас я чувствую иногда – но он сразу же уходит, как только тело вновь обретает истинную позицию – состояние недвижимости, но недвижимости совершенно сознательной. "Недвижимости", я не знаю, как назвать это... Но это почти противоположно инерции в недвижимости. Теперь это мне объясняет, почему творение началось с инерции. Так что нужно вновь обрести то Состояние (Мать прочерчивает грандиозную кривую), после прохода через все состояния сознания. И это то, что нам дает... (смеясь), для нас это миленькая неразбериха! Но когда это делается специально, это больше не неразбериха. Для меня трудность состоит в том, что очень часто мне требуется также активность в стремлении. Да, да. У меня такое впечатление, что я не должен переставать быть активно устремленным. Часто я мог бы просто все бросить, не шевелится, но... Да, но тогда стремление уходит. Я испытываю необходимость в активном стремлении. Да, это для того, чтобы противостоять инерции. Это из-за того, что мы еще наследуем инерцию. Но, в таком случае, что же нужно делать? Следует просто растянуться или же... упорствовать в этом активном стремлении, которое действительно интенсивно? Трудно сказать, потому что я убежден, что у каждого своя дорога, но для тела путь состоит в том, чтобы иметь это активное стремление. Иметь активное стремление? Да, но тогда больше не будет недвижимости. Это придет, тело поймет, что нужно делать. Оба вместе, объединение этих двух состояний? Да, все вместе. Это то, что нужно иметь: полная недвижимость и ИНТЕНСИВНОЕ стремление. Как раз тогда, когда недвижимость остается без стремления, тогда тело впадает в такой ужас, что сразу же просыпается. Это так, не так ли: ИНТЕНСИВНОЕ стремление. И оно совершенно недвижимо, недвижимо внутри, как если бы все клетки стали неподвижными... Нужно быть так; то, что мы называем интенсивностью стремления, это должно быть супраментальной вибрацией. Это должно быть божественной Вибрацией, истинной божественной вибрацией. Да, я часто себе это говорю. Но даже сели на пять минут тело впадает в состояние инерции – недвижимости без стремления – то оно пробуждается в таком страхе, как если бы умерло! Ты понимаешь, до такой степени. И для него недвижимость – это... Да, у него впечатление, что самая высокая вибрация, вибрация истинного Сознания, является ТАКОЙ ИНТЕНСИВНОЙ, что она... она почти эквивалентна инерции недвижимости – эта интенсивность невоспринимаема (для нас). Эта интенсивность такая большая, что для нас она эквивалентна инерции. Вот что начинает устанавливаться. Это то, что объяснило телу (потому что теперь оно понимает), объяснило ему процесс творения... Можно сказать, что творение началось с состояния совершенного, но несознательного, и что творение должно перейти из этого состояния несознательного совершенства в состояние сознательного совершенства, а между этими двумя состояниями есть несовершенство. Слова глупы, но ты понимаешь. (Молчание) Ты знаешь, такое впечатление, что находишься на пороге понимания. И это вовсе не ментальное понимание, вовсе (ментальное понимание было, но это ничто, оно ничто, ноль). Это ЖИВОЕ переживание. А этого ментал иметь не может – не может. И есть впечатление, что только тело – восприимчивое, открытое, во всяком случае, частично трансформированное – способно иметь это понимание; понимание творения, того, что мы называем творением: почему и как. И это вовсе не нечто продумываемое, не нечто чувствуемое: это живое, и это единственный способ знать... Это живое. Это сознание. Ты знаешь, когда это понимание приходит – оно приходит, а затем делает вот так (жест как светлое набухание), оно приходит так, а затем делается нечетким, снова оживает, и снова делается нечетким, размытым; но в тот момент, когда оно приходит, оно такое очевидное, оно такое простое, что спрашиваешь себя, как такое нельзя понять! Еще требуется время... Сколько времени? Я не знаю. Но представление о времени тоже очень произвольно. Мы всегда хотим перевести все наши переживания в старое состояние сознания, и в этом вся беда! Мы думаем, что это необходимо, что это обязательно – и это абсурдно. Это ужасно