Agenda | Агенда Матери

Мать, "Адженда", Том X, Январь 1969

   ТОМ-10. 1969 год(част-1ая)
   Слушать|Скачать|Агенда ТОМ 10-1
   ТОМ-10. 1969 год(част-2ая)
   Слушать|Скачать|Агенда ТОМ 10-2
   ТОМ-10. 1969 год(част-3ая)
   Слушать|Скачать|Агенда ТОМ 10-3

28 июня 1969 Смотри-ка, я получила это от маленького S.U., это касается твоей книги: (Мать протягивает письмо) Милая Мать, Какой смысл кроется за фразой из "Путешествия": "К сожалению мы (западные люди) слишком разумны, чтобы сказать нечто действительно проницательное, тогда как Индия, полностью ушедшая вовнутрь, не имеет достаточной потребности, чтобы приблизить то, что она видит, к тому, чем она живет"? (Мать улыбается и сразу же диктует) Можно сказать, что у западных людей (особенно у французов) интеллектуальное развитие забивает развитие духовное и отрезает от контактов с высшими областями, тогда как в Индии внутреннее сознание остается более развитым, чем интеллектуальная сфера. Можно выразиться и так: Западные люди выражают больше, чем они на самом деле знают. Индийцы на самом деле знают больше, чем выражают. Достаточно! * (Затем ученик читает Матери статью, которую он написал для итальянского телевидения) Это для Паоло, для итальянского телевидения. Может быть, ты прочтешь ее мне... Это интересно?... Я назвал ее: "Великий Смысл" (чтение) Это время Великого Смысла. Мы смотрим направо и налево, мы создаем теории, реформируем нашиЦеркви, изобретаем супер-машины, и мы выходим на улицу, чтобы разрушить Машину, которая душит нас – мы спорим друг с другом в малом смысле. Когда тонет земной корабль, то разве не все равно, находятся ли его пассажиры справа или слева по борту, под черным или красным флагом, либо небесно-голубым? Наши церкви уже потонули: они реформируют собственный прах. Наши страны давят нас, наши машины давят нас, наши Школы давят нас, и мы конструируем все больше машин, чтобы выбраться из Машины. Мы летаем на луну, но мы не знаем ни собственного сердца, ни нашей земной судьбы. И мы хотим улучшить существующее – но больше нет времени на улучшение существующего – и как улучшить гниль?... (Мать сдерживает смех) ... Это время для НЕЧТО ИНОГО. "Нечто иное", это не то же самое и улучшенное. Но как к этому приступить? Мы проповедуем насилие или не-насилие. Но это два лика одной и той же Лжи, "да" и "нет" одной и той же немощи: маленькие святоши потерпели крах, как и остальные, а другие хотят захватить власть – какую власть? Государственную? Собираемся ли мы бороться друг с другом,чтобы завладеть ключами нашей тюрьмы? Или чтобы воздвигнуть новую тюрьму? Или мы действительно хотим из нее выбраться? Сила не исходит от ружейного пороха, а также свобода не вырывается из живота мертвых– вот триста миллионов лет, которые мы строим на трупах, на войнах,на революциях. Всегда одно и то же, и мы начинаем все сызнова. Может быть, пришло время строить нечто иное и поискать ключ к настоящей Силе?... Это великолепно, мой мальчик! ... Тогда следует искать Великий Смысл. Вот что говорит Великий Смысл: Он говорит, что мы были рождены так много миллионов лет назад –молекула, ген, кусок трепещущей плазмы – и мы произвели динозавра,краба, обезьяну. И если бы наш взор остановился на полпути, мы могли бы сказать, и не без оснований (!), что Бабуин является верхом творения, и что лучше ничего не сделаешь, разве что можно улучшить наши обезьяньи способности и создать Соединенные Штаты Обезьян... И, возможно, сегодня мы совершаем ту же ошибку в наших бетонных джунглях. Мы изобретаем огромные средства на службу микроскопическому сознанию, великолепные устройства – на службу посредственности, и все больше искусственных приспособлений для лечения Искусственности. Но действительно ли человек является целью всех этих миллионов лет усилий –школьным аттестатом зрелости и универсальной моющей машиной? Великий Смысл, Истинный Смысл говорит нам, что человек не является конечной целью. Цель – это не триумф человека, чего мы хотим, и это не улучшение интеллектуального гнома – это другой человек на земле, другая раса среди нас. Шри Ауробиндо сказал: человек является переходным существом. Мы полностью в этом переходе, он трещит со всех сторон: в Биафре, в Израиле, в Китае, на бульваре святого Мишеля [знаменитый бульвар передСорбоной в Париже, где происходила студенческая революция 1968 года].Человечество более под своей шелухой. И Великий Смысл, Истинный Смысл говорит нам, что наилучшее, что мы можем сделать, это работать для подготовки этого другого человека и сотрудничать в собственной эволюции вместо того, чтобы ходить кругами и завладевать ложными силами... Послушай, ты сказал: "для подготовки другого человека", а не лучше ли выразиться так: "для подготовки другого БЫТИЯ"? Да! ...это работать для подготовки другого бытия и сотрудничать в собственной эволюции вместо того, чтобы ходить кругами и завладевать ложными силами для фальшивой жизни. Но где же рычаг Трансмутации? Он внутри. Есть Сознание внутри, есть Сила внутри, та самая, которая понуждала появиться динозавра, краба, обезьяну, человека – которая еще побуждает, которая хочет идти и дальше, которая заключает себя во все более совершенные формы по мере того, как растет ее инструмент, которая ТВОРИТ свою собственную форму. Если бы схватили рычаг той Силы,тогда бы она сама создала свою новую форму, потому что этот рычаг и является рычагом Трансмутации. Вместо того, чтобы позволить эволюции разворачиваться сквозь тысячелетия бесплодных и болезненных попыток,бесполезных смертей и фальшивых революций, которые не революционизируют ничего, мы можем сократить время, сделать эволюцию сконцентрированной – мы можем быть сознательным творением нового бытия. Поистине, это время Великого Приключения. Этот мир тесен, в нем нет больше внешних путешествий: только роботы летают на луну, а наши границы повсюду охраняются – в Риме или Рангуне то же самое функционирование грандиозной машины присматривает за нами, компостирует наши билеты, проверяет наши головы и обыскивает наши карманы – некуда больше ехать! Путешествие есть Внутри – Свобода есть внутри, Мир есть внутри, как и трансформация нашего мира силой Духа. Потому что, поистине, эта Сила была там всегда, она всевышняя, всемогущественная, побуждающая эволюцию: это был скрытый Дух, который рос, чтобы стать Духом, проявленным на земле, и если мы доверяем, если мы хотим этой всевышней Силы, если у нас есть отвага спуститься в наши сердца, тогда все возможно, потому что Бог находится в нас. К сожалению у нас нет другого слова, кроме слова "Бог". Да. Почему бы не поискать замену? Это великолепно, все очень хорошо... Только вот слово... (молчание) ОДИН, ЕДИНЫЙ не подойдет? На слух люди не поймут... Или сказать "скрытый всевышний Свет?" Но это, это все принижает. То, что ты сказал, это великолепно, оно вдохновляет. Остается только вопрос с этим словом... Я так долго ломала голову, чтобы найти... что? ЕДИНЫЙ, большими буквами, это хорошо, когда написано, но на слух... Бог [Dieu], это слово ужасно. Господь [Lord] – еще ужаснее (!). А на итальянском, как это будет звучать! (молчание) "Божественное", это не слишком безличностно? Нет, может быть, написать: "скрытое Божественное"... Или тогда уж сказать: "это было скрытое чудо, которое росло, чтобы стать Чудом,проявленным на Земле..."? Да, это [Божественное] или "Чудо". Но я думаю о переводе – как быть с переводом... Я не знаю. Спроси Паоло, пусть он выберет между "Чудом" и "Божественным". Объясни ему все. А для английского перевода лучше подойдет "Божественное" [Divine], чем "Бог" [God]. Да, конечно! Это вопрос смыслового восприятия, а не слова! Но это очень хорошо... Как раз то, что следует сказать. 2 июля 1969 (В продолжении бесед от 31 мая и 4 июня о великолепном теле. Мы предлагаем Матери опубликовать эти беседы частично.) Ты не думаешь, что некоторые люди вообразят, что у них божественное тело...? 12 июля 1969 Ночи стали интересными! очень интересными, потому что у меня было видение – я не знаю, где это было, было ли это в тонком физическом (вероятно) – видение символическое, но деятельное (это действие), того, что происходит, но тогда... (Мать улыбается) ЭТО ТО, ЧТО ЕСТЬ, а не то, что люди видят! Вещи здесь всегда одеваются в кучу одежд, это никогда не точная вещь, а там это точная вещь. Как раз сегодня... В прошлую ночь я была вовлечена в продолжительную деятельность и сказала себе: "Но почему я вижу все это?", в продолжительную деятельность (я скажу тебе, что это было), и как раз сегодня Z был там и стал рассказывать мне, какие трудности он испытывает с прислугой... "А!", – сказала я себе, – "вот, это мое видение, это то, что я видела сегодня ночью!" И в моем видении... Ты знаешь, что здесь P занимается с прислугой, но этой ночью это был Амрита, и Амрита такой, какой он есть сейчас, не тот Амрита, каким он был физически (потому что Амрита нашел меня сразу же, как только вышел из своего тела, и на самом деле он со мной не расстался, но освободился: он то отдыхает, то гуляет), но в прошлую ночь он был очень активным и символизировал деятельность P, как если бы он управлял деятельностью P. Но это было... (Мать принимает изумленный вид) символы были такими ясными и такими забавными, с таким чувством юмора таким забавным! (Да, ночи стали очень интересными...) о! в прошлую ночь я делала гимнастику (Мать смеется) из-за этой истории со слугами: чтобы покончить с этим, в одном месте надо было поставить стенку, чтобы защититься от вторжения слуг; строили небольшую стенку (маленькую стенку, чтобы заблокировать вход через дверь), а затем я вошла в дом, и когда захотела выйти, была убрана лестница, чтобы сделать маленькую стенку! Тогда (смеясь) там была хорошенькая дыра, и мне нужно было спуститься (я была очень ловка), цепляясь за стену! Такие вот вещи, совершенно забавные... Ставилось нечто вроде большой ширмы, чтобы защититься от толпы слуг, которые заполонили улицу; и чтобы они не вторглись сюда, ставилась ширма, и пришел Амрита, он отдернул ширму и начал говорить с людьми, собравшимися снаружи! Я ему сказала: "Ну вот, ты разрушил всю нашу работу!" И затем, я хожу в Америку, я хожу в Европу, я хожу... все время. Я хожу по Индии. И все это, все это работа, работа, работа – ночью. Но такая живая! Как-то, несколько дней подряд, у меня была продолжительная деятельность в Америке, где я встречалась с людьми на одном собрании, я с ними говорила, я отвечала на их вопросы, устраивала вещи; два-три дня спустя я получила письмо от одного человека из Америки, который организовывает судно, чтобы прибыть сюда на юбилей в 1972 – это была женщина. В письме я нашла портрет этой женщины: оказывается, это ее я видела, это с ней я говорила!... Это стало интересным. В остальном мало что изменилось: большая часть ночи совершенно недвижима, молчалива и В Силе – в Силе – как если бы меня обволакивало Силой, чтобы она пропитала все; а затем, в заданный момент (обычно в конце ночи) начинается такая вот деятельность, которая длится час, два часа, со всеми деталями и чрезвычайно точными. Так что становится интересно. Тело участвует, не так ли; я могла бы сказать, что это тело видит сны, это не внутреннее существо: это тонкое тело видит сны. Это имеет очень конкретный характер, и символизм очень ПРОСТОЙ, простой, но такой ясный! Это интересно. (Молчание) И затем контакты с людьми... Я сделала правило, согласно которому я не говорю с людьми, которые приходят, то есть с визитерами; я говорю лишь с теми, с кем я работаю, потому что само тело чувствует, что его сознание опускается, как только я начинаю говорить. Если я не говорю, его сознание очень... (как сказать?) очень однородное и очень широкое (гораздо шире тела), очень широкое, очень однородное и очень восприимчивое без деформации; как только я говорю... это больше не так. Так что я не люблю говорить, но вынуждена говорить в некоторых случаях, как когда я с тобой говорю или когда мне нужно что-то организовать. Но этим утром у меня была с визитом "Комиссия", которая была послана правительством, чтобы увидеть, хорошие ли мы дети (!) и если мы заслуживаем денег... то они должны их нам дать. Так что эта Комиссия попросила увидеться со мной. Я ответила: "Я согласна при условии, что не никто не будет говорить, и я не скажу ничего." И когда я увидела людей... они видны как на ладони, не так ли, и вообще я вижу то, что они думают, что они хотят, или их побуждения, или... – это очень забавно. И я сними говорю. Я с ними говорю в том смысле, что я говорю им что-то внутренне ("я" не знаю: это сознание точно знает, что нужно им сказать). Иногда я ничего о них не знаю; оно только что пришли, я вижу их в первый раз, а затем я начинаю говорить им речи! я говорю им целые речи и сама удивляюсь: "Вот тебе на! Зачем я все это им говорю?" А после я узнаю, что это в точности заботы этого человека, его трудность или... То есть, есть прогресс. Есть прогресс в сознании, но еще не в ровности здоровья; это, это очень трудно. Здоровье стало чрезвычайно чувствительным к малейшей вещи, вызывающей реакцию... Посмотрим. (Молчание) А ты?... Ничего?... Есть что сказать? У меня такое впечатление, что теперь я менее сознателен, чем раньше (во сне, например). Раньше ты мне всегда говорил, что несознателен! В первые годы я был более сознательным. А? Например, часто во время сна я пробуждался в ходе медитации, или хотя бы я сознавал, как сила брала меня и переносила в другое место, в таком вот роде. Теперь же больше нет явлений подобного рода... Полная пустота или хаотическая деятельность. (Мать остается молчаливой) У меня было впечатление, что садхана делалась даже во сне... В течение ряда лет я видела тебя по ночам, я ходила в те места (я об этом тебе говорила), где ты был. Это места, которые имеют отношение к жизни на земле, но которые не очень близки, я хочу сказать, что это довольно тонкое видение вещей, которые находятся выше ментала; видение и действие выше ментала. И я там видела тебя всегда; у тебя был как... как бы кабинет там; это был ГРАНДИОЗНЫЙ зал (я говорила тебе об этом много раз) без стен; было впечатление бытия в этих комнатах, и все же не было стен: можно было видеть внутреннее убранство комнат. И это было всегда одно и то же место, но комнаты различались, то есть, ты занимался то одной вещью, то другой. Но ты всегда был там и всегда был занят. И были большие "шкафы", в которых хранились все "отчеты" и ты очень интересовался этим. И вот так, в течение ЛЕТ, почти все ночи я видела тебя там. Но теперь я больше не хожу, так что я тебя не вижу. Я тебя видела, но тогда это было совсем по-другому, иногда, вот так, как в этом видении Ашрама, связанном с работой, которую я делала. Я больше не хожу туда, потому что... есть только тело, деятельность ТЕЛА, это интересно: это внутренняя жизнь тела. Так что, время от времени, я тебя вижу, но это из-за того, что меня занимает, а не так, как прежде. Там, в той области, выше ментала, ты был, кажется, каждую ночь: очень постоянная деятельность. И это очень интересно, это то место, где, можно сказать, решалось, какие произойдут события: изменения, события, которые организовывались там; но это организовывалось... как в дирекции, ты понимаешь – там не делалось: организовывалось (жест видения). Исполнения не видно, оно делалось внизу. Это было время, когда я видела тебя очень-очень-очень регулярно, и как раз в это время ты мне говорил, что ты совершенно несознателен! (Мать смеется) У меня такое впечатление, что ключ, которого мне не хватает, это ключ от физического ментала. Физического? Да, физического. Если бы не физический ментал, мне удалось бы спонтанно шли истинные вещи вместо кручения на идиотских вещах; если он функционирует автоматически, тогда даже ночью... Да-да! Но что делать? Я не знаю... Когда я давлю на него сверху, все идет хорошо, но как только я отпускаю... Он начинает снова. Это продолжается. Э-да! он подчиняется, но трансформируется. Да, совсем не трансформируется. Нужно прикладывать давление сверху. Это так. Но как его поймать, я не знаю. (после молчания) О! но если это физический ментал... Потому что именно