задерживает. (Молчание) И все-все-все, что люди говорили, все, что они писали, все, чему они учили, это только способ выражаться. Это только попытаться заставить понять, что это невозможно. И когда только подумаешь (смеясь), сколько копий было переломано по такой пустяковой вещи!... (долгое молчание) Смотря на череду дней и то, что происходило, переживание тела такое... Определенным образом, в определенные моменты, тело находится в сознании Бессмертия, а затем, под влиянием (а иногда еще по старой привычке) оно проваливается в сознание смертности, это сейчас для него ужасно; и этот ужас проходит только тогда, когда тело возвращается в истинное сознание. И я понимаю, почему были люди, йоги, которые говорили о нереальности мира, потому что для сознания Бессмертия сознание смертности является нереальной абсурдностью. И это так (Мать пропускает пальцы одной руки сквозь пальцы другой руки, показывая, как сплетаются эти два этих сознания). Так что, то это так, то это вот так. И другое состояние, состояние Бессмертия, неизменно мирное, спокойное, с... как с быстротой молнии, все так быстро, что кажется недвижимым. И это так: ничто не шевелится (в видимости) в этом грандиозном Движении. А затем, как только возвращается другое состояние, возвращаются все обычные представления, то есть... сейчас, действительно, это состояние наводит на тело ужас и страдание лжи. Но это еще вот так (тот же жест сплетения). Единственное средство из этого выбраться – это полная сдача, surrender. Это не выразить ни словами, ни идеями, ни чем бы там ни бы ло, и это состояние, состояние вибрации, где есть ТОЛЬКО Божественная Вибрация, которая имеет ценность. Так что – так что все встает на свои места. Но все это, как только об этом говоришь... Но заметь, что это постоянно: это приходит ночью, это приходит утром (вообще, по утрам труднее), и тогда... (жест грандиозности, единения, с улыбкой) нет больше проблем – все проблемы кончены – больше нет проблем, больше нет трудностей, ничего больше нет. (Молчание) Есть самая задняя часть (это особенно), самая задняя часть несознательного Отрицания, которая еще стоит позади всего-всего-всего; она еще везде: ешь, дышишь – получаешь это Отрицание... Потому что предстоит еще колоссальная работа, чтобы все было трансформировано. Но когда находишься там, что можно назвать "другой стороной" (это не "сторона"), в другом состоянии, тогда это кажется таким естественным, таким простым, что спрашиваешь себя, почему это не так, почему это кажется таким трудным? А затем, когда возвращаешься в обычное состояние, это (Мать обхватывает голову руками)... Ложь еще здесь, это неоспоримо. Действительно, обычное состояние, старое состояние, это сознательно (то есть, это сознательное восприятие), это смерть и страдание. А затем в другом состоянии смерть и страдание кажутся совершенно... нереальными – вот так. Кажется, что тело очень-очень сознает... (как сказать?) некую глупость. Да, некую выносливую добрую волю и глупость. Тело очень хорошо сознает это. И тело приведено к пониманию, что это состояние было совершенно необходимо для того, чтобы могла делаться работа, что это нечто, что служило... (естественно, малейшая дурная воля вне вопроса), но если бы не это (это не несознание), не эта невежественная простота (нечто подобное этому), то без этого терпение стало бы очень трудным. Тело не задает вопросов, но иногда оно сознает свое состояние посредственности, и тогда, совершенно естественно, оно спрашивает себя, как это вышло, что оно взялось за эту работу? И ясно видится, что ощущение ничтожности тела исходит из некой доброй воли... Малейшее ощущение способности, ценности, уничтожает всякое терпение. Так что такого ощущения и нет, и это позволяет телу работать. Рассказывала я тебе об одном случае с ребенком?... Пришел один ребенок, у него было это (Мать указывает на маленькую желтую фигурку птицы на столе), и он думал, что это лебедь; тогда оно очень мило протянул мне эту птицу и сказал: "Это Ты". Я видела, что в своих мыслях он был убежден, что это лебедь, то есть душа. Я видела своими глазами, что это гусь (Мать смеется), но я сказала: "Да, это так!" (смех). И это, это было точно... О! я его сохранила, вот он – гусь (Мать смеется) Вот так. Держи (Мать дает цветок трансформации): хороший. Ты тоже... Без нетерпения. Доверительное терпение. В сущности... все время теряют терпение старые движения... То есть, когда видишь все в целом, то, определенно, нетерпение было создано для того, чтобы противостоять инерции – но с этим покончено, эти времена прошли. Д О Б А В Л Е Н И Е (Вопросы, которые целитель задал Матери) (A.R.) У меня было две грыжи. Я вылечил одну, но умышленно оставил другую, так как то, что я ищу, это открытие максимума Сознания, которое только может обрести человек. Если мое Сознание достаточно расширится, тогда моя грыжа и болезнь моего друга [паралитика] исчезнут автоматически. В тот день, когда я проснусь без следа заболевания, будет служить доказательством для моего тела, что мое Сознание предельно открыто. То, что я хочу, это смочь в реальности сказать: Я Есть. Теоретически это так, но это, очевидно, его дело; чтобы он сам обрел свой опыт. Никто не имеет пава вмешиваться в это никоим образом. (A.R.) Я спрашиваю себя, не мог ли бы я быть более полезен Матери, Ее работе, если бы я медитировал все дни напролет? Нет, я так не думаю. Требуется, чтобы в Вас была полная пластичность по отношению к Божественному Сознанию. В той мере, в которой Вы сами сможете выражать Его, это Сознание будет побуждать Вас что-либо делать. (A.R.) Индии нужна вода. То, что нужно, это иметь гармоническое поступление воды, в соответствии с законом гармонии, чтобы воды было достаточно для растительности, но чтобы она не нанесла ущерба. Я думаю, что это реализуемо. Если это не реализуемо, то ничто не реализуемо. Но что нужно делать? Следует ли, к примеру, останавливать или поворачивать бурю?... Достаточно потребовать. Тогда следует ли просить Божественную Силу действовать как-то так, а не иначе? В любом случае, Божественная Сила не будет делать того, что Она не хочет, и это сама Божественная Сила в нем стремится повернуть бурю. 22 октября 1969 Сколько тебе лет? Сорок шесть. О! ты еще ребенок. У меня есть седые волосы. Хе!... А у меня нет седых волос!... Любопытно, не правда ли. Все из-за этого (Мать указывает на маленькую фигурку гуся, стоящую на столе), я рассказывала тебе эту историю... Ментал не работает, так что я не устаю! Но все же у меня было много работы для моей головы. Я больше тебя не загружаю. Да, но я редактировал все эти книги!... Это необходимо. Ну да. Так что это специально. Да. Сейчас люди взяли за привычку просить от меня посланий по любому случаю, и есть также люди, которые мне пишут и требуют от меня ответа. Так что я просто замираю, и почти сразу же (за редким исключением), вот так приходит ответе (жест нисхождения). А если я не хочу писать, то это настаивает, настаивает... и не отпускает меня до до тех пор, пока я не напишу! Как только я написала, все кончено! Кончено до такой степени, что я даже сама больше не знаю, что я написала. Хотелось бы и мне уметь делать такой трюк! (Молчание) Я не думаю, что это трюк. Не могу даже сказать, что я делаю для этого какое-либо усилие, совсем нет. 25 октября 1969 (Следующая беседа пошла по поводу двух писем, посланных юным учеником-индийцем, который сопровождал целителя, A.R., в его уединении) 21 октября 1969 A.R. спросил меня, кончил ли я перечитывать "Заметки на Пути". А я его спросил, нашел ли он что-нибудь после своих исследований за эти два дня! Вот что он мне ответил: Я не узнал ничего нового. Все, что она [Мать] говорит, я знал уже двадцать лет. Базой самого моего переживания была трансформация клеток, и из-за этого я уединился. Прочитав то, что написала Мать, я думаю, что она начала это переживание только два года назад, и я так понимаю, что сейчас оно полное. Так что все, что она говорит, для меня это истинно, правильно, и по-другому и не может быть. Только я не проходил каждого этапа переживания, как она, в деталях, почти до конца. Мой метод был прямым, всегда идти прямо, всегда вверх; по пути я прерывал все эти этапы и все эти видения, так как иначе я не смог бы сделать того, что я сделал. Ты понимаешь, я