физический ментал развивается сейчас (у Матери) вне всяких рамок, казавшихся возможными, тогда как Шри Ауробиндо думал, что это невозможно; он говорил: лучше от него избавиться, он неспособен. Но я увидела, что он трансформируется, потому что ментал и витал ушли, так что была необходимость заменить ментал в его функционировании, и физический ментал развился совершенно необычным образом. Он стал... (как сказать?) прежде всего, гораздо более сознательным, гораздо более организованным и методическим в своей работе. Тогда, возможно, если это твой физический ментал, то можно что-нибудь сделать – я попытаюсь. Я могу попробовать сделать что-то этой ночью. Ментал – у меня его больше нет, у меня больше нет ментала; но физический ментал – я могу. Нужно, чтобы он был затронут. Да-да. Припоминаю, например, что много лет назад, в первый раз, когда я услышал на "Плэйграунде" эту мантру (это было в фильме "Prahlad", демонстрировавшемся 27 апреля 1956), да, в тот вечер, она так затронула меня, что ночью я пробудился, повторяя эту мантру. О!... Это нечто, что нужно ЗАТРОНУТЬ. Если физический ментал будет затронут и зацепится за истинную вибрацию, тогда да, он будет ее повторять. Да. Когда я делал тантрическую "джапу", то часто ночью, например, я чувствовал деятельность садханы ПО ПРИЧИНЕ ЭТОГО. О!... Потому что с ним так манипулировали и обращались (по 6-7 часов "джапы" в день), с этим физическим менталом, что даже во сне это сказывалось. А! тогда это имело эффект. Это имело эффект. Но почему бы тебе не заняться этим снова? Но я порвал отношения с Х. Да, но тебе не нужен Х. То есть, нужно, чтобы я снова начал это делать в течение многих часов? О! это была письменная работа? Нет. Я писал "янтрамы", но была также и "джапа". Джапа? Ты повторял джапу? Я повторял джапу в течение... я не знаю, часов каждый день. Но я тебе говорю: тело повторяет мантру (это тоже джапа) спонтанно и совершенно без вмешательства сознания; это стало привычкой; при малейшей трудности тело повторяет мантру. Так что ты мог бы приобрести ту же привычку. Да, но как? Ее трудно внедрить. Да. Но как? Попытаемся. Нужно, чтобы я снова начал методически делать джапу или что? Ты мог бы (возможно, просто как эксперимент, чтобы увидеть, будет ли эффект), ты мог бы попробовать. Возможно, не так, как ты делал это раньше, а так, как делаю я: повторять при малейшей активности или малейшей трудности, повторять мантру или джапу. Почти что произносить ее. Но, милая Мать, на самом деле я делаю это почти все время. А? ты это делаешь? Но я делаю... вот так, это определенная часть моего ментала с некоторой частью физического должна делать это. А!... Это не нечто спонтанное, это не ВНЕДРЕНО в физическую субстанцию, ты понимаешь. Но можно попробовать. Я делаю это благодаря воли, это не идет спонтанно. Да-да. Использование этой воли стало совсем привычным делом, но все-таки это делается через волю. Да. Но можно попробовать. Что у тебя за мантра? Это та мантра, которую ты мне дала, милая Мать! А! эта... о!... Это то, что тело повторяет спонтанно. Вдруг я слышу, как тело ее повторяет, ты понимаешь, настолько это спонтанно. Попробуем. (Молчание) Ты давал мне фотографии, когда тебя посвящали? Да. Ты на них есть, лично ты? Да, милая Мать. Я не могу больше их найти! Я всегда клала фотографии вместе с твоим письмом, которое ты написал мне тогда, когда путешествовал. Бенарес? Не Бенарес, где еще? Бриндаван... Нет, не знаю. Известное место, место Кришны, я полагаю. Тогда это Бриндаван, может быть. Оттуда ты мне написал. Ты написал мне письмо, и в этом письме ты мне сказал, мой мальчик: "Я только что имел переживание". И ты меня видел. Нет, это было в Бенаресе. В Бенаресе. Так что я хранила это письмо отдельно с фотографиями. Теперь я не знаю, где все это. Я искала, я долго искала. Осталось только внизу, но я не знаю, что делается внизу... Перед окном было кресло, в котором я сидела; возле окна было нечто вроде маленькой ширмы; в низу этой ширмы я приспособила нечто вроде стоячего ящика (он был как сумка, но жесткая), и туда внутрь я положила письма и эти фотографии (и кое-что другое тоже). И все исчезло. Я не знаю даже, существует ли еще эта штуковина... Она еще существует, – сказала Суджата. (Суджате) Ты можешь посмотреть. Если там еще что-то сеть, ты можешь принести, это будет забавно? (Суджата выходит) (молчание) Я попробую. Это место, где я тебя видела, это было переживание высочайшего ментала, как раз над менталом, и я там больше не бываю с тех пор, как ушел ментал. Но это, там (уровень физического) это полностью активно, полностью. Я попробую. (Суджата возвращается с картонным ящиком, содержимое которого осматривает Мать: старые вещи) О! это... этому должно быть уже семьдесят лет! (смех). Эта вот штуковина служила открывалкой для писем, ручка от нее пропала, а ее я все еще храню, она мне служила... Где-то здесь должно быть и зеркальце, я не знаю, где оно (зеркальце в золотой оправе – оно очень маленькое, карманное зеркальце), оно принадлежало моей бабушке, а бабушка дала его мне; оно появилось у нее, когда ей было... двенадцать лет. Ей подарили это зеркальце, когда ей было двенадцать лет, она отдала его мне, и я его хранила, и оно все еще у меня; этому предмету наверняка больше ста лет! Оно внизу, в шкафу... Но это, это открывалка для писем. Да, о! ей тоже уже много-много лет: она была у меня еще во Франции, я привезла ее с собой; она была в Японии, она мне там послужила (чтобы открывать письма Шри Ауробиндо) и я снова привезла ее сюда. Так что ей должно быть... она у меня с начала века: шестьдесят лет – она старше тебя? Ты же моложе? Чтобы открывать письма... (Мать дает вещь ученику и продолжает осматривать коробку) О! это забавно. Да, вот карандаш! (Суджате:) Ты пишешь карандашами? Не много, нет, Мать. Есть и ластик, но он, должно быть такой старый!... Тебе что-нибудь нравится из этого?... Если тебе нравится что-то... что может тебя порадовать – возьми, но только чтобы тебе это служило, а не валялось где-нибудь в углу. (Суджата:) Нет, Мать, пусть лучше все это находится с твоими вещами, где и было. Тогда, в следующий раз, мы посмотрим бумаги, я очень хочу разыскать эти фотографии и то письмо. (Суджате:) Ничего тебе не пригодится? нет? Я не смею это использовать, лучше попробую сохранить. Я использовала это все время. Все эти вещи и предназначены для использования – возьми что хочешь! (Суджата берет карандаш) А! это хороший карандаш... Ты хочешь карандаш? Возьми. (Мать смеется) В следующий раз посмотрим бумаги, это будет забавно! (Молчание) Вспоминаю, что я видела тебя не очень давно, и это должно быть в тонком физическом. Так что, если ты хочешь быть сознательным именно там, то это легче для меня. Это очень интересно, ты знаешь! Это очень интересно... Жизнь, освобожденная от своей видимой лжи! Там есть формы, но это больше не те формы. Люди так привыкли все ... travestir – все это ушло; да, этого больше нет. Скажи мне, в котором часу ты засыпаешь? В десять тридцать. Десять тридцать... Тогда я проснусь ("проснусь" – это способ выражаться) где-то в это время (чуть раньше, чуть позже), ты спи. Да, милая Мать. Так что, в тот момент, когда я снова засну, я тебя позову. Не заботься ни о чем. Просто скажешь, было ли что-нибудь. Я попытаюсь. О! я вижусь с массой людей, я делаю много-много вещей. И тогда у меня есть контроль: без поисков, без вопросов, я проверяю это после; завтра мне будут говорить это, то, то... Так что я попробую. Я не пробовала, потому что считала, что ночью ты всегда в том ментале, в той высочайшей области (как раз над менталом), а я туда больше не хожу. Но все время я работаю там, в тонком физическом. И это становится все более и более сознательным и более и более ясным. Так что я попробую. Шри Ауробиндо находится там – его видно там все время; все время он делает то или иное, и он ОЧЕНЬ деятельный, очень активный. Ты встретишься с ним, это будет хорошо. Ты никогда не видишь его ночью? Нет, никогда. 19 июля 1969 (Отметим, что Мать была сильно измотана в среду 16 и не могла принять ученика) Они меня впутали (в Дели, здесь) во все их политические дела..., "впутали", я хочу сказать, что они просят моей помощи. Есть люди недовольные и не щепетильные, и они наносят вред (вот почему я не могла увидеться с тобой в среду). Я увидела это уже потом. И это было досадно. Я никому не сказала, что было. Это была неправдоподобная история... что не было никакой причины, никакого резона, и когда я посмотрела, то увидела, откуда это пришло. В конечном итоге я была не в состоянии кого-либо видеть. Это было досадно. Это касается их политики – здесь (в Пондишери), это скверные истории, в Дели это касается Президента. В конце концов, я думаю, что они нашли кого-то... Есть Deshmukh (говорят, что предложили его кандидатуру), тогда я сказала: "Очень хорошо". Да, Deskmukh очень хороший человек; я не думаю, что он согласится, но кандидатура его там. И все это... Короче, я хотела объяснить, почему не виделась с тобой в среду. Но кто причинил "вред"? Я не знаю точно, откуда это пришло. Я не могу никого обвинять, потому что не знаю, откуда это пришло. Но это... Один раз уже пытались со мной это проделать (очень давно, очень давно, я жила тогда внизу; в то время мы виделись не часто, я думаю). Но у них есть один трюк, это нечто вроде... я не знаю что, я не знаю, какой конкретно магический трюк, что заставляет опорожнять все ваши внутренности. Вообще-то, такое убивает людей. В первый раз меня хорошенько трясло, но... В этот раз было гораздо слабее, но по сути то же самое. Это останавливает все функции, пищеварение и все. Наконец, все улажено. Но есть одна интересная вещь, которую Нолини показал мне вчера. Есть одна француженка, кажется, она астролог; во Франции она имеет очень хорошую репутацию; она предсказала по звездам, что в июле этого года (то есть, в этом месяце) Индия столкнется с очень большой трудностью (как раз это сейчас и происходит), но затем Индия выйдет из кризиса с большим улучшением сознания... Я не видела деталей, не знаю, но кажется, что она объявила почти что об изменении общественного строя... Но беспорядок там, о!... страшный. Все люди это обсуждают! И есть люди, у которых нет никакой щепетильности, никакой. Все они против премьер-министра, потому что она хочет национализировать банки – она хочет национализировать банки, потому что увидела, что это банда богачей (что я знала и о чем сказала ей еще очень давно), которые подмяли под себя все и которые порождают общую нищету: это люди безо всякой щепетильности. И затем, с национализацией банков, она надеяться воспрепятствовать им... Я тебе говорила, не так ли, что есть целая мафия (мне не хочется их называть), у которой деньги повсюду, в том числе грандиозные суммы за границей. Так что они держит страну за горло, потому что могут сделать здесь банкротом любого, кого только захотят. И Индира это знает, этих людей никто никогда не осмеливался трогать. Но она, она нашла, что если национализирует банки, тогда они больше не смогут причинять свой вред. Поэтому они разъярились – разъярились. В их распоряжении всевозможные средства... И Индира, через N.S., постоянно находится в контакте со мной, ей требуется помощь, указания и т.д. Посмотрим. Я довольна этим предсказанием, потому что... Все зависит от того, будет ли она хорошо держаться. Если она будет держаться хорошо, так оно и будет. Посмотрим. Но уже несколько дней я чувствую, что что-то началось. А! По привычке, меня нисколько не удивили эти раздоры. Я ясно почувствовал: "Да, что-то начинается". Три или четыре дня назад, когда еще не было всех этих событий... Но ко мне также пришла мысль: не воспользуются ли этим китайцы? Да, эта опасность еще есть. Но внутренний хаос... он уже почти воцарился, не так ли. Естественно, вероятно, что китайцы сразу же извлекут из этого выгоду. (долгое молчание) * (Затем Мать кладет на стол возле себя письма Шри Ауробиндо, которые она собирается опубликовать:) "Престиж учреждения, претендующего на то, чтобы быть центром духовности, заключается в его духовности (Мать смеется), а не в газетных статьях или знаменитых людях" Да, я знаю, это относительно Теософского Общества. Я не знаю, когда он написал это. "Одно искреннее сердце стоит всех необычных сил мира." Это прелестно. И вот еще... (Мать показывает запись) Ты знаешь, что к нам приходила правительственная "Комиссия". Уходя, они попросили у меня какое-нибудь напутствие. Я дала им это: "Существует Всевышнее Божественное Сознание. Мы хотим проявить это божественное Сознание в физической жизни." * Немного позднее В Америке есть один человек (это женщина), которого я часто вижу ночью. Я туда хожу и говорю, а люди отвечают... Ночью происходит странная деятельность: у меня такое впечатление, что я вхожу в кого-то, потому что я говорю, мне отвечают... Я не знаю, ни в кого я вхожу, ни что все это значит. Но есть один человек, которого я видела часто: я видела дом, я видела собрание (было собрание), я видела... я не знаю, что это было. Затем, однажды, я получила письмо от одной женщины, которая писала, что хотела бы нанять пароход и прибыть сюда на этом пароходе с группой людей на юбилей 1972. Я ответила, затем она прислала свою фотографию – и я увидела, что это как раз тот человек, которого я видела так часто, с которым я была в связи! И кажется, что эта женщина имеет там авторитет (она производит впечатление богатой женщины): она имеет авторитет, знает людей из правительства, она им писала. У нее очень значительная группа, кажется, что хорошая работа делается сейчас в Америке. Очень восприимчивая и энергичная женщина. Вспоминаю, что мои беседы были всегда интересными. И на днях пришло ее письмо с фотографией (это второе или третье письмо), так что я ее узнала. Это интересно, потому что это было... (в этот момент хлопает дверь в комнату Матери) это были постоянные связи: место постоянное, люди постоянные, и я вижу их очень часто, это не "просто так", это не случайно. Она писала правительству, чтобы сказать, что она особенно заинтересована Ауровилем и хочет что-нибудь сделать. Кажется, она имеет там авторитет. (Суджата выходит посмотреть, кто хлопнул дверью, затем возвращается) Кто это? Кто там? Кто-то открыл дверь, затем закрыл, но сейчас там никого нет! Ушел?... А Шампаклал не там?... Нет, Мать А! когда их некому остановить, сразу же появляются люди и входят... (Мать смеется) Один раз вышла одна история: было утро, и я, как обычно, встречалась с людьми, когда вдруг, как бомба, появился один человек. Тогда все кинулись и увели его наружу. Кажется, это был человек, который написал мне, что хотел бы со мной увидеться, а я ему не ответила (смеясь), тогда он решил, что придет без ответа!... Человек довольно молодой. И он сказал после (он знал людей, находившихся здесь, которые ему сказали, что вышел большой скандал), он сказал: "Я даже не знаю, почему и как я это сделал!..." Он ждал за дверь террасы, когда от меня вышел М и, думая, что этот юноша ждет его, сказал: "Пойдемьте со мной", а тот ответил: "Идите, я за Вами", и вместо того, чтобы последовать за М, он вошел сюда! И он говорит, что совсем не знал, как или почему он это сделал... Так что, можно сказать, что есть "формации", которые находятся там и овладевают людьми. (Молчание) Я стала чуть более "публичной"... Вчера, с самого утра, я виделась с людьми из правительства, которые приходили сюда. Губернатор же приходит очень часто: он приходит, садится, снимает свою Gandhi cap [шапку Ганди], затем устраивается напротив меня и остается так сидеть, по меньшей мере, пять минут (поглощая энергию)... как губка. (Молчание) Тебе нечего сказать? В прошлый раз ты говорила о тонком физическом: о сне в тонком физическом... Да. А затем ты сказала... Да-да-да, я не забыла! Должно быть, я был закупорен, потому что... А потом?... Эх да, я был закупорен! (после долгого молчания) Ничего не произошло? Нет, милая Мать. Но я снова начал делать "джапу". Вместо того, чтобы повторять свою мантру "как придется", я начал делать это систематически. Перед сном, например... А! По полчасика. Я не