не мог соблазниться деталями, так как, в этом случае, я упустил бы свою цель, я не достиг бы своей реализации. Для нее все шло очень хорошо, так как она образована. Она знает философию, метафизику, науки и много чего еще! К тому же, у нее была возможность разговаривать со Шри Ауробиндо. Я бы тоже хотел с ним говорить. А я же был одинок. Так что у меня не было другого выбора. Я не сожалею. Я пришел сюда [в Ашрам], так как я знал, что здесь говорят на моем языке. Я получил подтверждение своим переживаниям и дал подтверждение ее переживаниям. Это так. Можно сказать, что мы шли нога в ногу в нашем переживании – мы в одной и той же плоскости. Вот что я понимаю. Я не знаю, что она думает относительно меня, она мне ничего не говорила. Я хотел бы обсудить с ней это, но думаю, что она не расположена много говорить. Так вот...! Во всяком случае, она мне говорила, что поможет мне; в таком случае, конечно, нечто делается. Зерно, посеянное сегодня, взойдет завтра. Следует подождать. Возможно, на это потребуется время. * 24 октября 1969 Думаю, что Вас заинтересует то, что я Вам пишу. Это итог долгого разговора вчера вечером. Тема: Миссия A.R. в этой жизни. Он мне сказал, что сейчас он приобретает такую силу, чтобы он мог встретиться лицом к лицу с любым препятствием и мог бы утвердить в людях мощь божественной силы. "Для начала я хочу быть совершенно уверенным, что смогу проявить эту силу в любое время и вопреки любым препятствиям. Так что я собираюсь продемонстрировать людям, толпе в тысячу человек, что все можно вылечить этой силой – пусть из толпы выйдут десять-пятнадцать человек, и я вылечу их. Тогда они будут убеждены, что, да, существует Сила, которая может делать все. Но для этого я должен быть готов. Поскольку 80% людей будут настроены против меня, то чтобы убедить их, я действительно должен быть сильным, хорошо подготовленным и уверенным! Как только я буду готов, никто не сможет меня остановить. Падут все правительства и религии. Я напишу Папе, чтобы он молился. Что Христос говорил нам в Евангелии! Он говорил апостолам идти лечить больных и изгонять демонов. Что делаю священники и КАтолики в настоящее время?" Я спросил его: Вы уверены, что в этом состоит Ваша миссия? – Да, я в этом уверен. Я говорю это давно. И я готовлюсь к этому. День не так уж далек. Для начала надо быть сильным, как Христос, чтобы сделать это. – Но не думаете ли Вы, что гораздо лучше искать Божественное ради Него самого, чем искать Его для силы, даже для силы утвердить его существование? Почему Вы хотите иметь доказательства в любую минуту и необходимо ли демонстрировать это через лечение? – Ну конечно же, ты прав, когда говоришь, что Божественное следует искать ради Божественного. Для вас это легче понять, потому что вы купаетесь в здешней атмосфере. Но для западных людей это послужит доказательством! Самое легкое и самое эффектное дело, которое можно продемонстрировать, это лечение. Вот так. Все же это очень просто. Не знаю, понимаешь ли ты. Христос делал то же самое! * Ты видел брата А?... Он сильно изменился – сильно изменился. Он несравненно лучше, чем прежде. Кажется, он идет к буддистам. Он должен прибыть к Винобе Бхаве [Vinoba Bhave], но я не думаю, что он станется, потому что он направляется в буддистский монастырь. Но точно ли он остался христианином? Я не знаю... Он не хочет возвращаться во Францию, потому что он говорит, что будет там "скучать"! Он собирается пойти в монастырь в Греции, затем говорит, что вернется сюда... Но он сильно изменился. Сильно. А другой... (целитель), другой очень забавен! Да? Он очень забавен! (Мать смеется). Если это обычное сознание, то оно дерзкое! – С ним есть некая непосредственность. Это очень забавно. Но оба (A.R. и друг A) достаточно сведущи; они говорят, что встречались, разговаривали с глазу на глаз... не знаю уж где. Это забавно. А что ты думаешь об этой "чудодейственной миссии" в мире? (Мать смеется) Если он добьется успеха, это будет интересно. Вот что я думаю. Это иллюзия или обещание? Я не знаю... Что касается его грыжи, это довольно интересно; потому что когда ты мне об этом сказал, то я сконцентрировалась и посмотрела, и я видела Силу, которая пришла, так что если он снова возьмется за свою грыжу, то она больше не выйдет – это уже чудесно. Но он, он говорит, что его грыжа должна уйти сама собой, без чьего-либо вмешательства!... Да, это... это гораздо сложнее. Если это произойдет, то я преклонюсь. Я не знаю, посмотрим. Я не знаю, но у меня от всего этого складывается впечатление иллюзии: эта идея "большого потрясения" покоится на духах, совершающих чудеса. О! да. Да, это невозможно. Это ребячество. Да, мне так кажется. Особенно здесь, где так много людей, которые совершали так называемые чудеса. Он хочет делать это в Европе. А! В Европе, с телевидением и прочим, потрясая массы целительскими представлениями. Ба! Это ребячество. Ну да! мне так кажется. Но не это надо делать. Эти чудеса не могут обратить человечество. Нет. Нет. Но это от недостатка культуры он так думает. Теперь это может произойти! В конце концов, я не уверена, что Христос творил чудеса. Да, он совершал чудеса. А! нам об этом говорят – мы же там не были! (смех) То, что меня немного задевает, это его идея делать "лучше, чем Христос"... У меня такое впечатление, что следовало бы делать СОВСЕМ ДРУГУЮ ВЕЩЬ! (Мать смеется) О! да. (Молчание) Но, кажется, что сам Христос говорил, что он вернется с "мечом Бога" – то есть в следующий раз будет совсем не так, как в прошлый раз. Я же, я никогда не думала об этом: у меня и без того хватало трудностей, и это Шри Ауробиндо заставил меня поверить в физическую реальность Христа; я всегда думала, что это были "сказки" – берут что-то и делают из этого историю. Но Шри Ауробиндо в это верил. Он сказал, что Христос был Аватаром – частичным Аватаром. (Молчание) Но, в сущности, что я хотел бы понять, это какого рода силой он [целитель] обладает, какого рода реализацией обладает этот человек? Какого рода силой, супраментальная ли это сила или что это? Все, что я могу сказать, это то, что из всех людей, кого он лечил здесь, он не вылечил ни одного. И, насколько я вижу, это из-за того, что здесь есть только те болезно, которые ДОЛЖНЫ быть. Так что его сила не может быть супраментальной. (Молчание) Он попросил увидеться со мной сегодня. Я с ним скоро увижусь. Естественно, я не говорю, и если он заговорит, то я не буду слушать. Но я попытаюсь УВИДЕТЬ. После всего, что он наговорил и после того, что я видела до сегодняшнего дня, у меня впечатление Гармонии, которая превосходит творение и которая еще не проявлена полностью, и она манифестирует через него... Там внутри есть нечто истинное, за исключением того, что вместо того, чтобы манифестировать через одну личность, эта Гармония пытается низойти на всю землю. Да, я это видела; я думаю, что его ребячество проявляется в том, что он принимает это за нечто личное – это все. Такое вот у меня впечатление. Но то, что эта Гармония пытается низойти и что она, определенно, благоприятствует новому творению, это точно. Успех в мире всегда зависит от... (как сказать?) некоего преуменьшения и персонификации вещей; например, не будет (для меня) ничего удивительного в том, что он [целитель] сотворит чудеса, потому что то, что для сознания – освещенного сознания, Сознания Истины – является логическим следствием, для неосвещенного сознания становится чудом. Так что не будет ничего удивительного, если он обретет репутацию творца чудес. Может быть, это он называет стать... Это забавно! (Мать смеется) Как раз по причине простодушия (простодушия неведения) у него нет ментала, который смотрел бы и надсмехался. Он полностью убежден – таково состояние людей, они еще там. Посмотрим. Все эти супер-чудеса НЕ убедительны. О! нет, совсем нет! Вовсе нет. Не убедительны. Это некий супер-трюк, как у фокусника, и когда он проходит, то все и выходит – ничего не остается внутри. Нет. Тогда что же он собирается с этим делать?... У меня такое впечатление, что этот человек собирается вступить на какой-то печально-болезненный путь. Он собирается "броситься в яму со львами". Он не увидел света здесь. Он остался замкнутым в своей реализации. Конечно! Кстати, из-за этого я хотел бы увидеть его ПРЕЖДЕ чем ты с ним