знаю, в конце концов, я думаю, что это долгий процесс, и поэтому надо быть терпеливым. Да, да. (Молчание) Ночью происходит новое явление. Все то же, что и было прежде, но более точно: это тонкое физическое, где перемешаны безо всякой разницы те, кто имеет тело, и те, кто большего его не имеет. Они обладают одной и той же реальностью, той же самой плотностью и одним и тем же сознательным существованием, независимым. Я там вижу... Вчерашней ночью (или позавчера, не помню), было подобное: Шандулал и Амрита были там, они там встретились и разговаривали, они вместе делали какие-то проекты, точно так же, как они делали бы это физически, на земле. Это не первый раз, когда они встречаются там и договариваются: "Завтра поговорим о...". Вот так, по поводу своего идеала. Интересные вещи. Было еще что-то... (Мать ищет) А! да, Пурани тоже бывает там. Он там гуляет. Необычайно похоже на материальную жизнь, за исключением того, что чувствуется, что ты более свободен в движениях. Но это, это не ново, только стало более конкретным и более точным. А то, что ново, было эти прошлые ночи... Сон – это больше не сон, я не знаю, это нечто вроде... (жест, как если бы Мать задержала внутри свои энергии) "withdrawal" ["отход внутрь"], то есть я вхожу внутрь, оставаясь активной; и это то же самое состояние, в котором находятся те люди; и среди них есть такие, у которых еще есть тело; там не только те, у которых больше нет тела. Я тоже там и в том же самом состоянии. Но, что странно, это то, что когда я так сказать "просыпаюсь" и поднимаюсь, я продолжаю (смеясь) делать нечто нефизическое! Ты понимаешь, состояние там продолжается, и это также реально, также ощутимо, как и физические вещи; спустя полчаса я замечаю, что я двигаюсь здесь, а делаю все ПОЛНОСТЬЮ в том сознании!.. Что такое это сознание?... Это сознание очень ясное, очень гармоничное, где нет трудности, и очень созидательное... Я не знаю, что это... Особенно этим утром: я была там [в том мире] добрых полчаса и не знала об этом! И это после того, как я спрашивала себя: "Но... насколько все это физическое?" Там был кто-то, я была с кем-то [в том мире] и спросила себя: "Но каков этот человек физически? Что такое физическое?" И я стояла на ногах!... [не "спала"]... Так что это как если бы эти миры были (Мать протягивает пальцы своей правой руки через пальцы левой). Странно... Физическое кажется менее императивным, менее... Прежде было впечатление, да, что это не было "сном", как обычно говорят люди, но это было сознание более тонкое и мене точное, а сознание физическое было совершенно конкретным и точным (Мать делает "жест ребром"). Но теперь это различие... это другое сознание стало более конкретным и более реальным, чем сознание физическое; сознание чисто материальное более "плывучее", чем это: впечатление нечто не очень... не очень надежного – не очень надежного, вот что забавно. Да, это забавно, это ново, в течение двух дней. Посмотрим. (долгое молчание) Может быть, новое сознание хочет пользоваться этим телом?... Это новое сознание в том смысле, что тело, все, что оно делало, его действия, все события жизни кажутся ему в воспоминании СОВЕРШЕННО другими, чем казались прежде – это не так, что события изменились: СОВЕРШЕННО другое, совершенно другое восприятие или ощущение или видение или понимание этих вещей. Совершенно другое. И состояние, в котором тело было прежде, кажется ему... как глупостью несознания – все-все-все. И есть как... как странное смещение: состояние, в котором тело было прежде, теперь кажется ему искусственным, не настоящим и... невероятно глупым; а затем, ТЕ ЖЕ САМЫЕ обстоятельства в новом сознании имеют совершенно другой СМЫСЛ – другой смысл, и производят другое ощущение. Я думаю, что сейчас нечто меняется внутри. И почти в то же самое время, ощущение... (как сказать?) ничтожества безо всякого значения, nothingness [ничто], а затем ощущение, восприятие божественного Присутствия, такое конкретное и такое могущественное... что иногда у меня такое впечатление, что люди вот-вот затрещат! (Мать смеется). Это вот так, когда они там, у меня впечатление, что... (жест). Так называемый "несчастный случай" в прошлую среду оказал значительное воздействие на сознание тела: оно теперь совсем другое. Восприятие Мощи, которая ограничена только... осмотрительностью бесконечного Терпения. Вот так. И в то же время... смотри-ка, то, что можно было бы назвать "отбрось персональность" превратилось в распыленное состояние и совершенно безо всякого значения (Мать говорит о собственном теле). И оба состояния вместе. Но это очень трудно... Они сделали новые фотографии (Матери), я видела их вчера, я видела несколько фотографий: я смотрела на эти фотографии так, как если бы я смотрела на фотографии другого человека – это было совершенно как фотографии другого человека! и я сделала заметки, мой мальчик! (смеясь) Они напоминают мне о впечатлении, которое я имела, рассматривая эти фотографии... И я думаю, что также немало изменилась моя внешность? нет? Я не изменилась? Я не отдаю себе в этом отчета. Ты не заметил. Ты видел эти фотографии?... Нет, милая Мать. Они должны быть там в большом конверте бежевого цвета. (Суджата приносит конверт) Я не знаю, эти ли фотографии... Есть фото в профиль... (Мать и ученик рассматривают фотографии) Ты здесь выглядишь совсем по-другому! А то! Да, такое впечатление, что ты насмехаешься! Есть одна особенная фотография... Впечатление небольшого "лукавства" ["mischievious"] (Мать ищет среди фотографий) Это глаза выглядят по-другому. Здесь нет этой фотографии, не знаю, где она... А! вот же она (Мать показывает фото в профиль). Ты не находишь ничего странного? Да... немного... да, это что-то необычное. Точно. Странно... Вчера они дали подписать эту фотографию (потому что они сделали много фотографий, чтобы раздать их), и я даже не знаю, как это вырвалось, но когда я посмотрела... (я взяла лупу и рассматривала фотографии), я сказала: "О... O she is a dangerous person, she knows too much!" [О! она опасный человек, она знает слишком много!]... И это было совершенно такое же впечатление, какое люди обычно имеют: нечто вроде боязни перед человеком, который много знает – потому что это так, когда люди там, сидят передо мной, я их рассматриваю: я вижу, что они думают, что они чувствуют, чего они хотят, не так ли, вот так, все-все. Это не так, что я стремлюсь что-либо видеть: для меня это виднее, чем очертания их фигуры. Так что у меня было их впечатление: бррр! следует быть внимательным! (смех) Ты похожа на китаянку на этих фотографиях. Да, вылитая китаянка. Но я видела старого китайца, который давно вошел в меня. Это был человек, но это был старый китаец... Все вместе фотографии поражают. Да. Но на всех-всех фотографиях совершенно необычное изменение сознания тела!... Ты понимаешь, это так, как если бы ожило... это то, что остается в сознании, потому что психическое существо принимает в этом участие – это очень ясно и очень точно; остальное стерлось (да, так уже долгое время). Да, все те вещи были записаны в психическом существе, и у тела было впечатление, такое впечатление, что психическое сознание то же самое, оно видит тем же самым образом, а физическое впечатление совершено иное!... то есть, изменилось ФИЗИЧЕСКОЕ сознание. И в эти дни это стало очень-очень-очень-ОЧЕНЬ ясно. Это со среды – с позавчерашнего дня: среда, четверг, пятница... Недавно. (Смеясь) Опасный человек! (ученик кладет свой лоб на колени Матери и готов уйти) (Мать смотрит на ученика) У меня такое впечатление, что... нужно посмотреть, какие у тебя изменения, ночью. Посмотрим. 23 июля 1969 (Заметим, что американские астронавты, Армстронг и Алдрин, высадились на Луне 21 июля. Мать показывает следующий текст, который ей предложили в качестве "послания" на 15 августа) Это Нолини предложил этот текст... из-за того, что люди высадились на Луне! (Мать смеется) Но это слишком персонально – я сказала ему "нет". Я показываю это тебе просто так, а ему я сказал "нет, я не хочу" Вопрос: Интересно, могла ли Мать установить прямой контакт с Марсом или любой другой далекой планетой, вероятно, обитаемой и населенной. Кто-то задал этот вопрос Шри Ауробиндо. А вот сейчас люди высадились на Луне... Ответ: Когда-то Мать путешествовала везде в тонком теле, но обнаружила, что это имеет совсем вторичный интерес. Наше внимание должно быть направлено на землю, потому что наша работа здесь. Кроме того, земля является концентрацией всех других миров, и можно коснуться их, прикоснувшись к чему-то соответствующему в земной атмосфере. Шри Ауробиндо (XXV.373) 13.1.1934 Он говорит о том, что я делала, но я не люблю, когда обо мне говорят. Они так возбуждены по поводу этой Луны! Ты слышал? Да, но что там такого возбуждающего? Они слушали голос того человека, который находится на Луне... Они слушали в прямой трансляции. Но все это кажется мне каким-то легкомысленным Это по-детски. Но я тоже слушала радио... Это дало мне странное ощущение: я быстро пришла туда, вот так (жест, как стрела, которая нацелена на Луну); когда я услышала, я быстро пошла туда, потому что мне говорили, что был опасный момент, когда астронавты стали выходить на Луну, чтобы встретиться с другим астронавтом, который уже вышел – кажется, что это было опасно. Мне об этом совсем недавно сказали... Сначала, когда я услышала голос, то ничего не поняла, что он говорит (впрочем, это было неинтересно: что он поднял камень и что там есть горы и все в таком духе, совсем не интересно), но хоп! я отправилась вот так (тот же жест стрелы), и действительно я ПОЧУВСТВОВАЛА, что отправилась туда (да, это меня удивило), вот так, прр! прямо отсюда. Они возвращаются. А русские послали робота, который сначала облетел Луну, затем опустился на ее поверхность и поднял камень, это был робот! они говорят: мы никогда не станем рисковать жизнью человека – робот, это очень хорошо. Но дети из здешней Школы были в необычно возбужденном состоянии... Тогда меня попросили сказать им что-нибудь. Я ответила: будет лучше, если я им ничего не скажу, потому что тогда я скажу, что так развлекаются большие дети! (Мать смеется) Это их ошарашит! (Молчание) Какие новости у тебя? Один раз я был в тонком физическом. Ах! Должно быть, ты меня позвала. А затем? Затем все это было немного хаотически, но наконец я увидел Шри Ауробиндо. Я видел его образ, когда он мне сказал (впрочем, он говорил по-французски): "Пойдем, нужно делать физические упражнения!" Как если бы он уводил меня на прогулку... (Мать смеется) Потому что там была толпа, о! толпа народа. И это был Шри Ауробиндо... не так, что он был более молодым, но все же было такое впечатление. И он имел... Он там особенный, ты знаешь; он очень особенный, у него очень особая форма. я хочу сказать... В сущности, он похож на себя самого, но без возраста. Да, без возраста. У него нет возраста. Но он производит впечатление гораздо более проворного, и его кожа была золотисто-красного цвета, розово-золотая. Да. И толпа народа. Да, я заметила, что... Он не был одет?... Я видела едва одетым, со светом, нечто вроде света, например, здесь: (жест), который укрывал нижнюю часть тела, виделся свет. Я не заметил, но у меня такое впечатление, что он был обнаженным (или, по крайней мере, у него был обнажен торс) Обнаженный, да, я тоже это вижу. Я видела всегда его обнаженным, но он не кажется обнаженным. Там особый цвет... О! так ты ходил на прогулку... Но я обнаружил6 что все это очень знакомо. Но это очень знакомо! Это очень знакомо, необычайно. Мне тоже, это так. Гораздо более знакомо, чем наша физическая жизнь... О! но тогда ты действительно был там, это правда. То есть, то, что я видел, напомнило мне видение Шри Ауробиндо пятнадцать лет назад: он пришел в моем сне и положил свою руку мне на сердце, это вызвало такую эмоцию... я плакал-плакал в своем сне... так что я вообразил, что когда снова увижу его во сне, то будет та же самая эмоция... Нет! И все было не так! он мне сказал: "Пойдем, нужно делать физические упражнения!" И затем это было так, как будто бы он уводил меня на прогулку. Да. И было такое впечатление... "так и должно быть". Да, это так, это доказывает, что ты действительно был в тонком физическом. Это действительно так. Это действительно "просто вот так, как и должно быть". Я, я чувствую это более... более знакомым, более (как сказать?) простым, ты знаешь, чем наша жизнь в нас. Наша физическая жизнь здесь похожа (Мать надувает щеки)... мы много беспокоимся по всякой пустяковой вещи... Да, ты наверняка там был! Но место, где я был, немного напоминает твою комнату внизу... Это так! И было большое нагромождение вещей, ты знаешь: груды вещей справа и слева... Это так. и толпа людей. Это так, это верно... Люди, которые пришли, приходят... Да! Я видел даже одну забавную деталь: среди этой груды вещей были книги; Шри Ауробиндо на ходу взял одну, чтобы пролистать, тогда В, который был там (ты знаешь этого итальянца) сказал ему: "вы не должны трогать это без разрешения Матери"! (Мать взрывается смехом) О! да, это уморительно!... А ты не видел Мридоу? Нет. Она там (смеясь, показывая руками) она там такая же, как и была!... Я видела Пурани; я видела Мридоу; однажды я видела (я говорила тебе об этом), как встретились Амрита и Шандулал; и это место похоже на то внизу, но это не то место. Так что вот так. Давным-давно (очень давно, через несколько лет после ухода Шри Ауробиндо), однажды ночью (потому что я уже его видела), я увидела Шри Ауробиндо: я пришла в то место, где он жил, и обнаружила, что он сидит на кровати... весь перебинтованный, вот так, обернутый бинтами три-четыре раза вокруг тела! (Мать смеется). Он меня позвал и сказал (по-английски): "Смотри! Смотри, вот что они делают со мной! Смотри, они меня всего перебинтовали!" Тогда я навела справки – оказывается, они хотели сделать купюры во всем, что написал Шри Ауробиндо... О-о! Я сказала: "Осторожно! Вот что он думает о ваших купюрах" Вот так, там все очень знакомо, но очень выразительно. Я имела там сотни видений, я там была почти каждую ночь, и там всегда примерно одинаково. Но там толпа людей! И всевозможные люди... А как работа? Что там делается? Что там делают все эти люди? Судя по тому, что Шри Ауробиндо сказал мне, он готовит с этими людьми то, что произойдет на земле. В прошлую ночь (такое было в первый раз), я была в месте (это все еще в тонком физическом), в одном месте, как бы на вершине голой горы, но это было место, где встречаются (там было даже нечто вроде скамеек). И я была там, чтобы увидеть... я не знаю, кого (я уже не помню), Но это были "мудрецы и знаменитости" Индии. Казалось (в моем видении), что я наведывалась туда постоянно, и что все эти люди пришли для того, чтобы меня увидеть. И они приходили со всех сторон; там были представители всех духовных сект Индии, они усаживались, и каждый из них рассказывал мне... (смеясь) о "добродетелях" своей веры. Это было невероятно забавно! Это было... Я действительно хорошо позабавилась! Там были люди, носившие большие тюрбаны и одетые во все белое, там были люди "очень важные", которые приносили с собой особые стулья, чтобы на них сидеть, и они были совершенно... (Мать принимает напыщенный вид) они были надутыми, они смотрели на остальных с высот своего величия! Были там и почти обнаженные, были... всевозможные типы и все они образовали большую группу вот так (жест круга), а я была одета в маленькое белое платье вот такое, совсем простое (такого же покроя, как и это, но белое); я сидела в углу и забавлялась; но я занимала очень мало места! Это было совсем странно. Прошлая ночь. Большой круг: одна группа, вторая группа, третья группа, четвертая группа, пятая группа, шестая группа... такое столпотворение, это нужно видеть! Но это в первый раз. Шри Ауробиндо был там – он был таким, как всегда, немного более тонким внутри, чем я: не таким же плотным... Но не видимо. * Д О П О Л Н Е Н И Е (В качестве примера мы публикуем два письма Шри Ауробиндо, которые были обрезаны или выброшены из "полного" собрания сочинений) Чтобы развеять недоразумения, которые, по-видимому, возникли по поводу Ашрам в Пондишери, Шри Ауробиндо считает, что необходимо дать следующие разъяснения. Можно сказать, что Ашрам – это здание или группа зданий Учителя или Мастера духовной философии, в которых размещаются и живут те, кто пришел к нему для обучения и практики. Ашрам – это ни ассоциация, ни религиозный центр, ни монастырь – это только то, что мы только что сказали, и ничего более. Все находящееся в Ашраме принадлежит Учителю; садхаки (те, которые практикуют под его руководством) не обладают никакими званиями, правами или голосом ни по какому предмету. Они следуют воле Учителя или уходят. Деньги, которые получает Учитель, являются его собственностью, а не собственностью общественной организации. Нет ни вкладов, ни фондов, поскольку Ашрам – не общественная организация. Такие Ашрамы существовали в Индии еще до Рождества Христова и существует и по сей день в большом количестве. Все зависит от Учителя и кончается с его смертью, если, по крайней мере, нет другого Учителя, который мог бы занять его место. Ашрам в Пондишери возник следующим образом. С самого начала Шри Ауробиндо жил в Пондишери в своем доме с небольшой группой начинателей. Затем к нему присоединилось еще несколько человек. Потом, после того, как пришла Мать в 1920 году, число людей начало так возрастать, что пришлось принимать меры, чтобы разместить вновь прибывающих; с этой целью было снято и куплено несколько домов. Должны были также приниматься меры по уходу, ремонту, реконструкции зданий, по обеспечению питанием и поддержанию должной гигиены. Все это отражалось в нескольких правилах, установленных Матерью, и только она могла добавлять новые правила, изменять их или модифицировать; никто другой не может менять этих правил. Все дома Ашрама принадлежат Шри Ауробиндо или Матери. Все деньги принадлежат Шри Ауробиндо или Матери, и тратить их могут только они. Деньги даются множеством людей, чтобы помочь работе Шри Ауробиндо. Кто-либо, находящийся здесь, может отдать свое имущество; но он дает его Шри Ауробиндо или Матери, а на Ашраму как общественной организации, поскольку такой организации не существует. Ашрам – это не ассоциация; у него нет ни состава, ни функционеров, ни общественной собственности, принадлежащей ассоциации, нет ни совета или дирекции, ни предприятий, носящих общественный характер. Ашрам – это не политическое учреждение; приходящие сюда полностью оставляют всякую политическую деятельность. Они должны воздерживаться от всякой религиозной, политической или социальной пропаганды. Ашрам – это не религиозная организация. Здесь находятся представители всех религий и атеисты. Нет ни вероисповедания, ни догм, ни религиозного правления. Есть только уроки Шри Ауробиндо и некоторые психологические практики концентрации, медитации и т.п., чтобы расширить сознание, увеличить восприимчивость к Истине, обуздать желания, открыть божественное сознание и божественное существо, скрытое внутри каждого человеческого существа..." Шри Ауробиндо 16 февраля 1934 (Вот еще один пример среди множества других, который мы выбрали, чтобы было понятно, какую цель преследовали эти купюры. Выброшенный кусок отмечен наклонным шрифтом) Эта нехватка истинной позиции мешает пройти испытания, чтобы изменить природу. Сейчас давление стало более сильным, и оно толкает к изменению в сторону решающих йогических переживаний, поскольку, если эти переживания придут, то они не смогут быть решающими из-за недостаточных изменений в природе. Например, ментал подходит к переживанию Единства во всех вещах, а витал не может за ним следовать, потому что в нем господствует реакция эго или эгоистические мотивы, в то время как привычки внешней природы сохраняют старую манеру думать, чувствовать, действовать и жить, что находится в полном противоречии с этим переживанием. Или даже если психическое и часть ментала и эмоционального существа часто чувствуют близость Матери, но остальные части природы этого не чувствуют и продолжают идти своим путем, продлевая разделение и создавая дистанцию. [Есть ученики, которые даже никогда и не пытались занять йогическую позицию и удовлетворяются обычными идеями, обычными взглядами, обычными жизненными мотивами, довольствуясь некоторым внутренним переживанием, живя в пределах Ашрама, вместо того, чтобы жить в рамках внешнего мира.] Этого недостаточно; совершенно необходимо изменить это. Шри Ауробиндо 9 сентября 1936 26 июля 1969 (Мать хочет посмотреть с учеником несколько отрывков из своего перевода "Савитри") Сейчас я заметила, что в этих цитатах они делают вырезки прямо посередине текста, опуская пару строчек, и тогда я вдруг себе говорю: "Но здесь что-то не так!" Я спрашивала, и F мне ответила: "Да, они опустили одну строчку, две строчки..." Так что же делать? Это абсурдно. Вот, здесь все, что готово. Мне не нужно на это смотреть: посмотри сам. Это мой перевод. Что я должен делать? (Смеясь) Посмотри, хорош ли мой перевод! Но, послушай, милая Мать... зачем? Потому что есть вещи, которые можно сделать лучше. Да, но я остерегаюсь. Ты знаешь, я прекрасно понял, что то, что считают "лучше" с точки зрения литературы, не обязательно лучше с точки зрения настоящей силы. Да, я согласна. Послушай, в сущности, что нужно сделать, это ты просто посмотришь (можешь посмотреть прямо сейчас), и если есть что-то, что не кажется тебе хорошим... Я, я просто делала "вот так"; я не могу сказать, что "держусь" за свой перевод, вовсе нет, но если бы ты мог мне что-то предложить... (ученик начинает читать вслух) Как ты говоришь, по-французски это может звучать несколько неуклюже, но, возможно, это единственный способ переводить точно. Иногда я делаю это специально. Admitted through a curtain of bright mind That hangs between our thoughts and absolute sight, He found the occult cave, the mystic door Near to the well of vision in the soul, And entered where the Wings of Glory brood In the silent space where all is for ever known. Savitri, I.V.74 [Пропущенный через занавесь светлого разума Которая висит между нашим мышлением и абсолютным зрением, Он нашел оккультную пещеру, мистическую дверь Возле источника видения души, И вошел туда, где высиживают Крылья Великолепия В молчаливом пространстве, где все навечно известно.] Высиживают?... Это как образ наседки, высиживающей яйца! "The Wings of Glory" ["Крылья Великолепия"] высиживают вещи, чтобы те реализовались. There in a hidden chamber closed and mute Are kept the record graphs of the cosmic scribe And there the tables of the sacred Law... The symbolic powers of number and of form, And the secret code of the history of the world And Nature's correspondence with the soul Are written in the mystic heart of Life In the glow of the spirit's room of memories He could recover the luminous marginal notes Dotting with light the crabbed ambiguous scroll... (там же) [Там в скрытой камере, закрытой и безгласой Хранятся записи космического письма, И там свод священного Закона... Символические силы числа и формы, И тайный код истории мира И переписка Природы с душой Записаны в мистическом сердце Жизни. В свечении комнаты воспоминаний духа Он смог различить светлые заметки на полях Вкрапленные светом на неразборчивом неоднозначном свитке...] (Мать смеется) "The crabbed ambiguous scrol!..." Это все? He saw the unshaped thought in soulless forms, Knew Matter pregnant with spiritual sense, Mind dare the study of the Unknowable, Life its gestation of the Golden Child... A Will, a hope immense now seized his heart, And to discern the superhuman's form He raised his eyes to unseen spiritual heights, Aspiring to bring down a greater world. Savitri, I.V.76 Он видел неоформленную мысль в бездушной форме, Знал Материю, начиненную духовным смыслом, Разум отважился изучать Непознаваемое, Жизнь – созревание Золотого Ребенка... Воля, грандиозная надежда охватили теперь его сердце, И чтобы разглядеть форму сверхчеловека, Он поднял свои глаза к невидимым духовным высотам, Устремляясь к тому, чтобы привнести великий мир. Вчера я читала другую часть "Савитри", в которой говорится, как трансформируется король ("The World-soul", II.XIV) – это ВСЕ переживания, которые сейчас имеет мое тело. Это интересно. В "Савитри" есть ВСЕ! И он должен был их иметь, чтобы описать это. (Молчание) Мистерия, вот почему всегда она уходит... Да. Я совершенно ясно и точно помню (я еще вижу, как все было в его комнате), помню разговор, который однажды у нас произошел – вследствие чего, я не знаю... Это было... (я не помню, что предшествовало ему, ты понимаешь), но он мне сказал: "We can't both remain upon earth, one must go" ["Мы не можем оба оставаться на земле, один из нас должен уйти"]. И тогда я ему ответила: "I am ready, I'll go" ["Я готова, я уйду"]. Но он мне возразил: "No, you can't go, your body is better than mine, you can undergo transformation better than I can do" ["Нет, ты не можешь уйти, твое тело лучше моего, ты можешь лучше подвергнуться трансформации, чем я"]. И, что любопытно, это было... Это предшествовало всем его физическим трудностям. Но я не придала большого значения (этому разговору); только когда он ушел, вдруг это пришло, и я сказала себе: "Но как же, он знал!"... Это было... я не знаю. Это было почти как спекуляция, ты понимаешь, когда он сказал вот так. Это было в тот момент, когда мы переезжали в этот дом, потому что разговор произошел здесь (в комнате внизу), однажды, это было перед тем несчастным случаем, когда он сломал ногу. А о чем же мы говорили до этого? Я не знаю. Это ушло. Но я ясно-ясно помню, я все еще вижу комнату и все прочее, как это было, как он мне сказал: "We can't both remain upon earth." ["Мы не можем оба оставаться на земле"]. Это все. Но почему "оба" не могут остаться? А! вот так. Почему? Но в тот момент, когда он мне это сказал, это показалось мне таким очевидным, что я даже не спросила его. Как следствие, это должно было следовать в продолжении чего-то, что я не помню. Потому что помню, как я ему сказала: "I am absolutely ready, I'll go" ["Я совершенно готова, я уйду"], и тогда он на меня посмотрел и возразил: "No, no, your body is better than mine, it can undergo..." ["Нет, нет, твое тело лучше моего, оно может быть подвергнуто..."] Почему?... Сколько раз я спрашивала себя об этом потом. Да, гложет мысль, почему не двое... (после молчания) В эти дни я вспомнила об этом разговоре еще один раз; еще один раз я посмотрела, а затем... (Мать раскрывает свои руки в жесте незнания). Это зависит от чего-то, но от чего? Я не знаю. (Молчание) Я вспоминаю еще одну вещь, более недавнюю. Когда он ушел, я была там (это было очень давно – прошли многие годы – это было через год-два после его ухода), я была в ванной комнате, и там, ранним утром, я принимала свой завтрак на углу стола, вот так. И тогда, как только я начала есть, он пришел и держался там (жест стоя возле Матери), и это было таким конкретным, что у меня было впечатление, что... ЕЩЕ ЧУТЬ-ЧУТЬ, и он вернется материально. Тогда я воскликнула: "O, you are coming back!" ["О! ты возвращаешься!"] Вот так. И тогда... он мне ответил: "I'll be with you, but I can't come back materially – I MUST NOT come back materially" ["Я с тобой, но я не могу вернуться материально – я НЕ ДОЛЖЕН возвращаться материально"]. И это было так материально, что у меня сразу создалось впечатление: о! но совсем чуть-чуть, чуть-чуть и... [он материализуется]. Но нельзя ли сказать, что твое присутствие здесь может помочь тому, что однажды он материализуется в другом теле? Да-да... Да, он мне ясно сказал (я его спросила), он мне сказал: "I'll come back only in a supramental body" ["Я вернусь только в супраментальном теле"]. Значит, это ты поможешь ему материализоваться? Да-да. Но вопрос о супраментальном теле не такой простой, я не знаю. Да, но если он материализуется, все будет по-другому. Да. Если Шри Ауробиндо материализуется, но в другом теле... А! в живом теле... В живом теле, но из другой субстанции, чем физическая субстанция. Да, но это то, что я говорю – эта субстанция, когда, как, что?... Но на самом низком уровне делаются довольно долговечные материализации: как тот булыжник, который бросили в "Гостевой Дом" Да. Тогда почему бы эта субстанция света не могла бы материализоваться тем же самым образом? (долгое молчание) Существа, которые делают эти материализации, всегда обладают очень плотным телом, и это особая субстанция (все эти среды). И, к тому же, это не постоянная материализация. Эти камни, которые бросили, были "постоянными" (Молчание) Послушай, это наводит меня на одну мысль, ты знаешь S.B. – это тот, который с большими волосами?... Доктор S недавно приходил посмотреть – он вернулся с bague. Я всегда думала, что это был обычный трюк, но доктор имел такой вид... он сказал: "Он сделал жест (как "пассы" фокусника), и затем положил это в свою руку." Может быть, это материализация. Да, но материализация этого рода, которую он делает – он делает много подобного, тот человек – но он пользуется существами из мира, который находится еще ниже витального мира; этот человек заключил отвратительные сделки с низшими существами. А? Да, тогда как это [супраментальная материализация], это другой род материализации... Он пользуется совсем низшими существами. Во всяком случае, я ВИДЕЛА, когда вернулся доктор: это произошло исключительно в Витале. Да, я уверена. Но он материализует. Он материализует. (Молчание) Во всяком случае, все это, я не знаю. Все это полностью снаружи моего сознания. Да, но это [трюк с bague], это полностью внизу. Он взывает совершенно другой тип материализации. (долгое молчание) Посмотрим. Я не знаю. (Молчание) Это возможно. Во всяком случае, то, что он находится тонком физическом, это точно. Он все время там. Но это тело очень хорошо знает, что оно не наделено особыми способностями... оно не строит иллюзий. Все, что оно имеет, это вера горячая-постоянная-интенсивная, да!... И что ничто не шевелится. Но это все. И у тела никогда не было желания или амбиции творить чудеса – это его не интересует. Оно видело предостаточно чудес, но оно всегда чувствовало, что это было... это был Всевышний Господь, который делал так (это казалось ему совершенно естественным, впрочем). Но воображения... Когда они приходят, тело их отвергает, оно говорит: "Нет, это меня не интересует." Вещи, которые люди находят "чудесными", все это его не интересует. Оно не удивится, если увидит, как войдет Шри Ауробиндо – нет; но у него нет желания творить чудеса, ты понимаешь! оно не ощущает потребности ошарашивать людей – вовсе нет. Да-да! Посмотрим (Мать смеется) 30 июля 1969 ("Целитель", о котором здесь пойдет речь, будет часто упоминаться в "Адженде" и сыграет решающую роль в жизни ученика в том смысле, что он внезапно поймет, через абсурд, кем действительно является Мать) Ты говорил с этим "целителем"?... Есть один человек, который написал из Франции, он (я думаю) крестьянский сын, вовсе не интеллектуал, в конце концов; он случайно заметил, что его руки обладают силой лечить, и тогда он написал довольно длинное письмо (все, что делалось, как он развивался и т.