встретишься. Нет-нет! Нет, мой мальчик! надо позволить, надо посмотреть! (Мать смеется, насмехаясь). Ты можешь увидеть его ПОСЛЕ. Я предпочитаю увидеть его прежде – ты внесешь в него что-нибудь... Нет-нет! Я хочу его видеть. Но, милая Мать, я хочу с ним увидеться раньше из-за того, что он всегда так делает: он находится перед тобой (или кем-то еще, неважно), он уходит, гоп-ля! он поймал свою "вещь", и все, он ее словил. Но я могу идти сверху! Да, но тогда он примет это за нечто "свыше"! А! но это ничего не значит! (Мать смеется) Это не важно, мой мальчик! Это очень забавно (Мать смеется с новой силой). Ты знаешь, воспринять Озарение Истины – это такая милость – я не знаю... если действительно эта милость предназначена для него, он будет ее иметь, и я хочу это знать. Если он не будет ее иметь, то... (Мать делает обширный ритмичный жест) он участвует в грандиозной Игре. (долгое молчание) Он придет сегодня. Я сказала, чтобы, выйдя отсюда, он направился бы к тебе, так что ты мог бы почувствовать... дрогнуло ли что. Да, хорошо, если, выйдя отсюда, он зайдет ко мне. Он придет к 3.30 – я не задержу его долго. А!... он не научился сидеть на полу, нет? Да, он может, милая Мать. С этой грыжей, разве можно... Если его спина прислонена, он может... Когда он со мной, я усаживаю его на пол... А! тогда все в порядке. Но спина поддерживается... (молчание) Я очень хорошо понимаю, как это происходит: есть нечто определенное (я не знаю, реализация ли это), но есть нечто там [жест свыше], и просто ловишь Это, причем Это можно поймать, распростершись перед булыжником или распростершись в Самадхи, находясь на улице или где угодно еще, и это ОДНО И ТО ЖЕ. Да-да. И это неопровержимо. Да, это так. Так что, находясь перед тобой, можно словить это же, и тогда это будет "одно и то же". (Мать смеется) А я убеждена, что в первый раз, когда я его увидела, для него не было разницы: он был полностью замкнут в своем собственном сотворении. Все же это вошло, но он не почувствовал, что это было нечто новое... Тонкость различения приходит с утончением сознания, не так ли, а это не доступно пониманию всех людей. Тонкость различия. Для меня загадочно то, что можно иметь божественное сознание и не видеть. Как это возможно? То, что он имеет божественное сознание, это точно. Но почему он не видит? (После молчания) Насколько я понимаю, это из-за того, что ему требуется, чтобы это проявлялось через персональное сознание. "Персональное сознание", я хочу сказать, персональное сознание кого-то (Матери) , кто "сознательно несет Божественное" и кто чувствует "я несу Божественное", ты понимаешь? Когда это не там (Божественное там, оно везде, но нет "я есть Божественное"), то он не может это чувствовать. И я могу пойти еще дальше: я не думаю, что найдется так уж много европейцев или просто западных людей, которые могли бы это почувствовать. Индийцы имеют это по причине атавизма. А все те, кто westernized ["озападнились"], не могут больше это чувствовать. Им нужно ощущение персоны, личности, которая говорит "Я есть", ты понимаешь. Но тело... (смеясь) тело прошло стадию, когда оно говорило "я есть"! Сама эта идея кажется ему теперь смешной. Вот из-за чего. Однако я чувствую разницу. Я долго ломал голову, пытаясь понять. Я себе говорил: когда я касаюсь Этого там наверху, это одно и то же, это всегда одно и то же... пока как-то я сказал себе: "Посмотри, какая разница между тем, когда я с Матерью и когда я наедине с Этим?" Ты почувствовал разницу? И тогда я понял это (это было не так уж давно) У меня было впечатление, что когда я с тобой, то это не нечто, что я ловлю в вышине, это скорее нечто ИЗНУТРИ. А! Как если бы я брал изнутри. Да, это так! все верно. Это точно. Это не нечто, что падает мне на плечи. Да, это так. И это причина существования этого (Мать прикасается к своему телу), присутствия его здесь. Это для того, чтобы это шло... изнутри – а не было бы чудесным нисхождением. Да, есть разница. Но тогда это еще больше его [A.R.] убеждает, ты понимаешь? Он чувствует себя (перед Матерью) совершенно комфортно. Вот почему я тебе говорила, что его физическое эго не ушло... Это кажется ему совершенно естественным. Он должен чувствовать себя очень комфортно! (Молчание) Сейчас состояние таково, что когда тело ОЩУЩАЕТ СЕБЯ (ощущает себя, то есть, у него есть сознание бытия телом), тогда СРАЗУ же приходит недомогание, какими бы ни были условия. Даже когда тело ощущает себя в состоянии поклонения или стремления или... это сопровождается недомоганием; и тело чувствует себя непринужденно, только когда у него больше совсем нет сознания своего отдельного существования. И тогда есть молчание, недвижимость; но... (как объяснить, потому что образ не совсем точный) когда Присутствие не "проходит через", а излучается вот так (жест), излучается в деятельность, тогда все идет хорошо, и больше нет ощущения "этого (тела), через которое все проходит": через что проходит Божественное. Тело вот так (жест незыблимости), оно недвижимо и несуществующе, у него нет сознания самого себя, у него есть сознание только... Божественного Действия, вот так. Так что все идет хорошо. А как только есть даже малейшее впечатление Вещи, которая проходит "через", тогда приходит недомогание. Это стало очень острым состоянием. Послушай, я могла бы сказать (это попахивает литературой), но в определенном состоянии, в том состоянии, где тело больше не чувствует самого себя, где есть только сознание Божественного, там есть ощущение Бессмертия, Вечности; а если есть хотя бы малейшее ощущение "нечто, в чем" Божественное себя проявляет, так сразу же приходит ощущение смерти – тело сразу же становится смертным. И это остро, ты знаешь, остро вот так. И к тому же это очень тонко, потому что... ощущение (ощущение, восприятие, чувство) "я" полностью исчезло, все время, все время – это действительно так, полностью; есть лишь "нечто иное", нечто иное, что может ощущаться отдельным от тела, и тогда все становится ужасно болезненным – у тела нет той совершенной непринужденности, как когда оно себя больше не чувствует. Это трудно объяснить, но это так. (долгое молчание) Это должно быть так... Есть бесчисленные слои сознания. Развитие (вселенское развитие) позволяло поочередно захватывать сознание каждого слоя; чем больше ты развит, тем больше воспринимаешь разницу слоев; и только когда сознаешь ВСЕ слои сознания и когда они образуют единство (но сознательное единство своей множественности), только тогда, в сущности... Всевышнее Сознание может манифестировать полностью. А в теле есть еще слои, которые не полностью сознательны; есть еще слои, которые остаются как бы осадком того, что предшествовало: минерал, растение, животное, все это. Так что вся часть клеток полностью сознательных полностью освещена, но... Достаточно только посмотреть, впрочем (Мать указывает на кожу своих рук, видимо не трансформированную) 0... Это [часть полностью сознательных клеток] стало ЧРЕЗВЫЧАЙНО чувствительно, малейший толчок производит... Это стало чрезвычайно чувствительно... Кажется, что это не имеет той же самой "плотности"... но видимость та же самая. Те, кто имеют внутреннее видение, видят кое-что (другую форму Матери), но это только благодаря тому, что у них есть способность внутреннего видения. Так что вот так (этот осадок). В сознании клеток есть такое сознание, которое можно назвать "внутренним", и такие клетки полностью-полностью сознательны, но есть и другие клетки, которые остаются вот так (осадком, Мать делает жест - как бы покрыты коркой). Так что, люди, подобные A.R., не делают такую работу: у них нечто вроде глобального расплывчатого сознания. Он [A.R.] сам сознает нечто, что "сильнее его тела" и что "пользуется" его телом, так мне кажется... Вообще, для мира это полезно, и это может породить всевозможные вещи. Но он [A.R.] не готов к трансформации, ты понимаешь: он сам, его тело. В нем МОЖЕТ быть некая внутренняя уверенность, но... Я не знаю... если только сам Всевышний не хочет, чтобы так было; так что это становится забавным – действительно, это меня сильно забавляет! Потому что он говорит о работе по трансформации клеток. Он говорит, да. Но тогда что же в точности он хочет сказать? (Мать смеется)... Это верно, не так ли! Но я тебе говорила, что сделала