п.) и наконец он наткнулся на твою книгу ["Путешествие сознания"], и когда он ее прочитал, это явилось для него откровением (у него нет философского духа, ничего подобного), он задался вопросом: "Не следовал ли я случайно йоге Шри Ауробиндо, не зная этого?" Так что он написал мне, чтобы рассказать все это и спросить это. Как этот необразованный человек прочел твою книгу, и она явилась ему откровением!... Он сказал, что хотел бы приехать сюда на несколько недель – действительно, он приедет, он даже купил билет. Это будет интересно. Да, конечно. Это человек... я не знаю, думаю, что он уже пожилой; он работал в метро, на подобных работах, но его родители были крестьянами. Много раз рассказывали о таких странных переживаниях. Но в этом случае нет впечатления, что это обычный целитель, кажется что... Атмосфера нечто иного. Он заметил, что его руки лечат сами по себе, простым наложением... После его письма сложилось впечатление, что их семья обладает какой-то силой, потому что у него есть племянница, я думаю, которая лечила животных подобным образом. Но то, что любопытно, это человек необразованный – без образования, без воспитания – он прочел твою книгу и почувствовал "вот оно". О! но такие люди гораздо восприимчивее других! О! да. (Молчание) Ты знаешь, что я отправил своего "Саньясина" в Париж тому издателю, который опубликовал "Золотоискателя". Он не хочет публиковать "Саньясина", заявляя, что там много "спекуляций", "абстракций" О!... Он что, дурак, этот господин? Здесь есть F, которая прочла мою книгу (я не знаю, что побудило меня дать ей книгу, потому что я не имел такого намерения), она ее прочла и сильно ею затронута, как кажется. У нее есть подруга во Франции, и она хочет, чтобы эта подруга представила мою книгу другому издателю. (Мать одобрительно кивает головой) Что ты думаешь о "Саньясине"? Я думаю, что все в порядке. Я думаю6 что твоя книга очень хорошая. Ты думаешь, да? Да. В самом деле, не надо мне делать комплиментов! Но нет, твоя книга очень хороша. Но это книга завтрашнего дня, а не вчерашнего. И тот господин, вероятно, господи из вчера. Я, я очень надеюсь. (Молчание) В самом деле, те, кто ничего не чувствуют, читая эту книгу, это, можно сказать, те, кто совершенно закрыты внутренне – это ментал, который все время ходит кругами. Но, что совсем чужеродно, это что для этих людей... Все, что для нас абстрактно и фальшиво, для них конкретно и истинно! Да. Это совсем чуждо. Да, это так. Это в точности противоположно! Да, точно, они живут в полной Лжи. Но, послушай, вчера я видела дюжину молодых людей, которые прибыли, я думаю, из Америки (там были все национальности), и они просили со мной увидеться. Я ответила: я не хочу с ними видеться. Но они все просили, и L сжалился и привел их ко мне. Мой мальчик, если бы ты знал, до какой степени это ПУСТО! Пусто, другого слова не найдешь. Они задавали мне вопросы!... "Что такое ответственность?"... И одна спросила меня: "Что такое Божественное?" (это ультрасовременные юнцы, не так ли, которые не настолько глупы, чтобы верить в какую-то там божественность! Они гораздо выше этого), она спросила меня с легким оттенком насмешки: "Что такое божественное?" Тогда я на нее посмотрела (Мать напускает забавный вид) и ответила (я переводу): "Божественное – это то совершенство, которое вы должны реализовать." Да, это меня позабавило!... Нечего больше сказать (Мать смеется) Да, нечего больше сказать! (Молчание) Через пятьдесят лет твоя книга будет очень известной. Но это впереди. Но нужно, чтобы были люди с чутьем – это вопрос чутья: они ничего не понимают, но чувствуют. (долгое молчание) Я спрашиваю себя, не стоит ли заиметь издательство в Ауровиле, потому что Ауровиль – это интернациональный город, и стоило бы иметь МЕЖДУНАРОДНОЕ издательство. Там были бы книги на всех языках. Это было бы интересно. Об Ауровиле уже много наслышаны в Америке. Есть одна дама (я говорила тебе о ней), которая думает прибыть сюда на корабле в 1972 – она очень интересуется Ауровилем и созывает собрания, у нее есть связи в правительстве. Такое впечатление, что там происходит много чего хорошего. Так что стоило бы иметь издательство на нескольких языках. Что также нужно заиметь, что обладает грандиозной силой, это кинематограф. А! Заиметь бы студию. Послушай, F мне говорила, что твоя книга видится ей как экранизация. Да, это вполне возможно. Это будет интересно. Потому что с помощью кинематографа можно охватить миллионы людей. И всем вместе: книги, музыка, живопись, выставки... все это! Это будет возможно. Только это требует громадных капиталов. Да. Но, что меня больше всего увлекает, это работа по созданию фильма. Я нахожу, что там есть столь полные средства выражения: образы, музыка, все там есть. Ты знаешь Паоло?... Он делает кино. Почему бы вам не заняться этим вместе?... Он скоро вернется. У меня такое впечатление, что в кино есть необычайные средства выражения. Да. Книга затрагивает, но это все еще довольно ограничено, тогда как фильм, он сразу же затронет миллионы людей. Так что сделать хороший фильм, НАСТОЯЩИЙ фильм... А! но по твоей книге можно сделать очень хороший фильм! Ты мог бы поговорить об этом с Паоло. Не имеет значения, можно начать с Италии, затем перейти на Францию, затем... Это будет везде. Да, это идея! Сила прекрасного образа!... Образ врезается в память так легко, можно обратить множество людей – открыть, во всяком случае, открыть двери. Да-да. А то... (как называется эта штука... не нахожу слова, ты знаешь, то кино, которое показывается дома?)... Телевидение. Телевидение... Но лучше кино, чем телевидение. Да, телевидение, это очень ограничено. И, к тому же, публика, смотрящая телевидение, как правило, вульгарна. Телевидение тоже затронет много народа, но оно ограничено. Я говорю тебе это, потому что у Y уже сеть идея иметь телевидение в Ауровиле (они как раз сейчас этим занимаются). Приемная башня и ретранслятор – чтобы не зависеть от других: иметь телевизионную точку в самом Ауровиле. Но телевидение очень хорошо приспособлено для распространения научной, технической, документальной информации – в этом плане оно очень полезно. Да, но не для литературы. Не для прекрасных образов. Я не знаю, я никогда не видела. Там такой маленький экранчик. Что касается меня, я очень любила кино. Я всегда думала, что с ним можно что-нибудь сделать. О! да, это необычайное средство выражения. (Молчание) И ты бы мог написать сценарий по своей книге? Да. Нужно будет поработать, но это возможно. По моему мнению, это можно сделать через Паоло, но, естественно, нужно... Паоло мог бы дать тебе технические инструкции, но именно ты должен сделать этот фильм. Да, это можно сделать, конечно. У меня такое впечатление, что если я с ним поговорю, то он охотно это сделает. Движение в Италии очень хорошее. Они гораздо более восприимчивые, в Италии. А! это потому что у них были тяжелые годы, мой мальчик. Они знают, что такое быть brimes. И к тому же у них нет этой надменности интеллекта – да, как у французов. (долгое молчание) Кто-то недавно написал из Америки (я думаю, что это из Америки), что они сейчас делают один фильм и думают, что он произведет "революцию": это вопрос о Гитлере, о войне, о детях!... Но это старо! Они не знают, как это старо-старо-старо! Нужно, чтобы твоя книга воплотилась в фильме: на итальянском языке – для Италии, на французском и английском, и тогда (смеясь) увидят... Нужно, чтобы было три разных фильма, ты понимаешь! Да, это будет очень забавно! Чтобы увидеть... Нет, это будет интересно. В Америке, во Франции и в Италии. Будет очень интересно сравнить! Что касается меня, я ВИДЕЛА образы твоей книги, я их видела – я всегда вижу образы. Еще сегодня я вижу образы... Это в этой книге говорится о том, как кто-то умер во сне? Да. Да, я это вижу. И затем конец. Я вижу множество образов. Так что, мне очень интересно знать, как примут эти образы – эти образы отчасти из тонкого мира. Это займет. Даже если на это потребуется несколько лет, два-три года, это ничего не значит. Это не важно. Но ты будешь делать продолжение? (ученик раскрывает руки) Нужно продолжение. (долгое молчание) * (Затем Мать возобновляет прошлый разговор о материализации и о записке ученика, в которой он написал: "Но Савитри отправилась искать Сатьявана в смерти!... Следовательно, Мать отправилась вызволить Шри Ауробиндо?") Я получила твое письмо... Но ты знаешь, что Шри Ауробиндо сказал, что вернется на землю только в теле сверхчеловека... в супраментальном теле. (Молчание) Вдруг обрушилась масса проблем... Есть значительная разница между жизнью человека и жизнью животного, не так ли – и будет значительная разница между жизнью сверхчеловека и человеческой жизнью. Но тогда В КАКОМ СМЫСЛЕ?... Взять вещи совершенно... совсем практические. Будут ли дома? Как они будут жить?... Понятно, что не будет еды, что будет другая процедура сохранения, но... Не нужно домов! (Мать не слушает и продолжает) Жизнь индивидуальная или коллективная? Сооружение жилища или жилище... спонтанное? Им не нужно будет домов, они будут уходить вовнутрь! Ты думаешь, что они смогут быть невидимыми? Да, уходить вовнутрь. А! это то, что ко мне пришло, но я не... Они уходят и они себя проецируют [жест сжатия и расширения] (Мать одобряет и "смотрит") Это то, что ко мне пришло. (Смеясь) Это было даже... это пришло даже не в мысли: это пришло КАК ФАКТ – Шри Ауробиндо, который стал видимым, который слушал, который... и затем (Мать смеется) исчез! Да, это чудесно, мой мальчик. Это будет чудесно. (Мать улыбается и продолжает смотреть) Все собрание вещей, которое будет иметь силу быть видимым или невидимым: появляться, когда будет тому причина, и исчезать, когда больше не будет необходимости... Это открывает великолепные горизонты! Но так уже есть в тонком физическом. Да-да, но... В сущности, это... должен исчезнуть экран между жизнью и тем, что люди называют "смертью". Потому что когда я говорю, что эти существа "отходят внутрь", да, для нас они становятся "мертвыми", ты понимаешь? Для человеческих существ они как бы умерли. Но на самом деле нужно, чтобы был этот переход. Нет-нет! но остается тело, которое разрушается или которое хоронят. Да, но в этом супраментальном существе как раз нет "тела": оно будет интериоризироваться (то есть, для человеческих существ, оно будет становиться "мертвым") или экстериоризироваться, то есть, становиться живым для человеческих существ – добровольно переходить из одного состояния в другое. Но да, это как раз мое переживание: что нет "жизни и смерти". Да, вот именно! нет этого. Но только все же есть экран или вуаль между двумя этими состояниями. Но да, это ЕЩЕ ПОКА так – можно предвидеть момент, когда этого больше не будет. Да! Так что когда этого не будет, как раз тогда Шри Ауробиндо сможет пройти. О! да, он был бы постоянно там, он постоянно бы появлялся. Как свалить экран? А!... Как перейти? (долгое молчание) Надо посмотреть на это. Это открывает... все поле переживания. (Мать долгое время "смотрит", затем вдруг ее вид становится очень забавным) Я только что имела видение... того, какой будет жизнь, в которой супраментальные существа будут перемешаны в физической жизни... Это будет... Ты знаешь, для трех четвертей человечества это будет тихий ужас! Кто-то вдруг появляется (Мать смеется), а затем, как раз в тот момент, когда ему хотят сказать что-либо, вдруг пуф! никого больше нет! Ты видишь отсюда... разбойник готов нанести свой удар, и кто-то, кто появляется... и в тот момент, когда он хочет защититься, пуф! (Мать смеется) никого больше нет. Гран-ди-оз-ное средство действия! Тогда, в конце, гораздо позднее, когда такая жизнь установится, больше не будет нетрансформированных пережитков, которые... которые действительно будут мертвы. Они постепенно сойдут на нет. (Молчание) ПОСМОТРИМ! (Мать смеется) У меня такое впечатление, что двери открыты! (Мать рассматривает будущее) 2 августа 1969 Я получил весточку от P.L. Он приезжает 8 августа. Он написал только это: "Уныние этих последних недель мало-помалу трансформировалось в силу и покой... Признаюсь, что я сильно страдал из-за своей неудачи визави в Ватикане, но после того, как вы передали мне кое-что от имени Матери, все начало проясняться..." Да, я ему сказал, что это вовсе не вопрос внешнего триумфа или провала: что простой факт его ПРИСУТСТВИЯ там послужил "передаточной станцией", которая позволила Свету войти туда внутрь – просто тот факт, что он был там. Вот что я ему сказал. Я могу добавить кое-что. Ты понимаешь, они задумали одну комбинацию, чтобы объединить все христианство, и папа отбыл в Женеву, чтобы объединиться с протестантами – это не было бы так уж хорошо. И он этого не сделал, потому что это укрепило бы христианство. Необходимо объединение ВСЕХ религий, а не объединение одного только христианства – а к этому оно еще не готово. Так что, после детального рассмотрения, я увидела, что, напротив, это была божественная милость, чтобы объединение не состоялось. При случае ты можешь сказать ему это. Даже он сам, я не знаю, не остался ли он еще христианином... И все, что придает силу христианству, не хорошо. Христианство надеется воцариться на земле. А это разделение [на католиков и протестантов] мешает этому воцарению. То есть, я не думаю, что объединение с протестантами помогло бы в работе по общему объединению. А в настоящий момент они могут помыслить максимум лишь о том, чтобы объединить все христианство. * Немного позднее Сейчас я читаю "Савитри": это вторая книга, я думаю, где говорится о трансформации Короля, его переживании ["The World-soul", книга II, глава XIV]. Я читала это уже давным-давно; но я совсем это не помню, вовсе, и я перечитывала это в эти дни... это как детальное описание того переживания, которое мое тело имеет сейчас! Это не-о-бы-чай-но. Когда я это перечитала, я была ahurie. Это совершенно так, как если бы мое тело пыталось скопировать это" И я больше этого не помню, вовсе – совсем не помню... Значит, Шри Ауробиндо видел это – видел ли он это или переживал это? Я не знаю... И он считал это супраментализацией физического существа. Ты не помнишь это в "Савитри"? Я перечитаю. * (К концу беседы) Ты видел письмо этого целителя? Да, я был поражен одной вещью: впечатление отсутствия природного эго у этого человека. Да, так кажется. Я вообще не чувствовал никакого "я" там внутри. Да, это так, это очень интересно. Нужно , чтобы он приехал. Он пишет, что приедет в сентябре, только он говорит, что его средства ограничены, и что его пребывание будет зависеть от денежных условий здесь. Но здесь от него не будут требовать денег, ни за что. Ему не нужно будет платить. Если он хочет показать, что он умеет делать, тогда, напротив (смех) это он дает нам что-то! Но когда ты его увидишь, то поймешь, с какого рода силой он связан. Да, о! но я уже понимаю. Это очень интересно. Но мне нужно физический контакт, чтобы это увидеть. 6 августа 1969 (После рассмотрения различных типографских проблем Мать неожиданно спрашивает:) Я хочу спросить тебя об одной материальной мелочи: хватает ли тебе сыра не неделю (!) Да-да, милая Мать! Точно?... Потому что сыр очень хороший. Если ты хочешь еще, нет ничего проще... (Мать рассматривает фигуру ученика) А! это да (обращаясь к Суджате), попроси коробку [сыра]. Ты думаешь за всех! Ты знаешь, я не "думаю", но все идет так (жест как на экране). Я вдруг вижу, тогда это должно быть правдой, это не мое воображение. Но все же этого нет в моем сознании! А! мой мальчик, я вижу много чего, чего ты не знаешь! (Мать смеется). Это в твоем подсознательном. У тебя есть новости от P.L.? Нет, он должен приехать на днях. (Суджата приходит с сыром). Вот! ешь, он очень хороший, этот сыр. Если можно было бы быть более сознательным... Да! Но я не знаю, что делать! (Мать смеется)... Прошлую ночь, всю ночь, я проводила время со Шри Ауробиндо, я не знаю где, но было много народу. Мы были только вдвоем, но вокруг можно было видеть множество людей. И тогда, что особенно, когда я пробудилась, это не ушло! И когда я снова засыпаю, это там, в том месте, где я это оставила: это продолжается. Нет больше... Ты знаешь, во снах, проходит сон, а затем вдруг (жест резкого смещения), внезапно меняется сознание, и нужно сделать усилие, чтобы снова найти этот сон или это состояние – такого больше нет! Оно не шевелится, это вот так (Мать пропускает пальцы одной руки сквозь пальцы другой) все время: это продолжается, не важно, занята ли я там, или нет. Это сравнительно ново. У меня больше нет впечатления сна, ты понимаешь: это деятельность, в которой я становлюсь сознательной. Но Шри Ауробиндо был... Это любопытно, он как помолодевший. Он был довольным, он был очень забавным, и он навел меня на всевозможные размышления – размышления, полные юмора, ты знаешь! – по поводу вещей и людей. Я заметила, что он был... как более сверкающий, не знаю, как сказать. Совсем особенно это было в прошлую ночь. У меня больше вовсе нет впечатления сна, совсем – совсем нет. Это больше не так, как видеть сон: это деятельность, которая продолжается и продолжается. Если я остаюсь очень спокойной, это продолжается. (долгое молчание) В сущности, все это вопрос сознания. Тело стало СИЛЬНО сознательно по отношению к тому, что отвечает истинному Влиянию, и тому, что еще остается привычкой и развитием универсального земного (общего земного), очень сознательно. И иногда это... это почти мучительно, не так ли, эта старая манера быть. И затем бывают моменты, когда видение как бы закрыто, как если бы я смотрела через вуаль; бывают моменты, когда оно СОВЕРШЕННО точно. Я не могу поверить, что это зависит от глаз. Люди приходят, и я их вижу совершенно точно; есть те или другие, я едва ли вижу, едва различаю, где глаза, где рот... Это должно зависеть от чего-то другого. (Мать входит в долгое созерцание, которое будет длиться почти до конца беседы) Ты что-нибудь чувствуешь, прямо сейчас? ... Ничего особенного? Я всегда чувствую Могущество там. Это был тот мир, о котором я тебе говорила... как если бы он хотел ВОЙТИ в этот мир (и в действительности, есть большое могущество там внутри), но я не знаю, как это объяснить... это как если бы он хотел проложить себе дорогу в том мире. И это пришло (это приходит, не так ли, вовсе нет никакой лично воли, я вот так: (жест недвижимости, молчания), это приходит и это ПРОТАЛКИВАЕТСЯ, это устанавливается с могуществом вот так. И связь с вещами, людьми и сознанием идет различным образом. И это пришло очень сильно, и ты был ВНУТРИ: ты был не снаружи, а внутри. Так что я надеялась, что ты почувствовал что-то. Что касается меня, я чувствую всегда Могущество. Это так, да. Но вместо той трансформации, какой мы себе ее представляем, не будет ли это чем-то вроде вторжения тонкого мира, который проткнет вуаль, барьер, и войдет в физический мир, мир проявленный? Это вполне возможно... Это вполне возможно! Потому что несколько дней назад я перечитал один текст Шри Ауробиндо, с совершено другим пониманием... А! какой текст? Это был совсем "обычный" текст, это в "Загадке Мира". А! И в конце он говорит это, что я читал множество раз, но понимал по-другому: "Его [ментального человека] освобождение и озарение придет тогда, когда он пересечет линию, ведущую в свет нового супрасознательного существования..." И затем он говорит: "Но само по себе это не изменит ничего в творении здесь, бегство освобожденной души из мира не изменит этот мир. Но пересечение этой линии, если оно направлено не только к восходящей, но и к нисходящей цели, будет означать трансформацию линии из того, чем она сейчас является – крышкой, барьером – в место прохода высших мощностей сознания Бытия, находящегося сейчас над ней..." О-о!... Кажется так. Да! я понимал это другим образом, но нужно понимать... что тонкий мир разобьет экран, барьер, и сила манифестирует физически! Да, кажется, так и будет... Потому что сейчас это было очень императивно. (Молчание) Единственная вещь – это знать, будет ли это явлением, воспринимаемым только определенным сознанием, или же это будет явление, воспринимаемое всеми?... Например, как раз сейчас, я... не только чувствовала это: это некое видение, некоторое... как если бы изменилась атмосфера; но сейчас я тебя спросила из-за того, что единственно ли я вижу это, или же и ты... Но я, я чувствую исключительно Силу, всегда. Это любопытно, это как если бы... изменилась природа образов, я не знаю, как объяснить. (Молчание) И в конце он говорит, не так ли, что эта линия, этот барьер может быть превращен в место перехода всевышних сил: "... Это будет означать новое творение на земле, привнесение окончательных сил, которые обратят условия здесь." Да, это очевидно так. Это очевидно так. Но до сих пор все это понималось как смутное явление сознания там наверху, но если это манифестация... А! нет, это ЗДЕСЬ. Да. Но это так: это нечто, что ПОБУЖДАЕТ манифестацию. Я тебе говорила, ночью я чувствовала это, а затем проснулась, но это ТАМ, это не шевельнулось; НЕ ПРОИЗОШЛО ИЗМЕНЕНИЯ, как при переходе из одного мира в другой: два сознания вместе (Мать протягивает пальцы левой руки сквозь пальцы правой). Обычное сознание кажется искусственным, но оно "преобладает"; однако одно БОЛЬШЕ НЕ настоящее: оно менее истинное. Этой ночью это было очень-очень ясно. И от этого ночи восхитительные, мой мальчик! Не спишь, и при этом отдыхаешь гораздо больше, чем если бы спал. Но обычное сознание стало немного громоздким, немного мучительным, физически это так. О! это интересно, я думаю, что что-то "ловится хвост" чего-то! Да-да, у меня такое же впечатление! Посмотрим (Мать смеется) 9 августа 1969 "Юнеско" хочет опубликовать брошюру о "терпимости", и они написали К, чтобы он попросил у меня написать что-либо по этому поводу. Тогда я вот что написала (Мать читает): "Терпимость – это только первый шаг к мудрости. Необходимость терпеть указывает на наличие предпочтений. Тот, кто живет в Божественном Сознании, Смотрит на все с совершенной ровностью." Они раздуваются от своего величия, считая себя выше других, потому что у них еще есть "терпимость" – а терпимость означает смотреть на вещи с высоты презрения. (Молчание) Видела ли я тебя в ходе этого переживания?... Была одна ночь, я не помню, какая, но это было странно... Я была со Шри Ауробиндо, но со Шри Ауробиндо... (как сказать?) совсем радостным, очень оживленным, и немного более материальным, чем я видела его обычно, как если бы... не материальным, но (не знаю, как объяснить) более четким, и мы вместе проводили часы за работой: рассматривали вещи, виделись с людьми, делали что-то и т.д.; но теперь, что любопытно, что было особенно, это то, что это не зависело от сна моего тела: тело не спало, оно просто было спокойным, но мне было нужно подняться посреди этого, и когда я поднималась, это сознание и эта деятельность не прекратились. И было еще и обычное сознание (то есть, было восприятие обычных вещей: комната и все прочее), которое было менее точным. Все как бы перевернулось, ты понимаешь. И это оставалось долго, даже утром, до того момента, когда я была обязана встретиться с людьми и делать что-то. Это было совсем особенно, в первый раз произошло такое. То есть, это немного более внутренее сознание было более конкретным, чем обычное сознание. Что странно, это то, что это обычное сознание, обычные вещи, это не так, что они стали размытыми или стертыми: они стали... как бумага (Мать смеется) как бумага или корка или... нечто высохшее – высохшее и незначительное, не имеющее истинной реальности, просто как незначительная видимость. Такое вот ощущение (Мать щупает воздух пальцами): как бумага или кора. В первый раз произошло такое. И Шри Ауробиндо совершенно радостный... Это любопытно... Было так, как если бы он был очень доволен тем, как все идет. (Мать остается молчаливой долгое время) Говорила ли я тебе, что в Италии есть ветеринар, который нашел средство от рака?... Этот человек открыл, что у коз, у коз как вида (козы и козлы) не бывает рака! Он даже пытался привить им рак, но это ему не удалось. Вывод: в их конституции есть нечто6 что препятствует раку; и он нашел что-то в их желудке (я не знаю точно): он сделал сыворотку. Он, будучи ветеринаром, не имел права это делать, но у него есть друзья врачи, и эти врачи (их почти дюжина) попробовали – лекарство необычайное, бесспорно. Но есть разница: сыворотка коз лечит в одних случаях, а сыворотка козлов – в других; сыворотки коз и козлов лечат разные случаи рака (я в этом ничто не понимаю). Наконец, он живет где-то в Италии, я не знаю точно, где, но я поросила его приехать сюда – он принял приглашение. Он приедет: есть целая группа молодых итальянцев, которые хотят приехать в конце этого года, из-за йоги Шри Ауробиндо, и вероятно, он приедет с ними, или же он может приехать с Паоло, если Паоло захочет оплатить его проезд. А что касается меня, я рассчитываю связаться с доктором S, чтобы все они прибыли одновременно, и если все пойдет хорошо, я попрошу его остаться. Потому что ты знаешь, что у S сейчас есть в "Ауромоделе" ["Auromodele"] нечто вроде диспансера (там даже есть один молодой студент-медик из Франции, и он очень доволен). Тогда можно было бы открыть "клинику лечения рака", это было бы очень интересно! Потому что, здесь, если будет S, тогда не будет никакой трудности – в Ауровиле он сможет делать все, что захочет. Это было бы замечательно! Он приедет к концу года. А другой, целитель, прибудет в сентябре... Посмотрим, если он тоже хочет лечить людей, это будет хорошо. Это неожиданно придает интересную ориентацию... "Ауровиль, город, в котором лечат"! Это будет хорошо! Тогда Природа изобретет другие средства, чтобы избавляться от излишка людей! О! в этих средствах нет недостатка... Это ужасно! Есть такое средство: стерилизовать человеческие существа, это было бы наилучшим средством. Мне кажется, что уже найдено что-то; если женщина будет принимать это регулярно, у нее не будет детей – пилюля. Да, но люди не хотят... Было все больше людей, которые хотели... О! все еще есть эта старая сентиментальная привязанность. Нет, пока существует смерть, будет и это чувство необходимости продолжения рода; это присутствие смерти делает вещи таковыми, как необходимость. Но если больше не будет смерти... Не знаю, как в других странах, но здесь аборты были преступлением, то есть, были наказуемы по закону – сейчас они хотят отменить это. Уже слишком много [людей]. Но стоит посмотреть только на Пондишери, это ужасно. О! когда в семье пять, шесть... почти дюжина детей, мой мальчик! Есть семьи с дюжиной детей. Так что действительно это размножение слишком быстрое. (долгое молчание) Это Сознание, которое работает с января, оно очень настаивает, чтобы люди стали сознательными, что нужно делать все добровольно: чтобы рождались добровольно, чтобы умирали добровольно, чтобы заболевали добровольно – что воля должна стать доминирующим принципом. Оно очень настаивает. Я полагаю, что это во много все изменит. (Молчание) Представь себе, ко мне пришло воспоминание... с начала этого века. Я не знаю почему, но оно не хотело уходить. Так что, раз уж оно не хочет уходить, я расскажу о нем тебе – может быть, на это есть своя причина, я вообще не знаю. Как-то мы путешествовали вчетвером: шли от... я не знаю, что это за место на берегах Роны (я больше не помню этого места), чтобы добраться до Женевы пешком через горы – нас было четверо, двое мужчин и две женщины. И мы шли, а когда приходило время обеда и мы были голодны – мы ели; когда приходило время спать – мы спали, и так мы и шли – как в настоящем путешествии. Никто даже не знал пути, у нас было лишь нечто вроде карты. Так вот, как-то, вдали от городов и поселений, на пути через горы, мы зашли на обед на постоялый двор – это было нечто, напоминало постоялый двор, он стоял совсем на отшибе, ничего не было вокруг. Мы вошли туда. Там были старик и старуха... от них веяло чем-то странным. Они были очень бодрыми и проворными – но от них веяло чем-то странным. Мы спросили, можно ли поесть. Они ответили "да". Они на нас посмотрели, внимательно так посмотрели и впустили в большой зал, где в углу стоял стол со стульями вокруг него, и были еще большие скамьи – я не знаю, для чего предназначался этот зал. И они нас там кормили. Они спросили нас, не хотим ли мы... у них было немного белого вина – не хотим ли мы его. Трое из нас согласились (я тогда уже ничего не пила). И они пили вино (это было легкое вино), они пили и ели; я же не притронулась к вину. К концу беседы они сказали: "О! как хочется спать! мы немного поспим." Так что они устроились на скамейках и уснули. Я же носила обувь, которая не подходила мне по размеру и жала большие пальцы: было больно, началось какое-то воспаление, и я захотела пополоскать ноги, для дезинфекции. Я совсем не спала; я сидела (был один тазик с водой) и полоскала ноги... Через полчаса дверь в комнату медленно открылась, и старик со старухой вошли вот так (крадучась)... Я была скрыта столами, потому что сидела довольно низко, они меня не видели. Они вошли как на цыпочках, это выглядело так, и направились к скамейкам, на которых расположились остальные... А затем, в какой-то момент, они увидели меня... ах! (Мать делает жест, показывающий, что они вздрогнули), они остановились. Я подняла голову, посмотрела на них и спросила: "Что вы хотите?..." – "О! (они были очень хитры, они сказали) о! мы пришли узнать, не нужно ли вам еще чего". И затем они ушли. Я СРАЗУ ЖЕ знала, что они пришли, чтобы нас обокрасть – что они подсыпали снотворное в вино и пришли воровать, они думали, что все уснули... И вся эта картина предстала такой живой, как если бы до нее можно было дотянуться рукой!... Почему это пришло? я не могу понять. Это пришло, когда я что-то делала... Этой истории почти... это было в году 1910 или 12, то есть более пятидесяти лет тому назад. Те люди были старыми, они уже умерли давным-давно – почему же это пришло, чтобы чему меня научить? Я не знаю... И это оставалось ЖИВЫМ, не так ли, как нечто живое. Чему это хотело научить?... Естественно, всегда есть присутствие Милости, это само собой разумеется – но у меня не было нужды, чтобы мне это показали, я это знаю! Этот постоялый двор стоял на отшибе, не было ничего в радиусе многих километров... Это было совсем как сцена из кино... Это было в Савойе, на французском склоне, в горах. (долгое молчание) Странно... 16 августа 1969 (Мать рекомендовала ученику прогуливаться для отдыха по пляжу Ауровиля, но он обнаружил, что непременно кто-нибудь увязывался за ним) Ничего интересного... А у тебя как дела? Ты прогуливался с F? Да, на днях мы сделали крюк по пляжу. Да. Ты был поглощен или что? Почему? Я не знаю, она мне сказала, что у нее было впечатление, что тебя там не было. Так что я спросила себя... Да, это так, меня там не было. Я хотел... смести все. (Мать остается молчаливой) Это ошибка? Нет, совсем нет! Вовсе нет, она только боялась... Она спросила меня: "Не болен ли Сатпрем?"