один эксперимент, когда видела его: когда он уходил, в тот момент, когда он уходил, я прикоснулась к его руке – и я прикоснулась к РУКЕ, ты понимаешь? Я коснулась РУКИ (Мать осязает твердость), это была ЕГО рука – я коснулась не Божественного: я прикоснулась к руке... Так что я думаю, что у него такое впечатление, что это ЧЕРЕЗ его руку действует Сила. Да (для него), речь идет всегда о "нисхождении"; это не нечто, что излучается изнутри. Это нисходит Сила. У него всегда такое впечатление? Такое впечатление у меня, когда я рядом с ним. У меня тоже такое впечатление. Когда он сидел здесь, я видела, как Сила нисходила – нисходила-нисходила в него, но, в конечном итоге, там был месье, который зовется A.R. Это вовсе не нечто, что излучается изнутри. Нет. Но сознание, которое там (жест свыше Матери) очень хорошо сознает, что это (Мать касается своих рук), это не руки! (Мать смеется) Как ни крути, но это не те "старые" руки! Это может быть утонченное тело, но это не руки. А когда я сижу здесь, вот так, когда это тело сидит здесь и когда здесь есть кто-нибудь, то тело больше не сознает самого себя; оно больше не осознает Силу, которая проходит через него, больше не сознает самого себя – есть только Божественное Присутствие, которое действует... И тело начинает осознавать восприимчивость другого [человека], то действие, которое эта Сила производит на других, все такое – этого же (тела) больше не существует. Но это только начало. Это начало. Что произойдет?... (Молчание) Все, что сознательно в этом (теле), все это составляет... только одно движение: там больше нет различия. Это все. Вовсе нет впечатления ни "притягивания" там или здесь, ни "подъема" наверх – это не так: в этом больше нет разницы. А та разница становится все более и более болезненной – гораздо более болезненной, чем болезнь (но это вещи другого рода: это некая внутренняя тревога). (Молчание) Так что ты увидишь его сегодня вечером, после его визита ко мне (Мать смеется насмешливо) * (Этим же вечером ученик виделся с A.R., и после трудного разговора, в ходе которого мы пытались раскрыть глаза этому человеку, мы послали Матери следующее письмо, чтобы она знала, что произошло. Мы были перед неопровержимым Монизмом – который не видит того, что находится перед самым его носом.) 25 октября 1969 Милая Мать, A.R. говорит, что, находясь возле тебя, он чувствует разницу лишь в интенсивности одной и той же Вещи. Я пытался ему объяснить, что это вовсе не "то же самое", но он непоколебимым тоном говорит, что есть лишь ОДНА Вещь, но с разной интенсивностью, и что разница состоит лишь в том, что ты позволяешь этой Вещи проходить через себя более чисто, чем другие. И так как мы говорили об Аватаре, то он сказал: "Не может быть разницы между Аватаром и воплощенным Йогом, а если есть разница, то это из-за того, что Йог не по-настоящему реализован." Короче говоря, мы все крутились вокруг неопределимой разницы – что, возможно, есть Милость. В конце концов, я не остался очень уж доволен собой... Я сожалею. У меня такое впечатление, что я позорно провалился. Твой ребенок, немного "puzzled" ["озадаченный"], с любовью, Сатпрем (Ответ Матери) Сатпрем, дорогой мой ребенок, То, что A.R. называет мной (матерью), это физическое тело, и факт, что от этого тела он не воспринимает ничего. То, что он знает и чувствует, все это он воспринимает свыше, а не изнутри своего тела. Я сегодня внимательно наблюдала; и Присутствие нисходило, в безличной форме, непрерывным образом все время, пока он сидел передо мной; ничего не шло прямо из моего тела в его. Он оставался здесь чуть меньше [по времени], чем в первый раз, но переживание было тем же самым. Когда он уходил, я взяла его за руку, чтобы увидеть, почувствует ли он что-либо особенное, но, как и в первый раз, я ничего не почувствовала, ничего не дала, ничего не получила. То, что он об аватаре и боге, логически верно. Но, возможно, здесь есть один секрет, который люди не могут понять... за исключением и только если они отступят от своего человечества. Не будь "озадаченным" и ты почувствуешь чудесную улыбку, которая ведает всем. Всегда с тобой, Мать