... Я думаю, что нет! Да! Нет, она сформулировала немного не так, она опасалась, что с тобой не все в порядке... Нет, я хочу спросить: это ошибка смести все, образовать пустоту, или что? О! нет! О! нет... Я часто себя спрашиваю, не ошибаюсь ли я в своем способе действовать. Мой способ действия спонтанный, это вымести все, сделать полную пустоту, а затем повернуться к чему-то там наверху, и быть совершенно молчаливым и недвижимым. Да, это ЛУЧШЕЕ из средств, нет ничего лучше этого. Да, это то, что я делаю все время. И если бы не все это!... Со всех сторон это обрушивается так (жест смутного приступа). И они хотят, чтобы я вложила силу в политику... Это грязное дело! Я никогда не видела, как сейчас я это вижу, потому что теперь я ВИЖУ: люди, вещи, реакции, которые идут... Это так отвратительно!... Шри Ауробиндо всегда мне говорил: "Не следует впутываться в политику", и я не вмешивалась. Со всех сторон они просят моего благословения... и я даю благословения всему миру! (Мать смеется) Но я их предупредила, я им сказала: это благословения ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ДЕЛАТЬ РАБОТУ. Каждый просит, чтобы именно он одержал победу, но "это" не шевелится. Все, что я делала (поскольку меня тянули там внутри), это просила, чтобы произошло самое лучшее для будущего страны – уж и так достаточно трудностей! Два века порабощения англичанами, не так ли: все пол-нос-тью прогнило. И этого достаточно. Нужно, чтобы они вышли из этого положения. О!... невозможно, это невозможно; начальник полиции Пондишери говорит: "Я не могу больше вмешиваться, потому что теперь мне говорят, что 'демократические права' позволяют делать все... Если люди влезут к вам (он говорил это персонально), если бунтари ворвутся к вам, а я вмешаюсь, тогда мне устроят нагоняй, сказав: "Вы нарушили демократические права". – У них есть демократические права вторгаться в дом! Вот до чего доводят идеи!... То есть, это совершенно глупо. Он сказал это С, а С ответил: "Да, но, в таком случае, если у вас больше нет права защищать, тогда у людей есть право защищаться самим; они не имеют права защищаться, пока у вас есть сила их защитить; но если у вас больше нет права защищать, тогда люди имеют право защищаться сами." Тогда (смеясь) начальник полиции сказал: "В таком случае было бы лучше, если бы не было мальчиков из Ашрама, которые защищаются, потому что..." И он ответил: "Да-да, я это улажу!" (Мать смеется) Полное помешательство! В Дели тоже все с ума посходили! О!... о!... Сейчас они собираются голосовать, и со всех сторон требуют моей помощи... Они совсем скоро будут голосовать... И какие кандидаты! Был один кандидат – хороший человек, респектабельный, но его внесли в избирательный список лишь для того, чтобы уменьшить силу остальных!... Вовсе нет намерения избрать его. Нет, это невероятная, невероятная... гниль. Но, действительно, его ввели в игру не как кандидата в президенты, а чтобы проверить, можно ли свалить Индиру. Да, это так. И они могущественны – те, кто хочет ее свалить. Из этих двух кандидатов лучше тот, который хочет свалить Индиру. Это честный человек, у него добрая воля, но он не понимает, он не знает – они не понимают, не знают ничего, никто! Но я посылала ему весточку, что я стою за Индирой *потому что он просил моей помощи), что я за Индирой, чтобы он только обратил на это внимание – за Индирой И ТЕМ, ЧТО ОНА ДЕЛАЕТ. Потому что прежде она спрашивает меня, что стоит делать. И еще вся эта история с банками и мошенниками, засевшими там. Я не знаю... Я думаю, что демократия... Уже в десять лет я считала демократию идиотизмом (там, во Франции), и наконец... Демократия глупа там, во Франции (но это пустяки); во всяком случае, я считаю, что демократия как организация ВОВСЕ, совсем не согласуется с духом Индии – совсем. И доказательство состоит в том, что правит вовсе не собрание людей: это горстка плутов выходит вперед и говорит: я представляю тех, я представляю этих... (Молчание) Самое худшее – если будет новое вторжение китайцев, и это... это будет ужасно. (Молчание) В конце концов... А знаешь ли ты, что в "Идеале Человеческого Единства" Шри Ауробиндо черным по белому пишет, что следующим местом битвы на земле будет Индия? Да-да. Что конфликт разразится в Азии, и Индия станет первым полем битвы... Да, я хорошо это знаю, мы говорили с ним об этом, прежде чем он это написал. Я хорошо это знаю. (долгое молчание) В Шантикетане есть один китаец (я не помню его имени), который приезжал увидеться со Шри Ауробиндо, и я его знаю, он со мной говорил. Это человек (он философ), человек, у которого было имущество в Китае (он живет в Индии), и он отдал все свое имущество, говоря при этом: я даю вам все это, чтобы вы не могли у меня это отобрать!... И лично мне он сказал: "Китай – очень интеллектуальная страна; китайцы способны понять то, что пишет Шри Ауробиндо, и я вижу, что ТОЛЬКО ЭТО может спасти народ от путаницы"... Только, естественно, нужно, чтобы тексты Шри Ауробиндо были переведены на китайский язык – этим занимался S.H., он переводил на китайский, а сейчас это даже не напечатано и не пошло в Китай. И к тому же они казнили там всех интеллектуалов, они собираются уничтожить целое поколение – измотать и отупить все поколение. Да. (Мать входит в долгую концентрацию) В сущности, я совершенно убеждена, что все эти неясности существуют для того, чтобы мы научились жить день ото дня, то есть, не заботились бы о том, что может произойти или произойдет, а просто изо дня в день делали бы то, что нужно делать. Все мысли, предвидения и их комбинации, все это очень во многом способствует беспорядку. Жить почти с минуты на минуту, быть вот так (жест обращения к высотам), внимать лишь "этой вещи", которую нужно сделать в данный момент – и позволять решать Сознанию Всего... Мы никогда не знаем вещей, даже с самым общим видением; мы всегда знаем вещи лишь ОЧЕНЬ частично – очень частично. Так что наше внимание привлекается этим, привлекается тем, но существует и кое-что другое. И уделять большое внимание опасности или вредным вещам – надо предоставить это силе. (Мать входит в созерцание) Когда осаждают видения беспорядка и путаницы, нужно лишь войти в то сознание, где знаешь, что не существует ничего, кроме ОДНОГО Бытия, Одного Сознания, Одной Силы – есть лишь ОДНО Единство – и что все это происходит внутри этого Единства. И что все наши маленькие видения, маленькие знания, наши маленькие... все это, это ничто, это ничтожно по сравнению с Сознанием, которое вершит Всем. И тогда, если возникает вопрос, почему существуют отдельные индивиды, это возможно, только для того6 чтобы позволить стремление – существование стремления; существование этого движения, движения отдачи себя и отказа от себя, доверия и ВЕРЫ; что это причина существования индивидов; и тогда, стать ЭТИМ во всей своей интенсивности и всей своей искренности... это все, что нужно. Это все, что нужно, это ЕДИНСТВЕННАЯ вещь; это единственно значимая вещь; все прочее – фантасмагория. Это единственно приемлемая вещь во всех случаях; когда хочется сделать что-то, когда не хочется чего-то делать, когда действуешь, когда тело больше не может действовать... Во ВСЕХ-всех-всех случаях, только это – только это: войти в сознательный контакт со Всевышним Сознанием, объединиться с ним и... ждать. Вот так. Тогда получаешь точное указание, что делать в каждую минуту – делать или не делать, действовать или не двигаться. Это все... И даже быть или не быть. Это единственное решение. Все больше и больше, все больше и больше такая уверенность: это ЕДИНСТВЕННОЕ решение. Все остальное – ребячество. И все действия, все возможности могут быть использованы естественным образом – это отменяет персональный выбор, это все. Все возможности там, все-все-все там, все восприятие там, все значение там – только уничтожается личный произвол. И этот личный произвол кажется ТАКИМ детским! таким детским... глупостью, глупостью, невежественной глупостью. И я это чувствую, чувствую вот так (Мать щупает воздух) это волнение, уф! это кружение в атмосфере! Бедное человечество. (долгое молчание) Вот так. Возьми (Мать протягивает розы). Все это для того, чтобы научить мир повернуться к Господу, в его Сознании... Почему? Для этого ли было творение?... (Молчание) Но у меня практическая проблема: всякий раз, когда я все опустошаю, только чтобы подтянуться туда наверх к... чему-то, у меня такое впечатление, что я никогда не получаю точного отклика: там лишь МАССА Могущества, твердого, и на этом все. А! ты никогда не получаешь отклика? Все одно и то же: там это Могущество, невозмутимое... Смотри-ка! Например, вчера, в ходе этой медитации, было то же самое – это всегда одно и то же – там эта массовая, могущественная Вещь, но она "не хочет говорить". А у тебя нет ощущения... Я не знаю, как объяснить, потому что это ни блаженное состояние, ни... я не знаю, как объяснить; это нечто, что... у меня нет слов, чтобы выразить это, но это оставляет вас совершенно удовлетворенным. Это есть. А! Да это есть; это точно. А! тогда все в порядке, это есть. Все прочее бесполезно. Да, но как иметь настоящий, правильный импульс, ты понимаешь? Но это ВНИЗУ того. Это внизу? Это внизу. Это там... Например, я знаю, что это состояние, в котором МОЖНО ИЗМЕНИТЬ МИР. Становишься нечто вроде инструмента (который даже не осознает это, не так ли), но который служит... (жест, показывающий, как от инструментального центра расходится во всех направлениях). Ведь мозг совершенно, совершенно ничтожен – даже когда он великий, он все еще очень мал, чтобы понять; вот почему устанавливается эта белизна в ментале. И тогда "эта вещь" проходит. И тогда видишь, что все, что нужно для всей этой маленькой жизни, проходит автоматически, и заставляет вас делать в каждую минуту просто то, что нужно, без... без расчетов, без спекуляций, без решений, без ничего, просто так (тот же жест течения Силы через инструмент). Я имела переживание, личное переживание, что если в теле что-то беспокоит (боль или недомогание, или нечто, что неправильно работает), и при этом входишь в то состояние, тогда все уходит – исчезает, все в порядке. Были острые боли: теперь они полностью исчезли, даже не знаешь, как! "А, кончено", – вот так. И затем, в контакте с людьми и в контакте с житейскими вещами – простота ребенка. То есть, делаешь все без... вообще без рассуждений. Послушай, с этими рабочими... Ты знаешь, эти рабочие (не рабочие: слуги) прислали мне письмо с угрозой, в котором говорилось (оно было написано по-английски), что мне нужно их принять и обсудить с ними условия их работы, или же они устроят скандал 15 августа. Мне это прочли. Я была вот так (жест обращения к высотам), это пришло просто... (а! я забыла: и затем, если я не отвечу, они посчитают, что письмо до меня не дошло, и начнут свои действия), так что это пришло вот так (без мысли, ты понимаешь, совершенно пусто, ничего, вот так), это пришло, я взяла бумагу и написала (по-английски): "Я получила ваше письмо и прочла его...", а затем: "If you have the sightest fear of God, keep quiet" ["Если вы хоть чуть-чуть боитесь Бога, угомонитесь"]. И отправила это письмо – они ничего не сделали, не шевельнулись. Это вот так, не так ли. Я пытаюсь всегда быть в этом состоянии, которое ты описываешь, вот так, ЧТО БЫ НИ ПРОИСХОДИЛО, и всегда-всегда, без исключения – если нужно что-то делать, меня вынуждают это делать. Вот, больше нечего сказать по этому поводу. И я заметила, что меня заставляют действовать совсем по-разному в разные моменты, с разными людьми, и даже само переживание очень отличается – все это, сама вещь, вот так (жест обращенности к высотам, недвижимости). Только надо, естественно, достичь того состояния, когда больше нет ни предпочтений, ни желаний, ни отвращения, ни влечения, ничего – все это ушло. И самое главное – без страха – это главное. Это самое важное из всего этого. Вообще, я об этом не говорю... потому что считаю, что это дается каждому только в тот момент, когда он готов. Нужно, чтобы это произошло спонтанно, естественно. Вот так, мой маленький. 20 августа 1969 (Ученик из Ватикана прибыл в Пондишери) Я виделся с P.L. Есть две вещи, сначала я расскажу о личной, затем – о более общей. Он говорит, что после того, как в последний раз он виделся с тобой, он пошел в самадхи, и там вдруг внезапно почувствовал чрезвычайно сильную боль в низу живота. И он сказал, что это было очень странно, потому что это не была обычная боль: она не мешала ходить, двигаться, но она оставалась сосредоточенной в теле: острая боль. Я думаю, что это наложили порчу те люди. Ты так думаешь?... Я не знаю; когда он сказал мне это, у меня было впечатление, что это был нижний "центр", который был затронут Светом. (Мать качает головой) И долго ли была эта боль? Я не знаю, возможно, пятнадцать-двадцать минут. А затем ушла. Это было после того, как он виделся с тобой и пошел в самадхи. Я думаю, что они вполне способны на порчу, те люди. Да, но порча не могла бы его затронуть, ведь ты с ним. А! нет, это действует не так! Порча делается сознательно против... не против него, а против того, что он получает здесь. И тогда это меняет личное ощущение (они сведущи в таких делах); чтобы его личное ощущение, ощущение Ананды, ощущение... (в конце концов, это не "радость": это действительно Ананда присутствия Силы) превратилось в боль. Это они умеют делать. Это касается самого ощущения. Потому что в общем известно, что когда Свет затрагивает нижние центры, то иногда это вызывает такое сильное ощущение. Да... Но это не ему причинялась боль; то есть, он ощущал боль, но боль причинялась не ему. Да, она не имела физического воздействия. Да, это так. Если бы в его ментальном, витальном или физическом сознании не было бы ничего, что отвечало бы на силу тех людей, он бы не чувствовал боли – так что обязательно что-то есть. Из-за этого он почувствовал это как боль, хотя это не было настоящей болью. Несомненно, в нем есть что-то, что может бояться (да, я это видела), и этого достаточно. Это служит связью. Он собирается уехать или еще останется здесь некоторое время? Он останется еще на несколько недель. Тогда я его еще увижу, потому что я хотела бы сделать кое-что. Он имел видение накануне этого случая (я не знаю, связаны ли эти вещи), но он был со мной, мы шли вместе по дороге в горах, я держал его за руку, затем по прошествии некоторого времени он устал; он сказал мне: "О! я устал"; но я держал его за руку и сказал: "Пошли". Мы продолжали с ним идти в этих горах, затем он еще раз сказал: "Ты слишком быстро идешь, я не успеваю за тобой". Я снова ему сказал: "Пошли" и потащил его за собой. Мы пришли с ним на вершину этой горы, она вся была в свету, а дальше была как бы пропасть. А затем было так, как если бы я толкнул его в эту пропасть – без всякого насилия, без какого-либо движения чувств: просто толкнул его в эту пропасть. И он не ощущал никаких чувств, никакого насилия, ничего такого во мне, а просто, спокойно, я толкнул его в пропасть. Похоже, что это ментал пал жертвой. Пал жертвой? Да, из-за них. (долгое молчание) Я встречусь с ним еще раз. Мне продолжать? Да, да. Он сказал мне, что почувствовал, что его выгонят из Ватикана в этом году. А! У него было такое ощущение. И он сказал: "Они сделают так, как обычно и поступают; вообще, они дают вам назначение куда-нибудь (например, назначают епископом в какую-то страну)", а затем он будет выведен из Ватикана. Но в таком случае он попадет под "Святую Службу", то есть, на все вопросы он должен будет отвечать "да" или "нет", и ничего не говорить. "Если такое произойдет, то что мне следует сделать? Нужно ли мне бороться за свое место в Ватикане, потому что они будут должны обосновать мое изгнание (они могут устроить "осуждение"), или все же стоит принять рискованный пост, например, епископа [в такой-то стране] и завладеть тем самым значительной силой над миллионами жителей – следует ли принять такое рисковое предложение, или что делать в таком случае?" Но у него было такое ощущение, что его выгонят из Ватикана в этом году. Официально это делает папа или кардиналы? Это всегда делается по предложению кардиналов. Это делает не папа, он только ставит свою подпись. Нет, я хочу сказать... Нет-нет! я не думаю, что папа имеет что-либо против P.L., но возле папы есть маленькая клика, которая манипулирует вещами – и которая сковала папу. Да, это так, он скован. Да, P.L. сказал мне: "Он скован". Какой у него пост в Ватикане? Он работает в Трибунале, который решает во всех случаях расхождений и т.д. Он называется "Рота" ["Rota"], это самый высокий церковный трибунал. А там он кто? Там, я думаю, шесть судей, и он один среди этих шести. Было бы лучше, если бы его там больше не было. Будет лучше?... И примет "назначение" в другое место? Да, не важно, где. Они удовлетворятся этим, те люди? Да. Впрочем, играя с ними в эти игры, он заплатит самым меньшим; они делают ему всевозможные маленькие гадости, чтобы попытаться выгнать. Будет лучше, если он уйдет [из Трибунала]. Что если он воспользуется своим вниманием, или лучше дождаться момента? Нет, пусть он ждет. (Молчание) Да, это первый урок, который надо выучить для настоящей работы: не нужно иметь самолюбия. Нужно, чтобы это само затронуло вас, а вы бы ничего не делали. Да, это ОЧЕНЬ важно. (Молчание) Епископы вольны делать то, что они хотят? То есть, могут ли они путешествовать? Да-да. Они могут? Да, у них есть большая независимость; только, очевидно, они должны докладывать по всем религиозным делам; в этих пределах они очень свободны. В своей частной жизни. Да. Если это так, это будет хорошо. Ему надо только держаться спокойно. Есть что-нибудь еще? Да, у него еще было видение общего порядка. Вдруг появилось ощущение, что папа умер. Была та же самая атмосфера, как в момент смерти Пия XII и Жана XXIII: "Пап умер". Так что все кардиналы собрались на конклав и закрылись, как обычно, чтобы выбрать нового папу. И им все никак не удается избрать нового папу. Время идет, а они не могут избрать нового папу. Затем вдруг на Ватикан падает бомба, и все кардиналы уничтожены, весь Ватикан разрушен этой бомбой. А затем он вдруг увидел эту бомбу, которая превратилась в золотое солнце или золотой шар, и из всех музеев Ватикана (они были разрушены: там, где Michel-Ange и все сокровища) выползла армия крыс! (Мать смеется) ... Армия крыс и прочих бестий, как он сказал. Все сокровища Ватикана исторгли только крыс повсюду... И в то же самое время было ощущение нескольких миллионов верующих, которые были там и спрашивали: "Что делать, что же нам делать?..." Это интересно. (Молчание) Всегда ли папы выбирается среди кардиналов? Всегда, да, на Коллегии кардиналов (долгое молчание) Уже были два папы, которые были предсказаны. А! да?! Два прошлых папы: этот и предшествовавший ему. Посмотрим. 23 августа 1969 Вчера я виделась с Y. Она рассказала мне, что хочет делать: о своем новом методе обучения... Это было довольно забавно!... В одной коробке будут собраны миниатюрные модели всех земных вещей, что только можно сделать подобным образом: люди, животные, предметы, дома и т.д. Все это перемешено в одной коробке, и есть нечто вроде стола, а затем приглашают к этому столу несколько людей! Им дается какое-то фиксированное время (я думаю): нужно, чтобы они сделали что-то на столе со всеми этими объектами – совершенно свободно, что они только пожелают. И, кажется, что по тому, что они сделают, можно будет судить об их характере... Затем она мне рассказала, в качестве иллюстрации, как пригласили одного человека (она не сказала мне, кто это был), но кажется, что это мудрец, мудрец, знакомы с йогой, и он сделал вот что: поставил фигурку одного индейца, который целится в другого, тот, в свою очередь, целится в третьего, а третий – в четвертого: вот так четверо в одной цепочке. А затем последний (четвертый) индеец целится во льва, а лев приготовился броситься на оленя... И так весь стол! И он сказал, что это как образ жизни... И после этого они думают, что могут определить его характер! (Мать рассмеялась, насмешливо)... Я нашла это изумительно забавным! А мудрец устроил хорошую шутку (!), он над ними посмеялся, а они не поняли. Они восприняли это серьезно... Кажется, они спросили, что он изобразил, а он ответил: "Вот, это жизнь..." Мы смотрим на жизнь под одним углом, а он посмотрел под другим: то есть, начиная со льва, который бросается на оленя, затем индеец, который хочет ему помешать и стреляет в него, затем... Это меня очень позабавило! Они убеждены, что так можно узнать характер человека. Но все это очень поверхностно. Кончено! Конечно. И, естественно, все, что они делают, поверхностно. Они даже не знают о существовании чего-то более глубокого. Если им это сказать, они будут отрицать. Нет, но те, кто организуют это, кто предположительно знает о существовании чего-то более глубокого, не думают ли они, что через игру можно прикоснуться к чему-то более глубокому? Я не верю, что они думают. Я полагаю, что считается, что они должны достичь максимума ментального развития. Это воспитание детей, включая самых маленьких. Им дают свободу в одном месте, и они делают, что хотят – совершенно свободно, выбирая то, что им нравится. И тогда о тех, кто все время дерется, они говорят: у них бойцовый характер (Мать смеется). Другие предпочитают уединение, третьи собираются вместе – по всему этому они решают, какой у них характер. Так что они хотят сделать это в Ауровиле. Я ей сказала: "А как сделать так, чтобы они не поранились, чтобы не произошло несчастного случая?" Она ответила, что это нужно проводить в таком месте, где они могли бы спокойно падать и не ушибаться – мне это кажется недостаточным! Но, во всяком случае, такова идея. И они хотят устроить такой детский садик на берегу моря. Я ей сказала (смеясь): "А вдруг они утонут!" Она ответила: "О! поставим в море барьер, чтобы они не могли заходить слишком далеко (она даже выбрало место, возле домика F, они даже хотят приспособить место, которое купила F: разбить этот садик там), я ей сказала: "В море есть акулы". Так что они рассчитывают, что их барьер защитит от акул – нужно, чтобы он был прочным!... Мне кажется, что эти люди живут в своем воображении. И к тому же они так убеждены, что они все знают, что нечего и сказать. Иногда я в шутку на это смотрю – о! брр!... Что изумляет меня больше всего – это то, что все это очень старо. (Мать смеется) У них нет никакого рычага к будущему там внутри. Нет ничего. Ничего. И в довершении всего, там будет жить А, чтобы присматривать за детьми – А!! Это А научился в Швейцарии этому новому способу описывать характер людей, это он рассказал ей [Y] об этом способе, и это ее заинтересовало... чрезвычайно. Я просто сказала Y: надеюсь, что не будет несчастных случаев. Она же мне ответила: о! потом, когда будут деньги, мы сделаем детский сад в "Ауромоделе", и со всеми необходимыми предосторожностями. Я подумала: возможно, лучше подождать... Но чтобы заиметь деньги, нужно, чтобы они сделали что-то (это так: следует начать делать что-то, а затем им дадут денег на эту работу)... Я не сказала ничего (Мать скрещивает пальцы на своем рту), Я назначила ее "ответственной за воспитание в Ауровиле" (Мать долго смеется) Она сказала мне, впрочем, что хотела бы открыть счет в банке под именем "Auroeducation" ["Воспитание в Ауровиле"] – ты знаешь почему? Из-за этих американских юнцов, которые прибыли сюда с визитом (ты в курсе?), их почти дюжина, я видела их... совершенно обычные люди. Они спрашивали меня: что такое ответственность?!... Подобные вещи. Да, ты мне об этом говорила. Так вот, эти молодые люди встречались с Y, и она показала им, что хочет делать – Y сказала мне, что они были В ВОСТОРГЕ, они сказали: "Наконец-то мы нашли то, что искали!" И затем одна из них (это девушки двадцати – двадцати двух лет) сказала ей: "Дайте мне номер вашего банковского счета, чтобы я смогла внести свой вклад". Y никогда и не смела надеяться на подобное, она мне сказала: "Представь, мне пришлют деньги!..." Я ответила: "О! очень хорошо!" Все они кажутся мне детьми. Да. В конце концов, посмотрим! Я не хочу вмешиваться, я хочу посмотреть. Иногда я посылаю несколько слов... Но я не вмешиваюсь. Да, то, на что я смотрю с любопытством, это на ТВОЙ способ воздействовать на Ауровиль. Мой?! Или не воздействовать, я не знаю. Это тебя удивляет? Нет-нет! но я пытаюсь понять! А-а-а! ты не понимаешь? Возможно, ты хочешь довести до конца их глупости... Или, может быть, их глупость находится на уровне сегодняшней необходимости? Но, мой мальчик, их глупость – это максимум интеллекта в мире!... Ты не знаешь, как это в мире, ты забыл? Время от времени я вижу. (Мать смеется) Время от времени я получаю новости через Z, он рассказывает мне о внешних условиях – это у-жас-но!... Как, например, "Юнеско" – "Юнеско" - это ведущая организация, не так ли, и у них еще есть "терпение"! Ты не забыл это? Вовсе нет! (Мать смеется) Вовсе нет... Иногда я как раз получаю противодействие. Я вижу, что не понимают... Много раз я пытался говорить об определенных вещах, как я их чувствую и как я их вижу, и я видел, что я бы наделал большой скандал... (Мать долго смеется) Как если бы это было посягательством на их жизнь! Да, о!... И если спрашивают Y, она отвечает: "Бюллетень" ["Bulletin"] – это старо, "Учение Шри Ауробиндо" ["L'enseignement de Sri Aurobindo"] – это в прошлом. А они впереди. И они так убеждены!... И она выбрала М как божество нового творения, так что ты понимаешь... (Молчание) То, что я делаю сейчас, это... (Мать скрещивает свои пальцы на рту)... потому что это Сила, это Сознание там (жест давления), и оно работает, и я вижу его работу, и оно служит совершенно чудесным образом тому, чтобы... чтобы поставить людей (жест к носу) перед самими собой. Есть место ("Promesse" и "Auro-orchard", все те уголки, занятые под растениеводство), там встречаются французы, швейцарцы, итальянцы (даже итальянцы!), и они все обсуждают... все время. По любому поводу они мне жалуются: просят моей поддержки. Так что это чрезмерно инструктивно. Я вот так (Мать перекрещивает пальцы на рту), и иногда я позволяю, чтобы упала одна капля. Например, Х регулярно, раз или два в неделю посылали мне жалобы на тех людей, которые живут там (то на одних, то на других, на всех по очереди). В первый раз я ничего не ответила, но спустя некоторое время (смеясь) я просто сказала (я не помню точных слов, но таков смысл), что истинное сознание для пребывания в Ауровиле – это сначала смотреть на свои недостатки, прежде чем жаловаться на недостатки других, и исправлять их прежде чем требовать, чтобы исправились другие (я выразилась более буквально), и отправила это. С этого момента молчание, полное молчание: меня больше нет – я не собираюсь поддерживать все их мелочные ссоры, так что меня нет. Но это, это один способ месить тесто... Нужно, чтобы они изменились или ушли – ничего не сказав им, нет нужды что-либо им говорить, есть только давление Сознания. Либо они должны измениться, либо они должны будут уйти. Это не какой-то частный метод этой личности (Мать указывает на саму себя): это метод этого Сознания. Я очень хорошо вижу тот способ, каким оно работает: оно давит так, чтобы все, что сопротивляется в природе человека, вышло бы на поверхность и проявилось, и тогда нелепость или вредность этих вещей станет очевидной, и нужно, чтобы это вышло или... Я заметила это. Это его манера работать. И тогда, как раз под этим давлением, заметно, что люди всегда в десять раз глупее, чем они думают – они не знают ничего (но это обычно, они вообще не очень сознают собственную глупость), но даже когда они думают, что сознают, кем они были, они не поймут, пока не ткнешь их носом в то, чем они были! (Молчание) И Y я ничего не сказала, кроме одного: я надеюсь, что никто из детей не утонет. Это все. Ничего другого. Тогда она сделала вид... Я думаю, что она даже и не подумала о такой возможности. (долгое молчание) Ты знаешь, что проходили [президентские] выборы, и было три кандидата. Среди этой тройки был один, который казался мне наиболее способным к тому, чтобы Индия заняла свое истинное место среди всех стран – мне сразу же ответили, что это фантасмагорично, это совершенно невозможно. Я не настаивала, Мне сказали: "Вот три кандидата" (я говорила тебе об этом в прошлые разы), так что у меня было лишь одно решение, одно средство, это сконцентрироваться – сконцентрироваться со стремлением – и попросить, чтобы произошло самое лучшее для страны. Это послание я отправила в Дели; я им сказала: "Я получила уверенность, что произойдет самое лучшее для страны" (в настоящих условиях). Стало быть, был человек, представлявший определенную ценность – у него никакого шанса; другой очень стар, а третий – человек честный и способный, с достоинствами, но он немного отсталый, то есть, цепляется за прошлое, и он ужасался решениями, которые принимала Индира. Так что, официально, он против ее способа правления... Этот человек прислал мне свои фотографии и попросил моего благословения; я положила "благословение" на одну из фотографий, я дала ее L и сказала ему (ты знаешь, что он отбыл в Дели): "Когда вы прибудете туда, то если будет возможность, поговорите с этим человеком, дайте ему эту фотографию и скажите: вот, Мать посылает Вам свои благословения, но она Вас предупреждает, что она стоит за тем, что делает Индира..." Я не знаю, что произошло, но в день выборов было так: НИКАКОЙ действенной мысли, просто: "Лучшее для страны, лучшее для страны" – и избрали самого старого! И он еще прислал телеграмму, чтобы поблагодарить меня! Так что ты понимаешь, такое вот положение. Вот так... В действительности, чисто внешне, я никогда не могла бы сказать: "Выберете этого"; я просто сказала: "Лучшее для страны". Я не знаю почему или как, потому что... потому что наше человеческое сознание СЛИШКОМ МАЛЕНЬКОЕ, мой мальчик! Даже когда отождествляешься с общим Сознанием, есть впечатление, что человек столь мал, столь микроскопичен в сравнении с этим истинным Сознанием, которое содержит все. Мы не можем охватить все! Даже, даже когда мы отождествляемся с этим Сознанием, мы становимся вот так (жест, означающий пустоту в высоте спереди), совершенно молчаливыми и неподвижными, с единственной светлой ГРАНДИОЗНОЙ вибрацией, не так ли, бесконечной Вибрацией, и бесконечной мощью также, но... (тот же жест спереди) никакого перевода ни коим образом, нет ничего, что походило бы на мысль. И тогда, если мы захотим вмешаться в Это и в его обстоятельства, мы ОБЯЗАТЕЛЬНО ошибемся, не может быть по-другому! Так что остается быть только вот так (жест недвижимости, обращенности к высотам). И из-за этого я вот так, молчалива. Ты мне говорил: "Я не понимаю твоего способа действия в Ауровиле..." – там то же самое. Это из-за того, что наши мысли ограничены, противоположны – даже, даже самое широкое сознание, ты понимаешь, это только ЗЕМНОЕ сознание, земное сознание и... оно совершенно маленькое. Оно совсем маленькое. И оно особенно мало с точки зрения последствий, с точки зрения последовательности обстоятельств (Мать прочерчивает траекторию), к чему это приведет – мы не видим. Так что нужно быть вот так (жест обращенности к высотам), и просто позволить действовать этому Сознанию... И вот вам результат: прошел третий, это меня очень позабавило! Очень позабавило, я сказала: вот тебе раз! В моем видении (я не могу утверждать, что это было супраментальное видение, но, во всяком случае, оно было гораздо выше ментального видения) человек, которого я выбрала [Deshmukh], и весь мир прыснул со смеха, чтобы показать мне, что это невозможно – это то, что сразу же могло сделать Индию великой. Сразу же Индия заняла бы свое истинное место в мире. Весь мир нашел это невероятно смешным. Так что мне давали выбрать среди трех кандидатов, и совершенно очевидно, что был избран наименее способный... как то, кто больше всего может помочь развитию и расцвету Индии. Вот так. После этого остается только молчать. И ты знаешь, эта телеграмма... (Мать ищет возле себя и протягивает телеграмму ученику) "Deep gratitude for blessing. I am always at thy services" V.V.Giri Он был избран в тот момент, когда послал телеграмму, часы совпадают... ты не находишь это интересным? Да, очень. (Молчание) Это после изрядного числа констатаций такого рода я начала делать так: просто устанавливать, почти через силу (Мать рубит двумя руками) контакт Всевышнего Сознания с землей. Это все. (Молчание) F мне сказала, что там, на берегу моря, есть клочок земли, где ты хотел бы иметь домик? О! ты знаешь, это не надо понимать буквально! Но нет! Как только она мне это сказала, я ответила: "Очень хорошо, устроим." Следует попытаться. К счастью, это не очень близко к их Киндергардену! [детскому садику]. Есть небольшой клочок дюны на холме, там, он очень маленький. А! Так что, случайно, мы сидели там и я сказал: смотри! неплохо бы иметь здесь домик... Но эта местность еще не наша. Но, милая Мать, у меня нет никакой идеи или желания... Да, о! я хорошо это знаю, это просто так, как ты говоришь: чувствуешь проходящий поток и говоришь: о! было бы неплохо... – Почему бы нет! (Мать смеется) Всегда нужно что-то делать – пока мы здесь, нужно что-то делать – лучше делать то, что приводит нас в контакт с более гармоничным потоком! Но я должна сказать, что с точки зрения действия (даже не только материального действия, потому что о материальном действии я уж не говорю), но действия невидимого, я ОЧЕНЬ МНОГОМУ училась у этого Сознания, очень многому. Оно имеет... в нашем распоряжении очень детские средства, и оно имеет... оно имеет чувство юмора, ты знаешь! восхитительно, оно тычет людей носами в их глупость, что действительно... действительно прелестно. И я вижу это все время, все время, во всех малейших вещах, во всех больших вещах, в политике страны или даже в организации дома – все равно. И с восхитительной иронией – и такая доброжелательность: нет никакого ощущения укоризны, порицания... Вредная идея, ошибка, все это – прр! все ушло. Это только давление Сознания на несознательное – так что у людей это определяет то сопротивление, которое исходит из их восприимчивости. Это так. У определенных людей (и не всегда у тех, что кажутся плохими) есть сопротивление!... Это так... как железо. А другие... Все идет гораздо быстрее. В этот момент все идет быстро. Мы увидим, увидим!... (Мать смеется)